Образ Клима Самгина в романе М. Горького (73230)

Посмотреть архив целиком

Могилевский Государственный Университет им. А. А.Кулешова

Кафедра русской и зарубежной литературы







Сообщение

Образ Клима Самгина

в романе М. Горького







Выполнила: студентка 4 курса группы «В» р/о, ФСФ

Кисель Елена Владимировна











Могилев 2007


Образ Клима Ивановича Самгина имеет огромное, еще не в полной степени оцененное, национальное и мировое значение. Это наиболее сложный, емкий и психологически тонкий образ во всем творчестве Горького. В романе нет ни одной сюжетной линии, которая не была бы непосредственно связана с Самгиным. Какая бы ситуация ни изображалась в романе, автора интересует поведение Самгина в данной ситуации, его точка зрения, его переживания. Клим Самгин является представителем русской буржуазной интеллигенции конца XIX — начала XX века. Все оттенки ее психологии, все ее колебания, блуждания и тайные вожделения запечатлены в его образе.

Самгин не красив и не уродлив. В его внешности нет ничего яркого. Внешность Самгина отмечена ординарностью. “А лицо у вас обыкновенное”, — сказала ему Тося. Мелкие, невыразительные черты лица. Клим Самгин вечно находится на грани между порядочностью и аморализмом. Он всегда колеблется и никогда не может двинуться в ту или иную сторону.

Жизнь Клима Ивановича Самгина раскрыта Горьким как жизнь человека, постоянно находящегося в процессе довольно напряженных, мучительных исканий, но не способного что-либо найти, до конца самоопределиться. Над чем бы Самгин ни думал, сознание его всегда было на перепутье, на перекрестке людей и течений.

Он всегда опасался четкой постановки вопросов, твердых решений, стараясь “ставить свое мнение между да и нет”. Эту неустойчивость прививала Самгину вся обстановка, в которой он воспитывался.

Начиная с детских лет и до конца своей бесславной жизни Клим Иванович Самгин верен самому себе. Клим-подросток уже таит в зародыше все то, что потом будет разъедать, подтачивать изнутри его душу, ум, сердце, волю,— иными словами, разрушать человеческую личность.

Сначала постаралась «кривая семья», взрослые, нелепо восторженный отец («Ваня с праздником»,как его метко прозвал Варавка), холодно-равнодушная мать: ради тщеславия и развлечения праздных умов буквально выдумали якобы «оригинального», интересного мальчика-вундеркинда, отняли у него непосредственность и безмятежность детства. А потом и сам Клим начал выдумывать себя. Маленький Самгин казался унылым старичком в кругу своих сверстников, он не умел играть, искренне и простодушно веселиться, стесняя фантазию детей, смущая их. Через всю жизнь пронес он далеко упрятанную зависть к ярким людям, способным любить, глубоко чувствовать, испытывать радость бытия.

Не прошли даром и «уроки», преподанные Варавкой. Клим хорошо усвоил мораль талантливого «делателя денег»: блага мира принадлежат избранным, остальные — рабочая сила. На «хорошую» почву упали семена, посеянные «рыжим мудрецом» Томилиным, искателем «удобопонятных и утешительных истин», утверждавшим «неизбежность зла и вражды на земле». Это от него Клим заимствовал скептическое отношение к прекрасному, «разнузданность мысли», отрицание красоты, непреходящих духовных ценностей, циническое неуважительное отношение к женщине. Индивидуалистическая философия Томилина, разъединяющаялюдей, стала символом веры Клима Самгина. Все эти наставники и духовные учителя сформировали характер скептика и индивидуалиста, избегающего активного участия в событиях, так бурно развивающихся на его глазах.

Все силы ума и души, весь темперамент ушли на бесплодное воспитание качеств «героя и вождя» (героя — вне пространства и времени, вождя — без идеи, без народа) — величайшая из химер Самгиных, приведшая их на грань пропасти, превратившая их в выродившихся «лишних людей» XX века, «наследственных никудышников».

Клим Самгин — один из самых уродливых и зловещих художественных образов. Внешне такой респектабельный, благообразный, подтянутый, такой, казалось бы, прогрессивный (по-своему «гуманен», он даже «помогает» революционерам) — Самгин страшен прежде всего своей обдуманной радикальностью взглядов, видимостью на редкость сдержанного человека, способного что-то открыт, дать людям

Горький постепенно, одну за другой, снимает с Клима все его защитные оболочки. Писатель разоблачает его без всякого нажима, это естественный закономерный процесс.

Жизненный путь Самгина — унылая вереница нравственных, психологических, человеческих и прямых политических поражений. Горький разрушает все фетиши, всех богов, которым молится его герой.

