Рильке жизнь и творчество (72607)

Посмотреть архив целиком

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ УКРАИНЫ

ДОНЕЦКИЙ ТЕХНИКУИМ ПРОМЫШЛЕННОЙ АВТОМАТИКИ








РЕФЕРАТ

НА ТЕМУ :




ВЫПОЛНИЛ СТУДЕНТ ГРУППЫ

1АЭС-2000

АНДРЕЕВ ВИТАЛИЙ







2001


СОДЕРЖАНИЕ






1
. КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ

2. ДАТЫ ИЗ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА

3. СТИХОТВОРЕНИЕ «О ФОНТАНАХ»

4. РИЛЬКЕ И МУЗЫКА ХХ ВЕКА

5. РЕКВИЕМЫ

Райнер-Мария РИЛЬКЕ

(1875.XII.4-1927.I.2)

Краткая биография

Райнер Мария Рильке родился в Праге в немецкой семье. В 1886 - 1891 учился в кадетском училище, но, будучи впечатлительным и чувствительным юношей, уклонился от военной службы, предпочтя ей литературу и историю искусства. В 1897 познакомился с Лу-Андреас Саломе, познакомившей его с Россией. "Русская душа" покорила его на всю жизнью. В России он встречается со Львом Толстым, Леонидом Пастернаком и многими другими деятелями культуры. В 1900 поселился в колонии живописцев Ворпсведе и женился на Кларе Вестхоф, с которой, впрочем, скоро расстался. Паула Модерзон-Беккер, которой принадлежит приведенный здесь портрет поэта, была подругой его жены. В честь художницы был написан один из гениальных реквиемов. В 1905 служил секретарем у великого скульптора Родена. Путешествовал по Северной Африке, Египту, Испании. В 1911 - 1912 жил в замке Дуино на Адриатике, по имени которого названы знаменитые элегии. Во время Первой мировой живет в Мюнхене. Короткое время находился в австрийском ополчении, но уволен из-за плохого состояния здоровья. После войны жил в Швейцарии. Скончался в конце 1926 года от лейкемии.


2.ДАТЫ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА



1875

4 декабря в Праге в семье чиновника железно-дорожного ведомства Карла Вильгельма Йозефа Рильке родился Райнер Карл Вильгельм Йозеф Мария Рильке.

1886-1890

Пребывание в низшей реальной военной школе (Санкт-Пёльтен).

1890

Сентябрь. Поступление в высшую реальную военную школу (Мериш-Вайскирхен).

1891

Июнь. Отчисление из военной школы по состоянию здоровья.
Сентябрь. Поступление в торговую академию в Линце.

1892

Май. Уход из торговой академии и возвращение в Прагу.

1894

Выход в свет первого стихотворного сборника «Жизнь и песни».

1896

Сборник стихов «Жертвы ларам» и три выпуска бесплатного издания «Подорожник».

1897

Сборник стихов «Увенчанный снами».

1898

Сборник стихов «Сочельник». Сборник новелл и этюдов «Вдоль по жизни». Драма «Без настоящего».

1899

Сборник стихов «Мне на праздник». «Две пражских истории».
24 апреля — 18 июня. Первая поездка в Россию.

1900

Сборник рассказов «О Господе Боге и другое».
7 мая — 22 августа. Вторая поездка в Россию.

1901

28 апреля. Женитьба на Кларе Вестхоф.Осень. Работа над второй частью «Часослова» («Книга о паломничестве»).

1902

Первое издание сборника стихов «Книга образов».

1903

Монографии «Ворпсведе» и «Роден».

1905

Выход в свет «Часослова» (в издательстве «Инзель»).

1906

«Песнь о любви и смерти корнета Кристофа Рильке».
14 марта. Смерть отца в Праге.

1907

«Новые стихотворения».До мая — Капри. Встреча с Максимом Горьким.

1908

«Новых стихотворений вторая часть».

1909

«Реквием». Завершение работы над «Записками».
Весь год, лишь с небольшими перерывами, Рильке живет в Париже.

1910

«Записки Мальте Лауридса Бригге».
Апрель. Первое пребывание в замке Дуино, на берегу Адриатического моря. Поездка в Венецию. Спад творческой активности.
Ноябрь-декабрь. Путешествие в Алжир и Тунис.

1912

Несколько месяцев одиночества в замке Дуино. Создание цикла «Жизнь Марии» и первых двух поэм из будущего цикла «Дуинские элегии».

1915

Рильке живет главным образом в Мюнхене; посещает лекции Альфреда Шулера. В конце осени создает несколько замечательных стихотворений, в том числе Четвертую Дуинскую элегию.

1916

Январь-июнь. Военная служба в Вене. В июле Рильке возвращается в Мюнхен.


1917-1918

Пребывание в Мюнхене. Состояние тяжелой моральной депрессии.

1922

Февраль. Необычный творческий подъем: в течение трех недель Рильке завершает «Дуинские элегии» и создает «Сонеты к Орфею».

1923

«Дуинские элегии» и «Сонеты к Орфею». Первые симптомы болезни. В конце года — курс лечения в клинике Валь-Мон (на берегу Женевского озера).

