Культура 18 века России (11)

Посмотреть архив целиком

Культура 18 века России

Содержание






Содержание 2



Введение 3



Общая оценка русской культуры 18 века 4



Просвещение 5



Русская наука. М. В. Ломоносов. 8



Музыка 18 века 12



Народное творчество 18 века 16



Культура дворянства. 18



Заключение 22



Список использованной литературы 23

Введение


"Век разума и просвещения" - так говорили о своем времени великие мыслители XVIII столетия, провозвестники новых революционных идей. В историю мировой культуры XVIII век вошел как эпоха больших идейных и общественно-исторических сдвигов, острейшей борьбы с феодально-монархическими устоями и религиозным догматизмом. Распространение материалистического мировоззрения и утверждение духа свободолюбия нашли яркое отражение в философии, науке, литературе, в просветительской деятельности крупнейших философов, ученых, писателей этого времени - Дидро и Гольбаха, Вольтера и Руссо, Лессинга, Гёте и Шиллера, Ломоносова и Радищева.

В новый период вступает и русская культура, пережившая на рубеже XVII и XVIII столетии знаменательный перелом. После долгого времени насильственной культурной изоляции, обусловленной трехвековым монгольским завоеванием, а также влиянием православной церкви, старавшейся оградить Русь от всего "еретического", "западного" (в том числе образованности, нравов, форм культурного быта), русское искусство вступает на путь общеевропейского развития и постепенно освобождается от оков средневековой схоластики. Это был первый век развития светской культуры, век решительной победы нового, рационалистического мировоззрения над суровыми, аскетическими, догмами религиозной морали. "Мирское" искусство приобретает право на общественное признание и начинает играть все более важную роль в системе гражданского образования, в формировании новых устоев общественной жизни страны. И вместе с тем русская культура XVIII века не отвергала своего прошлого.

Приобщаясь к богатому культурному наследию Европы, русские деятели в то же время опирались на коренные отечественные традиции, накопленные за длительный предшествующий период художественно-исторического развития, на опыт древнерусского искусства. Именно в силу этой глубокой преемственности Россия сумела в течение XVIII века не только принять активное участие в общем процессе движения мировой культуры, но и создать свои национальные школы, прочно утвердившиеся в литературе и поэзии, в архитектуре и живописи, в театре и музыке.

К концу столетия русское искусство достигает огромных успехов.

Общая оценка русской культуры 18 века


О значении сдвигов, происшедших в русской культуре, говорит тот факт, что впервые в XVIII веке светская, нецерковная музыка выходит из области устной традиции и приобретает значение высокого профессионального искусства.

Интенсивный рост русской культуры в XVIII веке в огромной мере был обусловлен крупными преобразованиями во всех областях жизни русского общества, осуществленными в эпоху Петра I.

Петровские преобразования в корне изменили весь строй культурной и общественной жизни России. Рушатся старые "домостроевские" обычаи средневекового церковно-схоластического мировоззрения.

Политические и культурные достижения петровской эпохи содействовали укреплению в народе чувства национальной гордости, сознания величия и мощи Русского государства.

Неоценимый вклад в развитие русской культуры XVIII века внесли русские музыканты - композиторы, исполнители, оперные артисты, в большинстве своём вышедшие из народной среды. Перед ними стояли задачи огромной трудности, в течение нескольких десятилетий они должны были освоить веками накопленные богатства западноевропейской музыки.

В общем пути исторического развития русского искусства XVIII века выделяются три основных периода:


  • первая четверть века, связанная с реформами Петра;

  • эпоха 30-60-х годов, ознаменовавшаяся дальнейшим ростом национальной культуры, крупными достижениями в области науки, литературы, искусства и вместе с тем усилением сословного гнета;

  • последняя треть столетия (начиная с середины 60-х годов), отмеченная большими общественными сдвигами, обострением социальных противоречий, заметной демократизацией русской культуры и ростом русского просветительства.


Просвещение


На грани XIX в. в России числилось 550 учеб­ных заведений и 62 тыс. учащихся. Эти цифры показывают подъем грамотности в России и вместе с тем ее от­ставание по сравнению с Западной Европой: в Англии в конце XVIII в. насчитывалось в одних только воскресных школах бо­лее 250 тыс. учащихся, а во Франции количество начальных школ в 1794 г. доходило до 8 тыс. В России же в среднем учи­лось лишь два человека из тысячи.

Социальный состав учащихся в общеобразовательных шко­лах был чрезвычайно пестрым. В народных училищах преобла­дали дети мастеровых, крестьян, ремесленников, солдат, матро­сов и т. д. Неодинаков был и возрастной состав учащихся — в одних и тех же классах обучались и малыши и 22-летние мужчины.

Общераспространенными учебниками в училищах были аз­бука, книга Ф. Прокоповича «Первое учение отрокам», «Ариф­метика» Л. Ф. Магницкого и «Грамматика» М. Смотрицкого, часослов и псалтырь. Обязательных учебных программ не было, срок обучения колебался от трех до пяти лет. Прошедшие курс учения умели читать, писать, знали начальные сведения из арифметики и геометрии.

Немалую роль в развитии просвещения в России сыграли так называемые солдатские школы — общеобразовательные училища для солдатских детей, преемники и продолжатели цифирных школ петровского времени. Это — наиболее рано воз­никшая, самая демократическая по составу начальная школа того времени, обучавшая не только чтению, письму, арифметике, но и геометрии, фортификации, артиллерии. Не случайно во второй половине XVIII в. отставной солдат наряду с дьячком становится учителем грамоты и в деревне и в городе — вспом­ним отставного сержанта Цыфиркина, честного и бескорыстного, тщетно пытавшегося обучить Митрофанушку «цыфирной муд­рости». Солдатские дети составляли основную массу студентов Московского и Петербургского университетов. К типу солдат­ских принадлежали также национальные военные школы, от­крытые во второй половине XVIII в. на Северном Кавказе (Кизлярская, Моздокская и Екатериноградская).

Второй тип школ в России XVIII в.— это закрытые дворян­ские учебные заведения: частные пансионы, шляхетские корпу­са, институты благородных девиц и т. д., всего более 60 учебных заведений, где обучалось около 4,5 тыс. дворянских детей. Хотя в шляхетских корпусах (Сухопутном, Морском, Артиллерий­ской, Инженерном) готовили главным образом офицеров для армии и флота, они давали широкое по тому времени общее образование. В них учились первые русские актеры братья Вол­ковы и драматург Сумароков; ученики участвовали в спектак­лях придворного театра. Сословными учебными заведениями были и благородные пансионы — частные и государственные: Смольный институт благородных девиц, Благородный пансион при Московском университете и т. д. Из них выходили хорошо образованные дворяне, воспринявшие идеологию своего класса. Эти учебные заведения пользовались наибольшей финансовой поддержкой правительства: на один Смольный институт отпус­калось 100 тыс. руб. в год, в то время как на все народные школы давалось по 10 тыс. руб. на губернию, да и эти деньги шли не только на народное образование, но и на нужды «обще­ственного призрения» — больницы, богадельни и пр.

К третьему типу учебных заведений относятся духовные семинарии и школы. Их насчитывалось 66, в них обучалось 20 393 человека (имеются в виду только православные школы). Это были также сословные школы, предназначаемые для детей духовенства; разночинцев в них, как правило, не принимали. Главной задачей этих школ была подготовка преданных церкви и царю священников, но воспитанники семинарий получали и общее образование и нередко становились проводниками гра­мотности в своих приходах. Небольшое количество (около двух десятков) специальных школ (горные, медицинские, штурман­ские, межевые, коммерческие и др.), а также основанная в 1757 г. Академия художеств, представляли четвертый тип учеб­ных заведений. Хотя в них училось всего около 1,5 тыс. чело­век, они играли важную роль в подготовке специалистов, в ко­торых Россия тогда особенно нуждалась.

Наконец, подготовка специалистов велась и через универси­теты — Академический, учрежденный в 1725 г. при Академии наук и существовавший до 1765 г., Московский, основанный в 1755 г. по почину Ломоносова, и Виленский, который фор­мально был открыт лишь в 1803 г., но фактически действовал как университет с 80-х годов XVIII в. Студенты философского, юридического и медицинского факультетов Московского уни­верситета, помимо наук по своей специальности, изучали также латынь, иностранные языки и русскую словесность.

Московский университет был крупным культурным центром. Он издавал газету «Московские ведомости», имел собственную типографию; при нем работали различные литературные и на­учные общества. Из стен университета вышли Д. И. Фонвизин, позднее А. С. Грибоедов, П. Я. Чаадаев, будущие декабристы Н. И. Тургенев, И. Д. Якушкин, А. Г. Каховский.

Необходимо трезво оценивать результаты развития просве­щения в России в XVIII в. Дворянская Россия имела Академию наук, университет, гимназии и другие учебные заведения, а кре­стьянский и мастеровой люд страны в массе оставался негра­мотным. Школьная реформа 1786 г., так широко афиширован­ная правительством Екатерины II, была народной только по имени, а на деле носила сугубо классовый характер. Нельзя забывать, что идеи «Просвещения» были «девизом царизма в Европе»1. Однако гений народа смог проявиться не благодаря политике «просвещенного абсолютизма», а вопреки ей. Это осо­бенно наглядно видно на примере М. В. Ломоносова.

Русская наука. М. В. Ломоносов.

Нет необходимости подробно рассказывать о жизни М. В. Ломоносова: со школьной скамьи каждый знает о том, как этот сын рыбака-помора тайком от родителей ушел с обозом в Москву, претерпел тяжкую нужду и лишения, но наук не оставил, а стал первым русским академиком, основал Московский университет и, по меткому определению А. С. Пушкина, «сам был первым нашим университетом». Это был ученый энциклопеди­ческих знаний, один из основоположников современного есте­ствознания, физик, химик, астроном, геолог, историк, поэт и лингвист.

Появление такого гиганта науки, как Ломоносов, в условиях крепостной России нельзя объяснить простой случайностью, капризом природы, прихотью судьбы. Предшествовавшее разви­тие русского общества подготовило великие достижения XVIII в., когда русская наука, освобождаясь от пут средневе­ковья, переживала своеобразное Возрождение. Ф. Энгельс ха­рактеризовал Возрождение как эпоху, «которая нуждалась в титанах н которая породила титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености»2. Русская наука XVIII в. тоже нуждалась в таких титанах, и не случайно именно в Российской академии прославили свои имена открытиями мирового значения физик и химик Ломоносов, математики Эй­лер и Бернулли.

Исследования ученых-иностранцев, приглашенных в Петер­бургскую академию, способствовали развитию русской и миро­вой науки. Но не их грудами и не усилиями «просвещенной монархини» была создана русская наука. Она создавалась рус­ским народом, людьми «разного чина и звания». Крестьяне М. В. Ломоносов и М. Е. Головин (математик), солдатские дети И. И. Лепехин, С. П. Крашенинников и В. Ф. Зуев были в числе первых русских академиков; токарь Навигацкой школы А. К. Нартов, гидротехник и строитель калмык М. И. Сердюков, первый русский теплотехник, создатель «огнедействующей ма­шины», солдатский сын И. И. Ползунов, «нижегородский посад­ский человек», механик Академии наук И. П. Кулибин — вот подлинные творцы науки и новой техники в крепостной России.

Значительны были достижения русской научной мысли, и среди них особенно выделяются гениальные догадки и откры­тия М. В. Ломоносова. Опираясь на живую практику, на опыт, материалистически оценивая все явления окружающего мира, Ломоносов стремился к глубоким теоретическим обобщениям, к познанию тайн природы. Он развил атомно-молекулярную ги­потезу строения вещества и стал одним из родоначальников химической атомистики и физической химии. Универсальный закон сохранения материи и движения, открытый Ломоносо­вым, имеет огромное значение для всего естествознания, равно как и для материалистической философии. Труды Ломоносова в области геологии дали правильное объяснение причин подня­тия материков и горообразования, вековых колебательных дви­жений Земли; ученый заложил основы сравнительно-историче­ского метода в геологии. От глубоких недр Земли, «куда рукам и оку досягнуть возбраняет натура» и куда приходится «прони­кать разумом», Ломоносов обращается к далеким звездам; ми­ровое пространство, «обширность безмерных мест» влечет его к себе и как ученого и как поэта. Открытие Ломоносовым одним из первых атмосферы на Венере привело к созданию новой нау­ки — астрофизики; изобретенная им «ночезрительная труба» получила в наши дни применение в мире морских биноклей и прожекторных труб.

М. В. Ломоносов выступил в качестве ученого-новатора так­же и в области наук общественных. Он не был профессионалом-историком, но его исторические труды по праву занимают вид­ное место в русской науке. Он боролся с теорией Байера и Миллера о норманском происхождении Руси, на основе критического изучения исторических источников создал обобщающий труд «Древняя Российская история», в котором писал, что не с призвания варягов начинается история нашей Родины, а что русский народ и язык простираются в «глубокую древ­ность»3. Русская история дана Ломоносовым на фоне истории всеобщей.

Реформа русского стихосложения, начатая В. К. Тредьяковским, завершена Ломоносовым, который тесно связывал вопросы поэзии с развитием русского языка. Им созданы учеб­ники по риторике и грамматике, он подготовил реформу рус­ской стилистики, осуществленную впоследствии А. С. Пушки­ным. Ломоносов много сделал и для развития русского искус­ства. Он возродил забытое с XII в. искусство мозаики, способствовал выдвижению таких видных художников и скульп­торов, как Ф. С. Рокотов и Ф. И. Шубин.

Труды Ломоносова намного опередили его время; все вели­чие научного подвига этого «архангелогородского мужика» было осознано в полной мере значительно позже. Но и при жизни Ломоносова труды его получили известность за грани­цей, он был избран членом Шведской и почетным членом Болонской академий наук. Великий математик Л. Эйлер назвал его «гениальным человеком, который своими познаниями де­лает честь настолько же академии, как и всей науке».

Ломоносов не был одинок. Открытия ряда русских ученых составили золотой вклад русской науки в мировую. Основопо­ложник русской минералогической школы, сын придворного музыканта В. М. