Биографические мотивы в лирике М.Ю. Лермонтова (72823)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение

1. Отражение личности отца Ю. П. Лермонтова в лирике поэта

2. Отражение образа матери М.М. Лермонтовой в лирических произведениях

3 Отражение образа бабушки Е.А Арсеньевой в творчестве поэта

Заключение

Список литературы

Приложения



Введение


Несмотря на то, что о М.Ю.Лермонтове написано огромное количество исследований, и, казалось бы, уже давно все сказано, его судьба продолжает по сей день волновать своими тайнами. Вопросы о сопряжении в художественном произведении реального мира с миром вымышленным, о соединении «мира земного» и «мира фантазии» могут быть интересны каждому исследователю. Тем более, когда речь пойдет о связи этих двух «миров» в творчестве Лермонтова.

Особенно много вопросов у исследователей возникает об обстоятельствах детства поэта. Один из них - истоки семейной драмы, столь тяжело пережитой Лермонтовым. К сожалению, он не разгадан до сих пор. Следующий - о влиянии самых близких людей - отца, матери и бабушки - на творчество поэта. В реальной биографии поэта их роль была различна. Матери М.Ю.Лермонтов почти не знал и не помнил. С отцом в раннем детстве разлучила его бабушка. Сама Е.А.Арсеньева пережила внука на четыре года, т.е. сопутствовала всей жизни поэта, практически всегда была рядом. А каково место этих людей в его творчестве, прежде всего в лирике? Соответствует ли оно «удельному весу» их пребывания рядом с Лермонтовым в реальной биографии? Мы предлагаем свой вариант исследования этого вопроса.

Цель исследования: выявить на основе документальных источников, воспоминаний современников и документов личного происхождения (дневников, писем, записей и проч.) сведения о личностях близких поэту людей. Затем эти документальные свидетельства мы сопоставим с образами отца, матери и бабушки, которые возникают в лирических произведениях М.Ю. Лермонтова.

Объектом нашего исследования являются произведения Лермонтова, прежде всего, лирические, в которых и отразились образы близких ему людей. Наш выбор не случаен и потому, что ранняя лирика поэта, является почти дневниковой, т.е. наиболее полно отражает его душу.

Предметом – соотношение документального и художественного в контексте лирических произведений.

Итак, в процессе исследования мы сможем выяснить, в каких взаимоотношениях находятся документальные свидетельства и художественный текст: подтверждают ли они друг друга, противоречат ли, или же абсолютно не соприкасаются и никак не взаимосвязаны



1 Отражение личности отца Ю. П. Лермонтова в лирике поэта


Документальных свидетельств Лермонтова об отце - дневников, устных упоминаний в передаче третьих лиц - почти не существует. Мы сосредоточимся на его лирике. В этом случае нашей целью будет не характеристика личности Ю.П.Лермонтова, а выяснение, каким поэт видел своего отца, как оценивал его роль в своей жизни. 1

В своей лирике поэт откликнулся только на смерть Юрия Петровича, известно, что родился Юрий Петрович в 1787 году, умер 1 октября 1831 года, когда поэту было 17 лет. В 1816 году, после похорон жены, Юрий Петрович вынужден был уехать в свое имение Кропотово и прожил там 15 лет до самой смерти. Умер он в 44 года. Лишь по временам, приезжая в Москву, отец встречался с сыном, учившимся там в Благородном пансионе. Конкретно о смерти отца упоминается в четырех стихотворениях. В дальнейшем обращений к этой теме мы не найдем. Одним из первых стихотворений является « Я видел тень блаженства…» Оно было создано в 1831 году 1 октября, в день смерти отца. В комментариях к изданию сочинений поэта 1939г. Под редакцией Эйхенбаума сказано, что это первое стихотворение, в котором упоминается от смерти отца. Стоит отметить, что в 1830-31 гг. тема смерти, одиночества, страданья была характерна для творчества М.Ю. Лермонтова, поэтому необходимо разобраться, посвящено ли данное стихотворение конкретно смерти отца, или же здесь Лермонтов рассуждает о смерти в философском смысле, как о феномене человеческой жизни. Обратимся непосредственно к тексту. В первых двух строфах автор рассказывает о своей любви, однако любовь для него - это вовсе не блаженство, а лишь тень его, так как она - это сильнейшая страсть, связанная, прежде всего с тоской. И пока лирический герой стихотворения живет на земле, он понимает, что находится под ее властью, он ее раб. Любовь к девушке, любовь к родине – все, что привязывает его к земле. Однако эта чувство чаще всего соединяется со страданьем («пятно тоски в уме моем»). Родина - это место горя и утраты. Именно здесь он начал знать горесть (умерла мать), и здесь же, совсем рядом, появляется смерть отца, разлука с ним (рана еще свежа и не успела зажить):


Я родину люблю и больше многих:

Средь ее полей есть место,

Где я горесть начал знать;

Есть место, где я буду отдыхать,

Когда мой прах, смешавшийся с землей,

Навеки прежний вид оставит свой.