Самгин привык гордиться своей яркой, с его точки зрения, индивидуальностью, неповторимостью. В основе его взаимоотношений с людьми лежит неутолимое честолюбивое стремление быть ни на кого не похожим, но вместе с тем и желание выловить в другом все недюжинное, интересное, что могло при случае пригодиться.

А на самом деле? «Он жил среди людей, как между зеркал, каждый человек отражал в себе его, Самгина, и в то же время хорошо показывал ему свои недостатки». Прием «зеркальности» — блестящий результат оригинальной творческой трансформации Горьким таких средств раскрытия действительности, как, например, часто встречающаяся в мировой литературе «система двойников». «Зеркальная» система образов позволяет углубленно показать не только сокровенную сущность, но и, употребляя известное щедринское выражение, скрытые «готовности» Самгина. Отраженные самгинские черты и качества выступают обычно в других персонажах либо в заостренном, либо в сниженном виде и, достигая своего конечного развития, приобретают компрометирующий героя характер. Люди кичатся своей «неповторимостью», а на поверку сказывается, что первый же из них — Самгин — повторяется глиной из своих черт в безликой провокаторше Никоновой или в рассудительном шпионе Митрофанове, другой — в цинически-беспринципном и таком же всеядном Дронове и сам огорченно догадывается о внутреннем сродстве с ними. Приём «зеркального отражения» с ещё большей наглядностью обнажает пустоту души героя и психологическое мастерство автора. Этой же задаче психологического анализа служат и внутренние монологи Самгина, и его портретные зарисовки, и сложные ассоциативные сближения, например, с живописным миром картин Иеронима Босха, которые Клим рассматривает в берлинском музее, созерцая уродливые чудовища-гротески.

Претендуя на роль героя, «вождя», Самгкн не способен думать о России, народе, о благе людей. Он все видит, все замечает по-своему», то есть так, что мелочи, несущественное приобретает в его глазах уродливо большие размеры, а истинно великое кажется мелким, случайным, ординарным или, пользуясь любимым самгинским словцом, «бездарным». Горький не раз показывает абсолютную несостоятельность представлений Самгина о путях исторического развития. Самгин восхищается тишиной, в которую якобы погружена патриархальная русская деревня, и — въезжает в «бунтующееся» село; докторальным тоном он заявляет Дронову, что революция в России невозможна, и через несколько дней наблюдает начало русской революции, — сколько таких разоблачительных контрастов в романе-эпопее!Среди людей, занятых судьбами страны, народа, будущего, Самгин держится как человек, стремящийся все понять, все изучить ради отыскания конечной истины. На иронический вопрос Кутузова — по-прежнему ли он путается с представителями всевозможного «простофильства», Клим с обидой отвечает: «Не путаюсь, а — изучаю...»

В действительности же, пытаясь выработать свою «систему фраз», которая заменила бы ему всё — гражданские и нравственные идеалы, убеждения и принципы, Клим барахтается в плену чужих фраз, чувств, мыслей и с тревогой ощущает это: «Я все время чувствую себя в чужом платье: то, слишком широкое, оно сползает с моих плеч, то, узкое, стесняет мой рост...» «Самоценная» личность корчится на прокрустовом ложе выдуманного, свободного от всяческих норм «жизненного кодекса».

Паразитическая мысль Самгина не способна ничего создать, бессильна перед значительными явлениями жизни, лишена оригинальности. Постоянная привычка снимать сливки с чужих исканий и открытий сделала его «вместилищем всех ходовых идей», наполняющих сознание разноречивым гулом, «как пустую комнату». Это последнее сравнение Горького символично, ибо сам герой и есть — все пропускающая через себя «цветущая пустота».

Писатель до конца прослеживает процесс обесцвечивания, выветривания души человека старого мира, человека с отсыхающими корнями. Индивидуализм, отстаиваемый Самгиным в качестве основы для всестороннего развития личности, выжигает из его души все мало-мальски светлые задатки, иссушает и опустошает ее (одно время писатель намеревался дать своему произведению название «История пустой души»).

«Горе одинокому!» — сказано было еще в древности. Горький и казнит Самгина самым страшным в жизни — полным духовными физическим одиночеством. «Человек только тогда свободен, когда он совершенно одинок!»— провозглашает Клим Самгин. Свободен? От чего? От всего, что составляет красоту личности, ее достоинство, гордость, неповторимость. В поисках положения, независимого от общества, поборник воинствующего индивидуализма утрачивает одно человеческое качество за другим, у него не оказывается ни друзей, ни человеческих, привязанностей. Он чувствует себя «взвешенным в пустоте», задыхающимся от одиночества. В минуту просветления его «мысль кричит» исступленно: «Один во всем мире. Затискан в какое-то идиотское логовище...»


Случайные файлы

Файл
182333.rtf
157535.rtf
1262.rtf
81061.rtf
159447.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.