Язык и мышление (YAZIK)

Посмотреть архив целиком

15





РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ

декабрь 1996г



Тема: Язык и мышление.

СОДЕРЖАНИЕ:

  1. ВВЕДЕНИЕ

  2. ЯЗЫК КАК ЗНАКОВАЯ СИСТЕМА

  3. ФУНКЦИИ ЯЗЫКА

  4. РОЛЬ ЯЗЫКА В КУЛЬТУРЕ

  5. МНОГОЯЗЫЧИЕ И МНОГОЗНАНИЕ

  6. ПРОБЛЕМА ЯЗЫКА И МЫШЛЕНИЯ В КОНЦЕПЦИЯХ ЗАПАДНЫХ УЧЕНЫХ

  7. ВЕРБАЛЬНЫЕ И НЕВЕРБАЛЬНЫЕ СПОСОБЫ СУЩЕСТВОВАНИЯ МЫСЛИ.

  8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ









ВВЕДЕНИЕ

Язык и мышление неразрывно связаны между собой, это ни у кого не вызывает сомнения. Язык, как важнейшая знаковая система является необходимым условием возникновения мышления, формой его существования и способом функционирования. В процессе развития человеческого сообщества и его культуры мышление и язык складываются в единый речемыслительный комплекс, выступающий основанием большинства культурных образований и коммуникативной реальности.

ЯЗЫК КАК ЗНАКОВАЯ СИСТЕМА

Знак - это внешнее выражение внутреннего содержания предметов и явлений - их значение. Человек - единственной существо, моделирующее внешний мир при помощи знаковых систем. Знаки - это символы таблицы Менделеева, музыкальные ноты, рисунки, имена и т.д. В любом человеческом сообществе люди реагируют на те или иные знаки в соответствии с культурными традициями, ибо формирование знаковой картины мира и восприятие мира в знаковой системе всегда опосредованно культурой. Знаки, выражающие значения явлений могут иметь либо условный, либо реальный характер (например, местные особенности одежды). Условные знаки, в свою очередь, делятся на специальные и неспециальные. Роль неспециального знака может сыграть, скажем, дерево, используемое как ориентир; специальные знаки - это жесты, знаки уличного движения, знаки различия, ритуалы и т.д.

Важнейшие условные знаки человеческой культуры - это слова. Предметы и явления окружающей действительности редко полностью подвластны человеку, а слова - знаки, которыми мы их обозначаем, подчиняются нашей воле, соединяясь в смысловые цепочки - фразы. Со знаками, со значениями, которые им придаются, оперировать легче, чем с самими явлениями.

Язык - главная из знаковых систем человека, важнейшее средство человеческого общения. К. Маркс, например, назвал язык “непосредственной действительностью мысли”. С помощью слов можно интерпретировать другие знаковые системы (например, можно описать картину). Язык - универсальный материал, который используется людьми при объяснении мира и формировании той или иной его модели. Хотя художник может это сделать и при помощи зрительных образов, а музыкант - при помощи звуков, но все они вооружены, прежде всего, знаками универсального кода - языка.

Язык - это особая знаковая система. Любой язык состоит из различных слов, то есть условных звуковых знаков, обозначающих различные предметы и процессы, а также из правил, позволяющих строить из этих слов предложения. Именно предложения являются средством выражения мысли. С помощью вопросительных предложений люди спрашивают, выражают свое недоумение или незнание, с помощью повелительных - отдают приказы, повествовательные предложения служат для описания окружающего мира, для передачи и выражения знаний о нем. Совокупность слов того или иного языка образует его словарь. Словари наиболее развитых современных языков насчитывают десятки тысяч слов. С их помощью благодаря правилам комбинирования и объединения слов в предложения можно написать и произнести неограниченное количество осмысленных фраз, заполнив ими сотни миллионов статей, книг и файлов. В силу этого язык позволяет выражать самые разные мысли, описывать чувства и переживания людей, формулировать математические теоремы и т.д.

ФУНКЦИИ ЯЗЫКА

Язык может быть устным и письменным, он возникает в человеческом сообществе, выполняя важнейшие функции:

  • выражения мысли или сознания;

  • хранения и передачи информации;

  • средства общения или коммуникативную.

У высших животных имеются зачатки звуковой сигнализации. Куры издают несколько десятков звуков, выражающих чувство опасности, подзывающих цыплят, сигналящих о наличии или отсутствии пищи. У таких высокоразвитых млекопитающих, как дельфины, имеются уже сотни звуковых сигналов, что дает основание ученым полагать наличие языка в их коммуникации, и если это так, то нужно будет признать, что существует особая “дельфинья цивилизация”. По мнению физиолога И.П.Павлова, сигнализация животных основана на ощущениях и элементарных представлениях, названных им первой сигнальной системой. Она ограничена в объеме предаваемой информации, любая сигнализация животных может выразить столько единиц информации, сколько в ней есть сигналов. Любой человеческий язык может передать и выразить неограниченное количество информации и разнообразных знаний.

РОЛЬ ЯЗЫКА В КУЛЬТУРЕ

Язык человека принято называть “второй сигнальной системой”. Она возникла исторически в процессе развития коммуникации и культуры, как инструмент познания и преобразования мира. Главная отличительная особенность второй сигнальной системы состоит в том, оперируя условными знаками-символами и составленными из них предложениями, человек может выйти за границы инстинктов и выработать неограниченные по объему и разнообразию знания.

Интересно, что все попытки научить человекообразных обезьян звуковому языку были безуспешны, так как звуковой аппарат животных не в состоянии воспроизводить разнообразные членораздельные звуки человеческой речи, однако удалось научить нескольких шимпанзе пользоваться рядом жестов языка глухонемых. Подобные опыты лишь подтверждают тот факт, что человеческая речь в ее современном виде появилась не сразу, а прошла длинный и трудный путь становления культуры, сопровождая этот процесс, развиваясь вместе с ним.

С древнейших времен до наших дней люди часто приписывают именам людей и названиям предметов магический смысл, волшебное значение. У многих народов, например, сохранилась традиция давать человеку множество имен, в том числе и такое, которое не произносилось: оно считалось подлинным и настоящим. Запретным для употребления считалось в некоторых религиозных верованиях, например, у тибетцев или иудеев, “настоящее имя бога”. Люди полагали, что знание имени чего-либо или кого-либо дает определенную власть над носителем этого имени. Недаром же Адам, первое, что сделал после своего сотворения, это дал имена всему, что окружало, ибо Бог, согласно Библии, назначил ему “владеть всем”.

Любая культура опирается подобно библейскому Адаму на раздачу “имен” всем предметам и явлениям мира. Культура находит яркие, запоминающиеся имена, позволяющие воссоздать в памяти образы отсутствующих предметов, создает огромную систему значений, благодаря которой можно различать, дифференцировать оттенки восприятий и переживаний внешнего мира, выработать сложную иерархию оценок, в которой сконцентрирован опыт многих поколений. Дать имя предмету значит сделать первый шаг на пути к его познанию. А, следовательно, язык выполняет в культуре гносеологическую функцию, о которой подробно речь пойдет ниже.

Только благодаря языку возможно само существование культуры и мышления, как основополагающего фактора ее формирования и функционирования. Ряд антропологов полагает, что неандерталец, живший 200-40 тысяч лет назад в силу слаборазвитых речевых центров мозга, о чем свидетельстве анализ найденных археологами останков, почти не умел говорить. Однако данные археологических раскопок свидетельствуют и о том, что в этот период строились жилища, осуществлялась загонная охота, т.е. существовало определенное достаточно эффективное средство общения, которое позволяло осуществлять совместные действия, не уподобляясь строителями Вавилонской башни. Сопоставление этих данных позволяет сделать вывод о том, что язык как способ коммуникации формируется в человеческом сообществе постепенно, что отражается и на самом физиологическом строении “человека говорящего”.

