Жизнь и творчество М.А. Шолохова (73070)

Посмотреть архив целиком

Жизнь и творчество М.А. Шолохова


Имя Михаила Александровича Шолохова известно всему человечеству. Его выдающийся роли в мировой литературе XX века не возможно отрицать.

Произведения М. Шолохова уподобляются гигантским эпохальным фрескам, а роман "Тихий Дон" по силе художественного обобщения становится в один ряд с "Войной и миром" Льва Толстого.

Силой своего таланта Шолохов в эпопее "Тихий Дон" придал историческим событиям, изображённым с предельной конкретностью, такое широкое обобщающее значение, что она волнует и будет волновать до тех пор, пока будет необходимость на планете вести освободительную борьбу.

"Тихий Дон" - крупнейший в ХХ веке эпический роман. В нём художник открыл не только собственное сердце, но и сердца, умы, души, опыт всех людей, о которых он пишет. "Тихий Дон" выхвачен из океана народной жизни во всей естественности и независимости её собственного существования, так же независимо от любого отдельного человека, как жизнь степи, гор, колыхание лесов, движение облаков, звучание народных казацких песен.

Песни народа и печальные, и озорные, и величественные, и поэтичные "звучат" на протяжении всего романа, придавая особую яркость тем или иным событиям, раскрывая души героев романа.

Уже в начале романа Шолохов эпиграфом выбрал старинные казачьи песни:


Не сохами-то славная землюшка наша распахана…

Распахана наша землюшка лошадиными копытами,

А засеяна славная землюшка казацкими головами,

Украшен-то наш тихий Дон молодыми вдовами,

Цветен наш батюшка тихий Дон сиротами,

Наполнена волна в тихом Дону отцовскими,

материнскими слезами.


Эта песня раскрывает суть романа - полную трагизма. И как в старинной песне, бьются казаки за родную землю, щедро поливают собственной и чужой кровью, не тем вспахивают казаки степь, не тем её засевают; страшные урожаи соберут потом матери да вдовы.

Не щадит свирепый ХХ век донских земель: вырвался в каждую станицу, каждый курень, вот уже, возвращаясь домой, не находят казаки свой дом прежним, много полегло людей: семь человек родных недосчитался Григорий Мелехов к моменту своего последнего возвращения в Татарский, навсегда пересёкся род Листницких, дотла сожжены курени и "белого" Коршунова и "красного Кошевого. Лишь внешне спокоен "тихий" Дон, никогда не знавший покоя.

Но как ввек не иссякнуть щедрому потоку тихого Дона, так не пресечься и донскому казачеству: многие сложили в бескрайних придонских степях головы, многие покалечены и телесно, и духовно войной, но не убита в казаках воля к жизни и слагают они песни про Дон.


Ой ты, наш батюшка тихий Дон!

Ой, что же ты, тихий Дон, мутнехонек течёшь?

Ах, как мне, тиху Дону, не мутну течи!

Со дна меня, тиха Дона, студёны ключи бьют,

Посередь меня, тиха Дона, бела рыбица мутит.


Михаил Шолохов начал работать над эпопеей "Тихий Дон" в 1925 году и отдал этому роману без малого 15 лет.

Роман состоит из четырёх книг.

В первых двух частях первой книги "Тихого Дона" Михаил Шолохов даёт широкую картину жизни донского казачества накануне первой мировой войны.

С первых глав романа, когда мы погружаемся в трудовую жизнь Мелеховых, охватывает нас чувство наслаждения и счастья: рыбная ловля, сенокос, семейные сборы Петра в военный лагерь на службу.


А какие проводы без песен?

Степан

А

на! Давай служивскую заиграем?


Степан откидывает голову, - прокашлявшись, заводит низким звучным голосом:


Эх ты, зоренька - зарница

Рано на небо взошла…

Молодая, вот она, бабёнка

Поздно поводу пошла…


Миром и радостью полны первые утренние часы: Дарья доит коров, старик Пантелей Прокофьевич отправился с юным Гришкой на баркасе через Дон. В начале романа - свои ритмы. Ритмы безмятежности и покоя. И песни мирные, безмятежные.


Дарья тихим голосом поёт колыбельную.

Колода-дуда,

иде ж ты была?

Коней стерегла.

Чего выстерегла?

Коня с седлом,

с золотым махром…


Течёт под крышей мелеховского дома неисчерпаемая жизнь, полная сил, труда, радости, горечи, любви, страстей; в свой час - рождений и гибели.

Автор часто приводит слова народных песен, придавая особую окраску событию. Вот свадьба Григория Мелехова. "В кухне Дарья, подпившая и румяная, завела песню. Подхватили. Перекинули в горницу.


Вот и речка, вот и мост,

Через речку перевоз…


Плелись голоса, и, обгоняя других, сотрясая стёкла окон, грохотал Христоня:


А кто ба нам поднёс,

Мы бы вы-пи-и-ли.

А в спальне сплошной бабий визг:

Потерял, растерял

Я свой голосочек.