1924

4 апреля. Встреча с Полем Валери. Работа над переводами; много стихотворений на французском и немецком языках.
С ноября — клиника Валь-Мон.

1925

Январь-август. Пребывание в Париже. Переводы из Поля Валери.
В конце года болезнь начинает усиливаться; снова клиника Валь-Мон (до мая 1926 г.).

1926

«Vergers» («Фруктовые сады») — сборник французских стихов Рильке. В конце ноября — обострение болезни. 29 декабря. Смерть в клинике Валь-Мон.

1927

2 января. Похороны в Рароне (Швейцария).


3.Стихотворение «О ФОНТАНАХ»

Auf einmal weiss ich viel von den Fontaenen,
den unbegreiflichen Baeumen aus Glas.
Ich koennte reden wie von eignen Traenen,
die ich, ergriffen von sehr grossen Traeumen,
einmal vergeudete und dann vergass.

Vergass ich denn...


Так начинается стихотворение Рильке "О фонтанах".

Вдруг я узнаю (понимаю) многое о фонтанах,
непостижимых деревьях из стекла.

Я мог бы вести речь (о них) как о собственных слезах,
которые я, охваченный величайшими грезами,
однажды расточил и затем забыл.

Но разве я забыл...

Первое, что следует спросить у самого себя - когда это "однажды"? Судя по тому, что сказано о слезах - "расточил" и "забыл", речь безусловно идет о детстве. В детстве мы плачем не скупясь, и забываем затем и о слезах и о причине, их вызвавшей. Стало быть, это детский опыт. Но только ли? Vergass ich denn...,- восклицает автор далее, "забыл ли я"? Это детский опыт, к которому возвращается лирический герой, видимо, в более зрелом возрасте. Детский опыт, преломленный воспоминанием, как стеклом. Неспроста у Рильке во второй же строке фонтаны называются деревьями из стекла. Стекло - как известно уже любому ребенку, хорошо преломляет лучи света. Фонтан - это дерево, выросшее из детских слез, и оно из стекла, так же преломляющего мир, как преломляли его детские слезы. Вот почему деревья из стекла названы непостижимыми, "unbegreiflich". Фонтаны напомнили о мире, преломленном сквозь слезы ребенка, и поэтому непостижимом. И потому, они, принадлежа этому детскому миру, сами становятся непостижимыми.


Ночь кончилась - настало утро. Все гаснет.


Это - вторая и как будто бы последняя концовка. (На самом деле, стихотворение можно начать читать с начала, ибо 2 - число зеркала - число неустойчивое.) Капли света, как капли фонтана, или капли звезд, капельки голосов - маленькие огонечки, капельки наших же слез падают вниз, но мы в перевернутом мире - падают вверх, на наши лица, потому что, может быть, как сказано в стихотворении, это мы наверху. Так запросто верх и низ меняются местами только в детстве, когда они еще не нагружены дополнительными смыслами. Кто не испытывал в детстве этого головокружительного переворачивания, тот не поймет стихотворения. Здесь еще нет никакой морали, и потому в переводе неуместен даже какой-либо намек на оценку. Например, В небе, став звездою, И мы летим над чьей-то головою. В том-то и дело, что ни над чьей головой мы не летим. Что никакой звездой в небе мы не становимся. Не с чем сравнить величие, увиденное в подъеме знакомого, много раз виденного парка. Это величие - в стремлении к миру иному, лишь искаженное отражение которого можно увидеть в час вдохновения, сквозь слезы. Вот что такое фонтан и повторяющая его движения ива, ветла - это даже не образ, а само зримое представление даже не мироздания, а одного из его законов, одного из его механизмов. Так пытливый ребенок обязательно расковыряет движущуюся игрушку, а если он еще и чувствительный, то непременно заплачет, не обнаружив внутри развороченного чуда ничего, кроме пружин и железок. (Сверхчувствительностью как раз и отличались поэты немецкого экспрессионизма, под чью "диктовку" в 10-20-е годы писались чуть не все стихи на немецком языке, как вспоминает об этом Готфрид Бенн. Рильке уже 1900-м пишет стихотворение, предвосхищающее занятия экспрессионистов по "разламыванию игрушек".) Отсюда, из созерцания механизма не вытекает никакого суждения, кроме одного: миры, а значит и люди, отделены друг от друга словно каменными стенами, и могут узнать друг друга лишь в слезах, но эти же слезы - причина преломления мира, искажающего его подчас беспомощно, неудачно, со смещением смысла, и потому все было бы проникнуто ощущением безысходности, если бы не тяжесть падения, в котором снова человек видит воду, с чего, собственно, начинал созерцание, те фонтаны, о которых теперь так много знает автор-ребенок, и встречая которые автор-взрослый человек вспоминает то непостижимое, что он, оказывается постиг уже, в детских грезах. И вновь забыл. Стихотворение-то, получается, трагическое.


Случайные файлы

Файл
76615-1.rtf
116079.rtf
patopsychology1.doc
181965.rtf
87773.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.