Упоминание о месте, «где горесть начал знать», обращает мысль автора к последней смерти – отца, о возможности глубоко желаемой встречи с ним:


О, мой отец! где ты? Где мне найти

Твой гордый дух, бродящий в небесах?

В твой мир ведут столь разные пути,

Что избирать мешает тайный страх.


Далее следует размышление о смерти как таковой и о послесмертном существовании, о рае и аде, о разных путях туда. «Есть рай небесный! – звезды говорят;/ Но где же? вот вопрос – и в нем-то яд», - эти строки из последней строфы отсылают к монологам Гамлета. Это можно объяснить фактами из биографии поэта. В 1830-е гг. Лермонтов был уже хорошо знаком с творчеством Шекспира. Серьезное знакомство с этим автором началось к концу 1820-х годов, когда Михаил Юрьевич начал изучать английский язык. В одном из писем к М.А.Шан-Гирей этого же периода он подробно разбирает спектакль «Гамлет», виденный им в Москве. Из «Лермонтовской энциклопедии» мы узнаем, что дед поэта играл в спектакле «Гамлет», поставленном в Тарханах, роль могильщика и, выпив яд, умер прямо на сцене. Обстоятельства смерти деда Лермонтову были хорошо известны, поэтому неслучайно реминисценции именно из «Гамлета» встречаются во многих произведениях, в том числе и в лирике, и данное стихотворение подтверждает это. «Быть или не быть - таков вопрос; Что благородней духом - покоряться пращам и стрелам яростной судьбы; Иль, ополчась на море смут, сразить их противоборством. Умереть, уснуть – и только; и сказать, что сном кончаешь <…> умереть, уснуть, и видеть может сны, быть может? Вот в чем трудность…»2 В этом весь вопрос, весь «тайный страх».

Следующее стихотворение «Ужасная судьба отца и сына…» было написано также в 1831 г. Оно напрямую связано с завещанием отца. «Завещание сыну в ожидании скорой смерти (28.01.1831г.)». Данный документ написан по собственной воле, следовательно, отец испытывал внутреннюю потребность поговорить с сыном. Кроме того, в завещании Юрий Петрович предстает абсолютно другим человеком, вовсе не похожим на того человека, который предстает из воспоминаний современников: любящим мужем, благородным зятем, самое главное - заботливым отцом, несправедливо разлученным с сыном. «Благодарю тебя, друг мой, за любовь ко мне, которую я мог заметить, хотя и лишен был утешения жить вместе с тобою». Кроме того, Юрий Петрович оказался одним из тех немногих, кто сумел разглядеть и оценить талант сына и завещал ему хранить свой дар. «Я вижу, ты одарен способностями ума, не пренебрегай ими и всего более старайся не употребить их на что-либо вредное, это талант, за который ты должен будешь некогда дать отчет Богу».3 Драма, связанная с потерей близкого свежа, и сын очень переживает о судьбе отца, считает его беззаконно изгнанным. Жизнь без отца для него ужасна, она полна страданий («Ужасная судьба отца и сына/ Жить розно»).

Вторая часть стихотворения – общие драматические размышления, развивающиеся в характерном для поэтики романтизма ключе. Герой-одиночка противопоставлен толпе: «Но что такое свет? Толпа людей, то злых, то благосклонных, собрание похвал незаслуженных и столько же насмешливых клевет…». Однако и здесь звучат биографические мотивы: лирический герой жаждет отцовской любви, задумывается о своем одиночестве: «Ужель теперь совсем меня не любишь ты?/ О, если так, то небо не сравняю/ Я с этою землей, где жизнь влачу мою…». Таким образом, в этом стихотворении, как ни каком другом, ощущается духовная близость, родство отца и сына.

Следующее стихотворение «Эпитафия» написано в 1832 г. И вновь в нем звучат те же мотивы непонятости, гонимости, страдания: «Ты сам на свете был гоним, /Ты в людях только зло изведал…», и в то же время духовного родства отца и сына. И несмотря на то, что со смерти Юрия Петровича прошло достаточно времени, оценки и мнение поэта не изменились и потеря отца продолжала волновать его даже спустя годы: «Прости! Увидимся ли снова?/ И смерть захочет ли свести/Две жертвы жребия земного?/ Итак прости, прости, прости…»

Анализ художественных текстов, подкрепленный документальным материалом, убеждает нас в том, что отец Лермонтову действительно был дорог, и никто не смог повлиять на его мнение. Между отцом и сыном существовала глубокая духовная связь и взаимопонимание. И можно осторожно предположить, что, находясь во «враждебном окружении» в Тарханах, Лермонтов вынужден был таиться, не показывать своих подлинных чувств к отцу. И лишь его смерть становится поводом к открытому высказыванию горести потери, трагедийного ощущения утраты, духовной близости, страха одиночества. Можно даже сказать, что на суде истории о личности отца сам Михаил Юрьевич является его Защитником и предъявляет самые убедительные оправдания его жизни и поступков.


Случайные файлы

Файл
36141.rtf
110482.rtf
gn_2_1_5_689-98.doc
33039.rtf
91200.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.