Образ музыки в литературных произведениях (73239)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение

  1. Образ музыки в прозе

  • А.Гофман "Кавалер Глюк"

  • А.С.Пушкин "Моцарт и Сальери"

  • Л.Н.Толстой "После бала", "Крейцерова соната"

  1. Образ музыки в лирике

  • "Сияла ночь. Луной был полон сад…" А.А.Фет

  • "Импровизация" Б.Л.Пастернак

Заключение

Список литературы

Приложение



Введение


Музыка дорога нам потому, что является наиболее глубоким выражением души, гармоническим отзвуком ее радостей и скорбей.

Ромен Роллан


Что такое музыка? Это искусство, искусство организованных, упорядоченных звуков, вызываемых инструментами или человеческим голосом. Они имеют определенную высоту, ритм, лад, гармонию, тембр. Эти звукосочетания передают состояние души человека. Ни одно искусство не обладает столь мощным зарядом эмоций, как музыка. Музыка, не говоря ни слова, одним сочетанием звуков способна вызвать у слушателей любые переживания. "Музыка овладевает нашими чувствами прежде, чем постигает ее разум", - утверждал Ромен Роллан.

Все по-разному относятся к музыке, но все видят ее важную роль в жизни и судьбе человека и человечества. Так, например, К.Бальмонт писал об этом так: "Вся жизнь мира окружена музыкой. Когда земля при своем создании была уже готова к жизни, жизни все – таки еще не было. Тогда вдруг ветер промчался над полем и над лесом. И в волнах возник плеск, а в лесных вершинах гул, Через это в мире возникла музыка, и мир стал живой". И это правда. Нет на свете ничего живее музыки.

Однако музыка, этот непосредственный язык души, хоть и может выразить многое, но ее возможности ограничены, как не беспредельны горизонты любого вида искусства, взятого по отдельности. При всей своей эмоциональности музыка лишена конкретности, досказанности, и чтобы "увидеть" что-то в ее звучаниях, надо прибегнуть к помощи фантазии. И поэтому музыка, чтобы обрести большую наглядность и действенность, часто вступает в союз с другими искусствами.

"…Одна возможность остается у нас всегда – возможность уловить связи между явлениями; сетка этих связей может оказаться редкой или густой – в зависимости от нашего внутреннего состояния, от нашего желания по собственному произволу распластать, упростить мир. То же и в творчестве: здесь не достает самого представления об объекте, оно ускользает от нас. Однако и здесь можно удовольствоваться тем же – сопоставлять разные грани, отыскивать новые, насколько хватит нашего усердия, вызывать к жизни порой прекрасные в своей многосмысленности образы, украшающие вершины, где эти грани сходятся."

Так рассуждает о роли музыки в литературе теоретик символизма Стефан Малларме ("Музыка в литературе"). Он видит в музыке новую, совершенно неожиданную грань, благодаря которой литературное произведение начинает звучать по-новому, давая более яркое, выпуклое изображение жизни.

Язык слов и язык музыки…. На первый взгляд они очень далеки друг от друга. Но, как и всякий язык, они помогают нам общаться между собой. Слова прежде всего воздействуют на ум, а потом уже на чувства. Но не все можно передать словами. Бывают в жизни такие моменты, когда обычный человеческий язык не в силах раскрыть чувства, которые владеют нами. И тогда мы обращаемся к музыке. Однако язык музыки не обладает конкретностью, а слово проигрывает в соревновании со своим другом – соперником в передаче эмоций. Именно поэтому между словом и музыкой издавна существует стремление слиться в едином произведении. Музыка окрыляет слово, делает его более взволнованным, а слово придает музыке большую определенность.

Целью нашей работы и стало исследование роли образа музыки в литературном произведении. Зачем и когда авторы вводят в свои произведения упоминание о музыкальных произведениях, зачем в рассказах, повестях и романах "звучит" музыка, почему лирические произведения некоторых поэтов напоминают нам музыкальные произведения? Ответы на эти вопросы мы и попробуем найти. Хочется надеяться, что это расширит наш кругозор и нам удастся по-новому взглянуть на мир, полный красоты, гармонии и поэзии.



1. Образ музыки в прозе


Гофман "Кавалер Глюк"

Разве можно даже перечислить те пути, какими приходишь к сочинению музыки?
Это широкая проезжая дорога, и все, кому не лень,
суетятся на ней и торжественно вопят: "Мы посвященные! Мы у цели!"
А между тем в царство грез проникают через врата из слоновой кости;
мало кому дано узреть эти врата, еще меньше – вступить в них!


