Культурология (72157)

Посмотреть архив целиком

Контрольная работа по культурологии.

Тема: «Домострой» как энциклопедия домашнего хозяйства и моральных норм 16 века».


Задание № 1.

  1. Майоров Г.Г. Этика в средние века. Москва, 1986 год.

  2. Косидовский З. Сказания евангелистов. Москва, 1987 год.

  3. Даркевич В.П. Народная культура Средневековья. Москва, 1988 год.

  4. Гуревич А.Я. Средневековый мир. Культура безмолвствующего мельшенства. Москва, 1990 год.

  5. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. Москва, 1987 год.

  6. Бычков В.В. Малая история византийской эстетики. Киев, 1991 год.

  7. Лазарев В.Н. Византийское и древнерусское искусство. Москва, 1987 год.

  8. Лурье Я.С. Русские современники Возрождения. Москва, 1983 год.

  9. Соловьев В.С. Сочинения, том 1. Москва, 1988 год.

  10. Поляков Л.В. Отечественная общественная мысль эпохи средневековья. Киев, 1988 год.

  11. Булгаков С.Н. Исследования о природе общественных идеалов. Москва, 1911 год.

  12. Бердяев Н.А. Смысл творчества. Париж, 1985 год.

  13. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. Париж 1955 год.

  14. Федотов Г.П. Рождение свободы. – Новый мир, 1989 год, №4.

  15. Ключевский В.О. Письма. Дневники. Афоризма и мысли об истории. Москва, 1968 год.

  16. Яковлев А.Н. Против антиисторизма. – Литературная газета, 1972 год, №46 от 15 ноября.

  17. Орлов А.С. Древняя русская литература 11 – 16 веков. Москва, 1982 год.

  18. Очерки русской культуры 13 – 15 веков Москва,1969-1970 годов. Части 1-2.

  19. Забелин И.Е. Домашний быт русских царей в 16 – 17 веках. Москва, 1895 год.










Задание № 2:


План:

  1. «Домострой» как литературный памятник.

  2. Нормы морали 16 века.

  3. «Домострой» как энциклопедия домашнего хозяйства.

  4. Значение «Домостроя» в жизни общества.





Дом вести – не лапти плести.




Эта народная мудрость сжато выражает отношение русского человека к Дому – одновременно и хозяйству, и помещению, и его насельникам – в соответствии с многовековой традицией, которая не укладывается в схематические представления современных нам систем, идей или концепций. Дом вести – государю, то есть одновременно и гражданину (иконное значение слова государь), и хозяину, и господину. Взаимообратимость понятий о «государстве» типична для средневекового представления о человеке: это понятие начинает и завершает весь круг земных обязанностей человека – он и господин и раб одновременно. Все зависит от отношения его к другим людям в общей цепи социальных признаков.

С Домостроем в истории русской культуры связаны многие легенды и мифы – верный признак значительности и значимости этого памятника национального самосознания, как бы вдруг возникшего на излете средневековья. Подобные легенды отражают историю самого текста, а мифы – его восприятие, но – восприятие нашего времени.

Если «понять – значить простить», то понять эпоху, в которую создан памятник литературы, прежде всего и значит правильно оценить значение его для того времени, когда он возник. Но тогда и окажется, что прощать-то некого, да и не за что. Все хорошо в свое время... время оценит... но время и сохранит...

Время сохранило нам Домострой.

Неопределенность и некая многозначность содержания Домостроя объясняется происхождением памятника, типичного для средневековой литературы памятника нравоучительной литературы. Нравоучительной – а это прежде всего значит, что повествовательный элемент в нем подчинен назидательным целям поучения и прорывается в текст только вместе с народной речью, да и то лишь в виде исключения. Это значит также, что каждое положение аргументируется ссылками на освященные традицией образцовые тексты, главным образом – тексты Священного Писания, но не только его. Домострой отличается от других средневековых памятников как раз тем, что в доказательство истинности того или иного положения приводятся также изречения народной мудрости, еще не отлившиеся в тысячеустом употреблении в законченность современной пословицы. Это значит, наконец, что прагматический характер изложения нацелен в Домострое прежде всего на подачу информации, обычно посредством тех же истин Писания, под оценивающим углом которых рассматривались все вообще проявление жизни, масштабом которого они измерялись и в котором видели образцы. Непосредственность чувства, искренность и упорное стремление к утверждению нравственного идеала одухотворяет Домострой.

Литературная традиция, породившая Домострой, идет от древних переводов на славянский язык христианских текстов нравственного характера, особенно почитавшихся в Новгороде. Именно здесь долго сохранялись и условия, способствовавшие тем отношениям церкви с властью, а их обеих – с подданным, которые отражены в Домострое: «справедливая», праведная вера, скрепляющая прерогативы власти своим авторитетом, «очищающая» ее. Духовность как естественная потребность личности, живущей в жестоком мире средневековья.

Это обстоятельство не нужно оставлять без внимания: Домострой в момент своего сложения является порождением самой демократической и социально свободной по тем временам территории Руси. Перед нами не просто «экономия» (таково точное значение кальки – слова «домострой»), она проникнута нравственными характеристиками в отношениях между людьми, которое составляет население Дома. Христианская мораль в отточенных определениях отцов церкви накладывается на бытовые подробности жизни – и тем самым как бы ограничивает возможности человека, подчиняя их общепринятым нормам этой жизни.

В основе текста Домостроя лежит несколько традиционных для средневековой литературы жанров. Это объясняет и сложность состава, и частую противоречивость нравственных рекомендаций книги.

Духовность Дома и рассчитанность быта, исходящие из самого простого чувства, с которым рождается человек – из стыда. Вся нравственность и вырастает из чувства стыда, - эти слова В.С. Соловьева вполне отражают содержательную сущность средневекового Домостроя. Стыду присуще формальное начало долга, и только исполненный долг ведет к благу, у него есть цель, созидательная цельность личности (целомудрие), а человеческая цельность – это и есть норма средневековой этики, именно она очерчивает границы «недолжного, или греха».

Отталкиваясь от природного чувства стыда, средневековой канон воспитания формирует культурный тип человека, удачно соответствующий условиям этой жизни. В таком смысле Домострой – вполне обычная часть «практической философии» средних веков, ведущих свое происхождение от хорошо известных тогда книг Аристотеля.

Этика Домостроя построена не на запретах Нагорной проповеди, она обращается к чувству стыда, которое при умелом воспитании может породить в человеке множество добродетелей в нравственных, социальных и идеальных (религиозных) их ипостасях. Именно так, как описал их Соловьев в своей схеме: жалость и благоговение, надежду, любовь и веру, умеренность, мужество и мудрость. Стыд развивается в совесть, в чувство собственного достоинства (честь), в аспектизм. Жалость порождает альтруизм, справедливость и милосердие – с теми же степенями повышения качества, что зависит уже от возраста, положения в обществе и личных способностях человека. Кругами от этих добродетелей идут производные: великодушие, бескорыстие, терпеливость, щедрость, терпимость, правда…

Человек средневековья нравственно развивался долго, постепенно вовлекаясь в жестокую ранжировку моральных норм. Внутренняя выводимость добродетелей – одна на основе другой – побуждала к развитию личных черт, пластично входящих в потребности общественной среды. Личное и общественное еще не были антагонистичны, поддаться давлению извне - не означало сломить свое, индивидуальное ценное. Учились не по писаным нормам – оп образцам. Образей поведения – в бытии и в быту, а именно это и создавало нерасторжимое единство экономики (быт) и нравственности (идеал Бытия).

«Благословляю я, грешный, и поучаю, и наставляю, и уразумеваю единственного сына своего и его жену, и детей их, и домочадцев – следовать христианским законам, жить с чистой совестью и по правде, в вере соблюдая волю божью и заповеди его, а себя, утверждая в страхе божьем и в праведном житии, жену наставляя и домочадцев своих не понужденьем, не битьем, не тяжкой работой, а словно детей, что всегда в покое, одеты и сыты, и в теплом дому, и всегда в порядке». Такие поучения давал отец сыну, который вступал в законный брак в середине 16 века. Семья сына должна строго следовать законам данного писания и благополучие в семье зависело от того, как все домочадцы соблюдают правило морали: «Если ж писание моего не примете, наставлению не последуете, не станете жить по нему и поступать не будете так, как здесь сказано, дадите ответ за себя сами в день Страшного суда, а я вас на благополучную жизнь, и размышлял, и молил, и поучал, и писал вам. Если же примите простое мое поучение и ничтожное наставление со всей чистой душой и прочтете, прося, насколько возможно, у Бога помощи и разума, и коли Бог вразумит, претворите их все в дело, - будет на вас милость божья и до окончания века. И дом ваш, и чада ваши, имение ваше и богатство, какие вам Бог послал благословением и за ваши труды, - да будут благословенны и преисполнены всяческих благ во веки веков».


Текст Домостроя составлялся постепенно, из разных источников, во многих местах. Сначала переводили с греческого языка и переписывали нравоучительные высказывания и «Слова» святых отцов, особенно Иоанна Златоусова. Потом составляли из них сборники, известные под разными названиями, сменявшими друг друга: Златоуст, Златоструй, Златая цепь… Измарагд, по-гречески «смарагд», то есть изумруд. Сжатое изложение этих «слов», наиболее интересных, и составило первую часть Домостроя. Большинство изречений и советов, собранных здесь, не только не являются русскими по форме, они вообще выражают не свойственный русской среде дух «монашеского православия». Таковы назидательные речи Ефима Сирина, Афанасия Александрийского, Василия Великого, Иоанна Златоусова, Нила Синайского и др., переведенные на славянский язык лишь в 10 веке. Именно из этих поучений вышли некоторые мотивы Домостроя, осуждаемые сегодня: унижения женщины, суровой аскезы, жестоких форм воспитания. Первый из этих мотивов, связанный с отношением к женщине, как бы отталкивался от эротики ветхозаветных текстов, отцы церкви в своей преувеличенной стыдливости давали чересчур одностороннюю характеристику женщине. Совсем иначе Домострой, там, где уже не наблюдается прямой связи с патристикой: домострой расширяет функции «жены», и социальные и гражданские, как хозяйки дома, равноправной с господарем личности, подотчетной только ему.


Случайные файлы

Файл
nin3.doc
18193.rtf
162952.rtf
143418.rtf
66219.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.