МНОГОЯЗЫЧИЕ И МНОГОЗНАНИЕ

На земном шаре великое множество языков, и каждый из них чем-то да отличается от других. Отчего нередко возникают сложности при переводе с одного языка на другой? В частности из-за того, что не все слова одного языка имеют точный эквивалент в другом, не говоря уже о многозначности слов в любом языке. Кроме того, языки различаются по их структуре. Например, в некоторых кавказских и других языках существует по сорок с лишним падежей, а в некоторых других каждое слово не может быть более чем односложным, а есть еще и такие, где каждое предложение оказывается одним единственным словом. Например, в языке индейцев нутка (о-в) все слова больше походят на наши глаголы, а у индейцев винту (южная Калифорния) глаголы различаются по степени достоверности: когда речь идет о событии известном с чужих слов, то употребляется один глагол, когда говорит очевидец, для обозначения того же действия употребляется другой глагол. Еще интересные примеры - в гавайском языке всего семь согласных звуков, а в языке саамов их 53; в тональных языках (японском, китайском, тайском и др.) ударный слог отличается от безударного по высоте тона.

Таким образом, есть множество способов осознания действительности, и велико число способов, которыми их можно выразить в языке. Встает вопрос - а насколько похоже мыслят люди, которые говорят на разных языка?

Американский ученый Бенжамин Ли Уорф, разбирая взаимоотношения между языком и мышлением, языком и познанием, языком и поведением человека, пришел к выводу, что во многих случаях люди ведут себя в соответствии с тем, как они говорят. Японец, малаец и француз будут реагировать на одни и те же события по-разному. В психологии существует понятие языкового мышления, обозначающее неотъемлемую принадлежность стиля, способа форм мышления каждого человека в строгом соотнесении с его родным языком. Часто именно языковыми различиями объясняются психологические типы разных народов. Известный представитель герменевтического направления в философии Г. Гадамер писал: Язык есть нечто большее, он есть всеобъемлющая предвосхищающая истолкованность мира. Прежде всякой ... мысли мир есть для нас всегда мир, истолкованный в языке. С изучением языка, с нашим врастанием в родной язык мир становится для нас членораздельным.” 1 Однако не стоит забывать о географическом факторе формирования культуры, а, следовательно, и языка, поэтому свести психологические и культурные различия народов к их языковым различиям было бы весьма ограниченно. Безусловно, в определенных пределах о культуре народа можно судить по его словарному запасу. Например, нетрудно предположить, что народ имеющий в своем словаре десяток слов для обозначения разных видов снега живет в Арктике, а народ насчитывающий в своем словесном обиходе сотни названий плодов - из тропиков или субтропиков.

Многозначность слов естественного языка создает потенциальную возможность для противоречивого мышления. Например, в английском языке такое прилагательное как free имеет 38 значений, а глагол take - 69. Немало примеров многозначности слов можно найти и в русском языке. Все эти примеры подтверждают тот факт многообразие и сложность языка выражает сложность и многообразие человеческого общения. Язык изменяется в процессе развития культуры, изменяется смысл и значение самих слов, условия словоупотребления, языковой фон развертывания речевого общения, происходит взаимопроникновение разных языков друг в друга. Например, широко известен тот факт, что знаменитые французские “бистро” этимологически восходят к русскому слову “быстро”, с которым казаки в 1814 году входили каждую корчму. Русский язык, особенно последнее время изобилует примерами использования слов иностранного происхождения, в наш словарь уже прочно вошли “парламент”, “бизнес”, “мэр” и т.д. Одним словом, язык ведет себя как живое существо, которое реагирует на все внешние изменения. Вот как, к примеру, о русском языке писал поэт Ярослав Смеляков:

У бедной твоей колыбели,

еще еле слышно сперва,

рязанские женщины пели,

роняя, как жемчуг, слова...

Вы, прадеды наши, в недоле,

мукою запудривши лик,

на мельнице русской смололи

заезжий татарский язык.

Вы взяли немецкого малость,

хотя бы и больше могли,

чтоб им не одним доставалось

ученая важность земли.

Разумеется, обмен словами - это только деталь проявления того процесса, который можно назвать обменом знаниями. Подлинный перевод одного языка на другой становится возможным, когда есть сходные понятия, символы, образы. Невозможно было перевести Шекспира или Достоевского на упрощенный язык пиджиниглиш, возникший на островах Тихого океана для конкретных и узких задач простейшего общения.

