Младенец Геракл (72202)

Посмотреть архив целиком

Министерство образования Российской Федерации

Санкт-Петербургский Государственный Инженерно-Экономический Университет

Кафедра Философии

Институт Информационных Систем в Экономике и Управлении














РЕФЕРАТ


По культурологии

На тему:

Образы и сюжеты античной мифологии в мировом искусстве на примере картины Джошуа Рейнолдса «Младенец Геракл, удушающий змей, подосланных Герой»








Выполнил: Студент 393 группы

Сметанин Константин

Проверила: Панфилова Марина Игоревна










Санкт-Петербург

2000


«Младенец Геракл, удушающий змей, подосланных Герой» - одно из наиболее известных произведений знаменитого английского живописца XVIII века Джошуа Рейнолдса (1723 – 1792).

Историческая картина, без уточнения содержания, была заказана художнику в конце 1785 года Екатериной II, не только покупавшей целые коллекции памятников искусства прошлого, но и приобретавшей картины и статуи у виднейших современных мастеров.

Отказавшись от использования сюжета, подсказанного ему известным английским филологом и лексикографом С. Джонсоном («Петр Великий в Дептфорде обменивается платьем с плотником, отправляясь работать в док»), Рейнолдс остановился на «Младенце Геракле», мотивируя свой выбор в письме к Потемкину следующим образом: «Я избрал темою сверхъестественную силу Геракла еще в младенчестве, ибо сюжет этот допускает аналогию (по крайней мере, отдаленную) с недетской, но столь известной мощью русской империи. Я думаю, ваше сиятельство, что я первый использовал этот сюжет, по крайней мере во всем объеме, и именно так, как его описывал Пиндар»…

«…Царица богов, одержимая гневом, тотчас же посылает змей. Они, открыв двери, проникают в обширный покой в глубине дома и стремятся обвиться вокруг детей и вонзить в них свои страшные зубы. Но Геракл, подняв голову, вступает в свой первый бой: своими цепкими руками он схватывает обеих змей за шеи и постепенно жизнь оставляет их страшные тела.

Невыносимый страх сковал женщин, находящихся у ложа Алкмены. Она, неодетая, вскочив с постели, также старается спастись от чудовищ.

Быстро прибежали все полководцы из племени Кадма в своем медном вооружении. Потрясая обнаженным мечом, пришел Амфитрион, подавленный острым горем. Ибо свое, личное, всегда подавляет, но быстро успокаивается сердце перед чужим несчастьем.

Он был охвачен смятением тягостным, но и приятным, ибо он увидел чудесную отвагу и силу сына. Тогда… он призвал к себе Тиресия, истолкователя высоких замыслов Зевса…»

Так излагает Пиндар, великий греческий лирик V века до нашей эры, в Оде первой к Хромию Этнейскому, победителю в состязании на колесницах на Немейских играх, первый подвиг сына Зевса и смертной женщины Алкмены, Геракла, которого ревнивая Гера задумала погубить при рождении. Единственное отклонение от текста Пиндара Рейнолдс допустил в фигуре Алкмены. У Пиндара она сама пытается спастись от змей – на картине же она бросается к ребенку, как бы тревожась только о нем. Рейнолдс повторяет неточность английского перевода, где говорится: «…одержимая страстью мать вскакивает с постели, чтобы спасти ребенка или погибнуть вместе с ним». Разница вполне естественная для представителей разных культур, разделенных более чем двадцатью столетиями.

Картина очень близко следует литературному тексту и воспроизводит и основной эпизод, и ряд намеченных поэтом деталей. Торжественный тон оды, эффектные сопоставления в ней полярных друг другу страстей, эмоций, свойств – любовь и ненависть, ужас и восторг, слабость и сила – художник передает путем сопоставления светлого и темного, большого и малого, динамического и спокойного.

Смятение царит вокруг деревянной резной колыбели, где, лежа на львиной шкуре, откинув в сторону измятую белую простыню, сосредоточенный и невозмутимый ребенок борется с гигантскими змеями. Справа – группа взволнованных женщин: над маленьким сыном склонилась подбежавшая мать; служанки теснятся поблизости; их беспокойные позы, разнообразные поклоны и повороты голов как бы ведут вихревую линию движения снизу, с переднего плана, вверх, в глубину картины. Слева мощным потоком устремляется к колыбели группа мужчин, освещая себе дорогу факелами; их блестящие шлемы и вооружение, тяжелые плащи, мужественные лица пронизывают мерным воинственным ритмом левую часть картины, как бы в противовес лихорадочной подвижности правой стороны композиции. На фоне дворцовой архитектуры монументальным силуэтом выделяется фигура Амфитриона, который остановился, подняв в правой руке четырехгранный короткий меч и вытянув перед собой левую в жесте изумления. У края впереди – седовласый пророк Тиресий, возведя к небу слепые глаза, предсказывает судьбу героя. А сверху, с темной тучи, смотрит на дело своих рук Гера, сопровождаемая своими обычными спутниками – павлинами.

Мощные, перебивающие друг друга линии движения еще усилены диагональю драпировки, завешивающей вход в покой; ее подобранный край, очертания которого сливаются с тяжелыми завитками мрачной тучи, несущей Геру, открывают вид на дворцовые стены: светлый фон, сопоставленный с темным передним планом, создает ощущение освещенного пространства за пределами спальни.

Несмотря на то, что смысловым центром огромной картины, изобилующей фигурами, является маленький мальчик, красочное ее построение и композиция продуманы с таким мастерством, что она производит впечатление монументального единства. Средоточием картины является выдвинутая на первый план колыбель с двумя близнецами; маленький Ификл – беззащитный испуганный ребенок – подчеркивает героический образ Геракла. Желтовато-розовые тела детей и белая простыня – самые светлые пятна на картине и сразу привлекают глаз; в остальных частях живопись построена на теплых золотисто-коричневых, темно-красных желтоватых тонах, создающих мужественное и торжественное сочетание. Впечатлению монументальности немало содействует и примененная здесь техника живописи: красочный слой очень плотен и имеет большую толщину; краски нагромождены буграми и гребнями и придают живописной поверхности оттенок суровой мощи, усиливая патетический характер произведения.

Картина «Младенец Геракл» с ее композиционной пышностью, красочным богатством и силой живописного мастерства является одним из интереснейших произведений Джошуа Рейнолдса.

Станковая живопись в Англии развилась сравнительно поздно. Лишь с конца XVII века можно говорить о наличии национальной английской школы, проявившей себя в это время почти исключительно в портретном искусстве.

Попытка создать живопись «большого стиля», значительную по содержанию и монументальную по форме, появилась главным образом во второй половине XVII столетия. Живопись эта родилась более чем через сто лет после буржуазной английской революции, в ответ на запросы верхушечных слоев английского общества – кругов, сложившихся и закрепивших свое руководящее место в жизни страны уже после социальных сдвигов предшествующего периода.

В это время была создана и Королевская академия (1768), объединившая вокруг себя ведущих художников Англии. Одним из виднейших членов-учредителей и первым президентом ее был Рейнолдс, не только большой художник и теоретик (его взгляды на искусство опубликованы в сборнике «Речей» и в ряде статей в философско-художественном журнале «Досужий»), но и широко образованный человек с общественным темпераментом, игравший видную роль в жизни искусства современной ему Англии. Его художественное мировоззрение отличается характерным для его времени эклектизмом. Рейнолдс преклоняется перед античным искусством и классическими канонами красоты, собирает и изучает произведения великих мастеров различных направлений – от Микеланджело до Рембрандта.

Интерес Рейнолдса к картинам великих мастеров прошлого, а особенно желание проникнуть в тайну немеркнущей красочности Тициана и других колористов, привели художника к ряду опытов в области техники живописи. Рейнолдс постоянно варьировал состав красок, которыми работал, и был чрезвычайно разнообразен в своей живописной манере. Он писал то густой краской, наложенной толстым слоем («корпусом»), то накладывал один на другой просвечивающие слои жидкой краски («лессировки»). Результаты опытов были не всегда удачны. Так, картина «Амур развязывает пояс Венеры» (Эрмитаж) находится в прекрасной сохранности, в то время «Младенец Геракл» с его многочисленными трещинами является результатом менее проверенного опыта.

Также Рейнолдс требует изучения натуры, передачи сходства в портрете, знания конкретной действительности. В своих произведениях Рейнолдс с успехом соединяет высокий пафос чувств с ясностью композиционного построения, напряженную динамику с монументальной величественностью, убедительную психологическую характеристику с аристократической представительностью.

Рейнолдс является по преимуществу портретистом, создавшим в этой области произведения исключительной силы и разнообразия. Ему позировали многие политические деятели, представители знати и интеллигенции Англии. В своих блестящих и острых портретах Рейнолдс оставил первоклассную по мастерству галерею виднейших своих современников. Меньше места в его карьере занимают сюжетные композиции. Рейнолдс создал, однако, некоторое число значительных религиозных и исторических картин, и среди них особенно заметное место занимает «Младенец Геракл» эрмитажного собрания.

На этой картине с полной ясностью сказались характерные черты Рейнолдса – мастера «большого стиля», как это понятие воплотилось в искусстве Англии в XVIII веке. Здесь выражена склонность художника к звучной цветовой гамме венецианских мастеров Возрождения, к эффектам светотени, навеянным Рембрандтом.

Об интересе Рейнолдса к классической древности говорит самый сюжет картины. Торжественный, полный пышности образ из оды Пиндара был бесспорно близок искусству Рейнолдса, давая возможность художнику развернуть весь богатый арсенал почти театрального великолепия, который он умел применять с таким успехом.


Случайные файлы

Файл
17181-1.rtf
12234-1.rtf
26566.rtf
161728.rtf
74043.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.