Гофман был очень талантливым человеком, обладавшим разносторонними дарованиями. Он был автором первой романтической оперы "Ундина" и множества музыкальных произведений; руководителем оркестров; художником, расписывавшим церкви и рисовавшим едкие карикатуры. Но зарабатывал он себе на жизнь, служа в судебном ведомстве чиновником. Гофман, в гражданском своем существовании был, в зависимости от поворота судьбы, попеременно судейским чиновником и капельмейстером, истинное свое призвание видел в музыке, славу приобрел себе писательством.

Музыка пронизывает всю его прозу, не только как тема, но как стиль. На самом деле душа Гофмана, душа его искусства шире и музыки и литературы: она – театр. В театре этом есть, как положено, и музыка, и драма, и комедия, и трагедия. Он до самозабвения, до безумия любил свою Музыку, любил Поэзию, любил Фантазию, любил Игру - и он то и дело изменял им с Жизнью, с ее многоликостью, с ее и горькой и радостной прозой.

Художественный язык гофмановского времени – романтизм. В богатейшей его грамматике главное правило и исходный закон – несклоняемость духа, независимость его от хода вещей. Из этого закона выводится и требование абсолютной свободы земного носителя этого духа – человека творческого, вдохновенного, для обозначения которого в романтическом языке охотно используется латинское заимствование – "гений". А в гофмановском языке – еще и греческое "энтузиаст" - "боговдохновенный". Воплощение такой "боговдохновенности" у Гофмана – прежде всего музыканты. Это, как правило, персонажи, отмеченные несомненной симпатией автора; они составляют круг преимущественно "положительных героев".

Гофман писал, что все человечество делится на "музыкантов" и "просто хороших людей". Он преклонялся перед искусством и высмеивал обывателей. "Просто хорошие люди", если к ним приглядеться, могут оказаться страшными. Ярко это проявляется во всех произведениях Гофмана. Мы рассмотрим его первое произведение – новеллу "Кавалер Глюк".

В этой новелле показано потребительское отношение обывателей к искусству. Музыка одного из прекраснейших немецких композиторов становится средством развлечения людей, не способных понять ни ее глубины, ни заключенной в ней боли. Их мир это мир, где "дымится морковный кофе, щеголи закуривают сигары, где беседуют о войне и мире, о том, какие в последний раз были на мадам Бетман башмачки…" и где пытаются извлекать музыку "из расстроенной арфы, двух ненастроенных скрипок, чахоточной флейты и астматического фагота", терзая… слушателей.

Умерший композитор является вновь на землю, чтобы защитить свое детище, приоткрыть людям красоту подлинного творчества. Обыватели равнодушны ко всему, что не связано с их эгоистическими интересами, а истинное искусство не должно унижаться до мелочей борьбы с пошлостью, поэтому всю тяжесть трагического разлада между мечтой и реальностью принимает на себя музыкант.

Он видит свою трагедию в том, что "открыл священное непосвященным" и за это "был обречен скитаться среди непосвященных, как дух, отторгнутый от тела…" Но "музыкант" в произведениях Гофмана не столько композитор, художник, поэт, сколько просто одаренный талантом человек, способный проникнуть в мир фантазии и воображения, как, например, герой сказки Гофмана "Золотой горшок".

Музыка (творчество вообще) становится " пропуском" в мир грез, а принадлежность к этому миру - высшая оценка героя в представлении Гофмана.


А.С. Пушкин "Моцарт и Сальери"


Когда бы все так чувствовали силу гармонии! Но нет…


Эта " маленькая трагедия" Пушкина представляет собой размышление автора о сущности творчества, о гениальности, о назначении искусства. Пушкин меняет первоначальный вариант названия "Зависть" на "Моцарт и Сальери", т.к. его интересует не нравственность завистника, а философия художника – творца. Музыка здесь – предмет спора героев, каждый из которых имеет свое представление об искусстве и его роли (смотри Приложение 1).

"У Сальери своя логика; на его стороне своего рода справедливость, парадоксальная в отношении к истине, но для него самого оправдываемая жгучими страданиями его страсти к искусству, не вознагражденной славою. Его страсть – род помешательства при здравом состоянии рассудка. Сальери так умен, так любит музыку и так понимает ее, что сейчас понял, что Моцарт – гений и что он, Сальери, ничто перед ним. Приобретенная им слава была счастием его жизни; он ничего больше не требовал у судьбы, - и вдруг видит он "безумца, гуляку праздного", на челе которого горит помазание свыше.

Моцарт по своему простодушию не подозревает собственного величия или не видит в нем ничего особенного. Для Моцарта слово "гений" нипочем; скажи ему, что он – гений, он преважно согласится с этим, начинайте доказывать, что он вовсе не гений, он согласится и с этим, и в обоих случаях равно искренно. В лице Моцарта Пушкин представил тип непосредственной гениальности, которая проявляет себя без усилия, без расчета на успех, нисколько не подозревая своего величия".


Случайные файлы

Файл
14324-1.rtf
72385.doc
11276.rtf
23442.rtf
30850-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.