И в помощь - чей-то старческий, дребезжащий, как обруч на бочке, мужской голосок:


Потерял, ух, растерял, ух,

Я свой голосочек.

Ой, по чужим садам летучи,

Горькую ягоду-калину клюючи.

Гуляем, люди добрые!

Баранинки спробуй.

Горька-а-а! …"


Шолохов, используя народные песни и прибаутки подчёркивает удаль, разухабистость и неподдельный юмор казаков.

Эпопея "Тихий Дон" пронизана последовательным историзмом. И это поражает тем сильнее, что писатель не скрывает своей кровной связи с Доном, своей любви к людям, природе Дона, народным казачьим песням, смело нарушая величавое течение эпоса мощными всплесками лирики. Лирические обращения автора к донской степи, к матери-казачке, задушевнейшие пейзажи, народные казачьи песни вошли в классический репертуар.

Вихри времени пронеслись над домом семьи Мелеховых, сорвали крышу, разметали людей, навсегда, невосстановимо разрушили прежний порядок.

Разорвав силы прежнего патриархального сцепления, лишив каждого из Мелеховых семейной защиты, спасительного отеческого крова, история поставила всех их словно бы на "обдув" - под своими бешеными ветрами, исхлестала и испытала каждого, не чувствуя никакой жалости ни к кому и ни к чему.

И совсем другие песни, песни полные скорби и печали звучат вдали от родного дома, родных и близких сердцу людей.


"А вечером в опаловой июньской темени в поле у огня:

Поехал казак на чужбину далёку

На добром своём коне вороном,

Свою он краину навеки покинул…


Убивается серебряный тенорок, и басы стелют бархатную густую печаль:


Ему не вернуться в отеческий дом.

Тенор берёт ступенчатую высоту, хватает за самое оголённое:

Напрасно казачка его молодая

Всё утро и вечер на север смотрит.

Всё ждёт она поджидает - с далёкого края

Когда ж её милый казак - душа прилетит.


И многие голоса хлопочут над песней. Оттого и густа она и хмельна, как полесская брага.


А там, за горами, где вьются метели,

Зимою морозы лютые трещат,

Где сдвинулись грозно и сосны и ели,

Казачьи кости под снегом лежат.


Рассказывают голоса нехитрую повесть казачьей жизни, и тенор - подголосок трепещет жаворонком над апрельской талой землёй:


Казак, умирая, просил и молил

Насыпать курган ему большой в головах.

Вместе с ним тоскуют басы:

Пущай на том на кургане калина родная

Растёт и кращется в ярких цветах.

У другого огня - реже народу и песня иная

Ах, с моря буйного да с Азовского

Корабли на Дон плывут.

Возвертается домой,

Атаман молодой.


И эти народные песни показывают как тоскливо и больно быть вдали от родных мест.

В третьей части первой книги в основном показаны боевые действия на фронтах первой империалистической войны 1914 года. Используя народные песни, автор придаёт особый колорит тем или иным событиям. Вот увозят составы казаков с полками и батареями к русско-австрийской границе."


В вагонах разговоры, но чаще звучат песни.

Всколыхнулся, взволновался

Православный тихий Дон.

И послушно отозвался

На призыв монарха он.

Война! …


Меняется жизнь казаков, меняются песни, они становятся печальными, наполненными тоской по родине, родным и близким. Автор подчёркивает это словами из песен.

"Коренным образом изменились казаки по сравнению с прошлыми годами. Даже песни - и те были новые, рождённые войной, окрашенные чёрной безотрадностью. Вечерами, проходя мимо просторного заводского сарая, где селилась сотня, Листницкий чаще всего слышал одну песню, тоскливую, несказанно грустную…


Ой, да разродимая моя сторонка,

Не увижу больше я тебя.

Не увижу, голос не услышу

На утренней зорьке в саду соловья.

А ты, разродимая моя мамаша,

Не печалься дюже обо мне.

Ведь не все же, моя дорогая,

Умирают на войне.


И глаза "увлажняются слезой, остро и сладко режет веки".


Еду, еду по чистому полю,

Сердце чувствует во мне,

Ой, да сердце чует, оно предвещает -

Не вернуться молодцу домой.


Во второй книге романа "Тихий Дон" М. Шолохов описывает исторические события периода февральской буржуазно-демократической революции, монархический заговор генерала Корнилова, первые дни Великой Октябрьской социалистической революции. Автор даёт картины борьбы с контрреволюционными выступлениями на Дону в конце 1917 и начале 1918 года.

В этих исторических событиях меняются судьбы героев романа, меняются песни, но, используя старинные казачьи песни, автор показывает свою любовь к землякам, гордость за них.


Но и горд наш Дон, тихий Дон,

наш батюшка -

Басурманину он не кланялся, У Москвы, как жить,

не спрашивался.

А с Туретчиной - ох, да по потылице шашкой острою

век здоровался…

А из года в год степь донская, наша матушка,


Случайные файлы

Файл
23405-1.rtf
118741.rtf
89980.rtf
157585.rtf
57830.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.