Проблема межнационального, межэтнического общения в разные времена решалась по-разному, в качестве языка межнационального общения принимался либо какой-либо из естественных языков, либо создавался искусственный. Примером такого искусственного языка можно считать все языки программирования и отчасти латынь, которая в Средние века в Европе использовалась, будучи уже мертвым языком, в качестве международного языка для богословия и науки. Однако латынь, наряду с древнегреческим, продолжает и сейчас активно функционировать в живых языках - из нее до сих пор черпаются различные научные термины и символы - например, “космонавтика”, “электроника” и многое другое.

Таким образом, взаимопереплетение языков, являвшееся проводником взаимообогащения культур, сопровождалось всегда создание определенных типов и стилей мыслительной модели мира или способа мышления. Люди могут понимать друг друга, ибо учатся воспринимать мысли друг друга и мыслить в русле общей парадигмы. Когда люди по-разному воспринимают языковые образы, они никогда не найдут общего решения проблемы, т.к. это будет разговор “слепого с глухим”.

ПРОБЛЕМА ЯЗЫКА И МЫШЛЕНИЯ В КОНЦЕПЦИЯХ ЗАПАДНЫХ УЧЕНЫХ

Важно отметить, что связи мыслительных процессов с лингвистическими структурами, широко обсуждается сегодня представителями различных школ и учений философии - структурализмом, постпозитивизмом (лингвистический позитивизм), герменевтикой и др. Представители постпозитивизма обсуждают, как правило, отношения между мышлением и языком в рамках проблемы духовного и телесного (“ментального” и “физического”). Одним из наиболее активных защитников идеи “экстралингвистического знания” является К.Хуккер. Он исходит из того, что лингвистические структуры - это подкласс информационных структур, поэтому недопустимо, по его мнению, отождествлять мысль и речь. Справедливо отмечая, более широкий характер информационных структур по сравнению с лингвистическими К.Хуккер склонен к абсолютизации их, придания им статуса бытийности. Из этой идеи исходит и другая идея постпозитивизма - о тождестве “ментального” и “физического”, эту идею пропагандируют “элининативныке материалисты”. Они полагают, что “ментальные термины” теории языка и мышления должны быть элиминированы, как ненаучные и заменены терминами нейрофизиологии. Чтобы решить эту задачу, нужно, прежде всего, как они полагают, отвергнуть “миф данного”, т.е. утверждение о том, что мы располагаем некоторым непосредственным и мгновенным знанием о собственных “ментальных” процессах. Пожалуй, самым решительным образом отрицает “непосредственно данное” П.Фейерабент. По его убеждению, “непосредственно данное” является вовсе не фактом природы, а “результатом того способа, которым любой род занятий (или мнения) относительно сознания воплощен и воплощается в языке”. Этот “якобы факт природы” есть типичная кажимость, обусловленная “бедностью содержания ментальных терминов по сравнению с физическими терминами”/2

Заметим, что отрицание “непосредственного данного” означает, что знание существует только тогда, когда оно вербализовано, т.е. выражено словами. Если этот факт “непосредственно данного” признается, то вопрос о его отношении языку и речи решается по-разному. Встречается точка зрения, что непосредственное знание о собственных сознательных состояниях всегда так или иначе вербализовано. Например, Г.Фейгл говорит о наличии сугубо личного языка, с помощью которого субъект выражает для себя указанное знание. Непосредственное знание, прямой опыт он называет “сырыми чувствами”. Последние и выступают в форме “личного языка”, который в процессе общения переводится на интерсубъективный, обыденный язык. Эти примеры свидетельствуют о междисциплинарном характере проблемы соотношения языка и мышления и возможности различных трактовок этого взаимодействия.

ВЕРБАЛЬНЫЕ И НЕВЕРБАЛЬНЫЕ СПОСОБЫ СУЩЕСТВОВАНИЯ МЫСЛИ.

Можно разделить два способа существования мысли при помощи языка: “живую мысль”, т.е. актуально переживаемую данным человеком в данном интервале времени и пространства и “отчужденную мысль”, зафиксированную в тексте и т.п. “Живая мысль” - это собственно и есть мышление, реальное онтологическое его развертывание. Оно никогда не бывает абстрактным мышлением, т.е. тем, с которым имеет дело наука. Последнее возможно только в отчужденной от человека форме, например, в компьютере. Реальный процесс мышления, осуществляемый индивидом, есть сложное и динамичное образование, в котором интегрированы многие составляющие: абстактно-дискурсивные, чувтвенно-образные, эмоциональные, интуитивные. К этому следует добавить непременную включенность в процесс мышления целеобразующих, волевых и санкционирующих факторов, которые исследованы пока крайне слабо. Как видно, реальный процесс мышления и мышление, как предмет логики, как логический процесс сильно отличаются друг от друга.

Мышление как реальный процесс представляет собой одну из важных форм активности сознания. Поэтому оно не может быть адекватно описано и понято вне содержательно-ценностных и структурных характеристик сознания. Будучи сознательной деятельностью, мышление органически связано с информационными процессами, протекающими на бессознательно-психическом уровне. По-видимому, правильнее было бы даже сказать, что реальный процесс мышления осуществляется в едином сознательно-бессознательно-сознательном психическом контуре, анализ которого является специальной и весьма сложной задачей. Поэтому мы ограничиваемся уровнем сознания, включая рассмотрение тех его периферийных областей, где постепенно меркнет свет рефлексии.

Мышление как активный, целенаправленный процесс осуществляется сознательно, является формой деятельностного сознания. А это указывает на факт оценочной регуляции (саморегуляции) мыслительного процесса. Всякий сознательный процесс, в том числе и мышление, есть в той или иной степени общение. Естественно, что общение невозможно без языка. Однако язык является главным, решающим, но не единственным средством общения., а это позволяет думать, что коммуникиативность мышления не ограничивается его вербализуемость.

Следует различать общении с другими и общение с собой. Особенность общения с собой состоит в том, что оно протекает в интроспективном плане и существенно отличается по характеру вербализации от общения с другими. Характерно, что общение с другими включает множество невербальных средств коммуникации и понимания (жест,пауза, ритм, мимика, выражение глаз и т.д.). Не исключено, что развитие человеческой коммуникации пойдет по линии увеличения удельного веса этих элементов в общении и со временем, следуя предсказаниям писателей-фантастов, мы станем телепатировать. Но пока язык остается уникальным всеобщим способом коммуникации.

Логично предположить, что общение с самим собой осуществляется через использование средств невербальной коммуникации. Каждый знает это состояние - “знаю, понимаю, а сказать не могу”. А вот как это состояние выразил Фет:

Как беден наш язык! - Хочу и не могу

Не передать того ни другу, ни врагу,

Что буйствует в груди прозрачною волною.

Напрасно вечное томление сердец,

И клонит голову маститую мудрец

Пред этой ложью роковою.”

Целесообразно выделить два уровня внутреннего говорения - еще не вербализованный и уже вербализованный - именно его принято именовать внутренней речью. Внутренняя речь включает различные степени словесной оформленности мысли и , следовательно, она всегда характеризуется, по крайней мере, первичной словесной офрмленностью, затем преобразуется, достигая большей адекватности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Несовпадение “живой мысли” с внутренней речью, сложность процесса вербализации мысли и др. позволяет подвергнуть сомнению общепринятую трактовку языка как прародителя мышления. Исследования психологв, физиологв, лингвистов, языковедов и философов подтвержадют тот факт, что язык и мышление связаны тысячами нитей и взаимопереходов. Они не могут существовать друг без друга. Речь без мысли - пуста, мысль без речи - нема, а, следовательно, не понята. Но было бы ошибкой отождествлять одно с другим, ибо мыслит не значит говорить, а говорить не всегда значит мыслить.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:



Г.Гадамер. Актуальность прекрасного . М., 1991.


P.Feytrabent. Materialism an the Mind-Body Problem// N/-Y - Chicago, 1969.


В.И.Кодухов. Введение в языкознание. М., 1978.


Ю.С. Маслов. Введение в языкознание. М., 1975.


Е.Д. Поливанов. Статьи по общему языкознанию. М.1968.


А.А. Реформатский. Введение в языкознание. М., 1967



С.К.Шаумян. Структурная лингвистика. М., 1965.





1 Г.Гадамер. Актуальность прекрасного М. 1991, с. 29

2 P.Feytrabent. Materialism an the Mind-Body Problem// N/-Y - Chicago. 1969? p.94


Случайные файлы

Файл
MatrixGames.doc
43219.rtf
153986.rtf
150761.rtf
95229.rtf