Культурологические представления П. А. Кропоткина (ref-21057)

Посмотреть архив целиком

Содержание:

  1. Введение.

  2. Важнейшие биографические данные.

  3. Почему анархия по Кропоткину – высшая степень возможной культурности.

  4. Влияние тюрем. Антикультурность этого явления.

  5. О том, что закон – зло.

  6. Религия и Бог – обязательные ли это части культуры.

  7. Прочие интересные высказывания Кропоткина касательно культурной жизни общества.

  8. Отношение культурных ценностей и деятельности П. А. Кропоткина к современной культуре.








































Введение.


Эта тема доклада выбрана мной не случайно. Мне даже доставит некоторое удовольствие проанализировать причину собственного выбора.

В какой-то момент своей жизни я прочла на стене в подъезде – «Анархия мать порядка!», в другой момент стала относить себя к тем, кто это думает и говорит, и примерно в это же время стала читать книги об анархии, книги русских и зарубежных анархистов. Потенциально тяготея к тем или иным взглядам, я обнаружила, что из всех них ближе мне именно Кропоткин. Дело в том, что Пётр Алексеевич – мой кумир, если можно так выразиться по отношению к этому человеку. Моё уважение и трепет перед всей его личностью просто безграничны. Он для меня – идеал мужчины, отца, общественного деятеля, короче, человека во всех его проявлениях. В докладе я постараюсь как можно меньше затрагивать политический аспект, хотя это, наверное, невозможно по причине того, что многие его дела и труды связаны с этим неприятным словом.

Итак, Пётр Алексеевич Кропоткин – великий русский анархист, продолжатель, как многие считают, идей и деятельности М. А. Бакунина (вопрос очень спорный, т. к. если анализировать, то многие взгляды и позиции этих людей не сходятся), жившего практически в одно время с ним. Развитие доктрины российского анархизма обычно связывают именно с этими именами. Но я лично считаю, что именно Кропоткин после побега в 1876 году пока ещё из русской тюрьмы стал главным идеологом и вдохновителем российских анархистов.

Вообще, культурный облик этого человека не имеет, на мой взгляд, ни одного изъяна. Анархический коммунизм по Кропоткину представлял собой союз или федерацию вольных общин, объединённых свободным договором, где личность получит неограниченные возможности для своего развития.

Таким образом, вся его деятельность направлена на человека, на его «окультуривание» (будь то хождение в народ или написание книги, участие в восстании или съезде интернационала). И чьи, кроме как не его культурологические представления действительно стоит рассматривать, делать из них выводы, просто обращать внимание, изымать для себя что-то ценное? Более или менее неплохая подкованность в его биографии и общественно-культурной деятельности, надеюсь, помогут мне донести и исчерпать суть плана и раскрыть тему доклада.










Важнейшие биографические данные.


Пётр Алексеевич родился в 1842 году в Москве. Древний род, ведущий своё происхождение от Рюрика, всегда был предметом гордости его отца, но не его самого. Стоит, думаю, сразу заметить, что с самого детства огромные бездны разделяли этих людей. А вот мать, умершую очень рано – в 1846 году, братья Кропоткины – Пётр и Саша – (Александр старше) помнили и любили всю жизнь. На мой взгляд, оба они пошли именно в мать, т. к. с отцом и того, и другого мало что объединяло. Он был типичным николаевским офицером. Этим всё сказано.

Домашнее обучение ему, скорее всего, нравилось больше, чем в пажеском корпусе (хотя именно там он увлёкся физикой, химией…), куда он, собственно, попал по чистой случайности, сыскав благосклонность царя Николая и его супруги, будучи ещё восьмилетним ребёнком, на балу в честь Николая 1.

Кстати, о его детских годах. Он был очень впечатлительным и умным ребёнком. Это можно понять из того, что не каждому дано запомнить свои ранние переживания, тем более что переживания были на довольно высоком интеллектуальном уровне: по поводу жестокости самого явления крепостничества (особенно его возмущали браки по приказу), страсть к изучению разных гуманитарных наук (языки, история) и к музыке.

В универ после пажеского корпуса он не мог поступить, т. к. это означало бы полностью порвать с отцом, а как следствие – безденежье и голодная смерть. Но и выбор полка оказался не менее сложным решением, чем отказ от дальнейшей учёбы. В гвардию он не пошёл по причине своей неприязни к светской жизни (балам, парадам). Самым реальным местом для службы ему казалась Сибирь – бесконечное поле для применения выработанных или задуманных реформ, широкое поприще для «настоящей деятельности».

В Сибири он провёл в целом 5 лет. Если рассказывать обо всём, ни в какой реферат не влезет. Там он пообщался и познакомился с кучей народу. Там он пытался облегчить жизнь ссыльных и заключённых. Везде, куда его направляли, или он сам «направлялся», Пётр Алексеевич стремился реформировать, реформировать в лучшую сторону. Там прошли его первые опыты в научно-исследовательской деятельности (исследование Западных Саян, Олёкминско-Витимская экспедиция). По сути дела настоящей службой он не занимался, точнее, занимался, но в каком-то другом русле.

И он, и брат решили расстаться с военной службой после восстания поляков и после того, как задуманные реформы парализуются властью. Таким образом, в 1867 году они поселились в Питере, где Петр Алексеевич поступил–таки в университет на математическое отделение физико-математического факультета. Честно говоря, для меня остаётся загадкой: как такой гуманитарный до мозга костей человек мог всерьёз интересоваться точными науками, и не просто интересоваться, а в ближайшем будущем достигнуть приличных высот. При всём этом стоит заметить, что отец вовсе не выражал желания помогать материально. Так что приходилось рассчитывать исключительно на литературный заработок (он с братом стал переводить «Основы биологии» Спенсера и т. д.), совмещая всё это с заинтересованностью в географии (он много работал для Географического общества).

Через год после смерти отца, в 1872 году Кропоткин впервые посещает Европу, где и знакомится со взглядами Бакунина М. А. и деятельностью Юрской федерации 1 Интернационала. В этот-то момент революционность анархизма и производят на Кропоткина большое впечатление. По возвращении в Россию он активно включается в деятельность русского революционного подполья, примыкает к группе «чайковцев», ведёт пропагандистскую работу среди рабочих. В марте 1874 его арестовывают и заключают в Петропавловскую крепость. После двух лет заключения ему удалось бежать из Николаевского военного госпиталя и скрыться за границей. Тут начинаются долгие – более сорока лет – годы жизни вне Росси.

Он продолжает активно участвовать в русском и европейском революционном движении (сотрудничает в анархистских газетах, выступает на митингах). За эту деятельность Кропоткина арестовали вторично, уже французские власти, заключившие его в тюрьму Клэрво.

Вообще, в годы эмиграции Пётр Алексеевич сотрудничал с различными научными издательствами, написал свои основные сочинения («Записки революционера», «Великая Французская революция» и т. д.).

И только после февральской революции он вернулся в Россию. Всё то, что происходили в последующие годы, не смогло как-либо изменить его веру в человека, справедливость и добро, в неутопичность идей анархии.

Встречи Кропоткина с Лениным не смогли переубедить этого помешавшегося на своих собственных идеях деспота в том, что бюрократизация неизбежна при ставке только на крупное государственное машинное производство и т. д.

Умер Кропоткин в 1921 году, многое сделав и для России, и для всего мира, написав произведения, до сих пор волнующе неравнодушные к человечности умы.

















Почему анархия по Кропоткину – высшая степень возможной культурности.


Начнём с того, что такое анархия. В переводе с греческого – «безначалие», «безвластие». Кропоткин писал, что «это есть миросозерцание, основанное на механическом понимании явлений, охватывающее всю природу, включая сюда и жизнь человеческих обществ». Анархия родилась из указаний практической жизни. Я глубоко убеждена, что у этого термина просто не может быть какого-либо негативного значения, даже негативного оттенка. Концепции понимания анархизма как социально-философского явления у разных мыслителей построены на разных основаниях, но одно непоколебимо общее – это то, что главная причина социального угнетения, несправедливости – государство. «Равенство возможно, но никак не механическое выравнивание самих личностей», - это слова Бакунина. Это слова любого анархиста. Бакунин считал, что суть анархии выражена в словах: «предоставьте вещи их естественному течению». Отсюда одна из центральных идей анархизма – идея свободы личности как её естественного состояния, которое не должно нарушаться никакими государственными институтами. Итак, не менее важное, чем устранение государственности, в теории анархии – это Личность. Пётр Алексеевич тоже ставил Личность и её свободу на первое место. Несведущие люди тут могут усмехнуться и сказать: «Так что ж, все смогут, если захотят убивать и грабить, ведь это тоже будет свобода личности?» Но, уважаемые несведущие, кто собирается отменять моральные ценности, то есть обычные человеческие

ценности, которые служат идеалом для всех здоровых нравственно и умственно людей, коими могут стать все абсолютно, если в них не убивать так же здоровую жажду свободы и самовыражения с самого рождения? Здесь между терминами «культура» и «ценности» можно поставить знак равно, ведь чем выше уровень моральных ценностей, тем выше и уровень культуры. Приведу определение слова ценности из учебника по культурологи: «Ценности – социально одобряемые и разделяемые большинством людей представления о том, что такое добро, дружба и так далее. Ценности служат идеалом для всех людей». Это не законы, не дурацкие устои общества, это то, что отличает человека от животного.


Случайные файлы

Файл
24345-1.rtf
54203.doc
2062.rtf
dvorian.doc
25070-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.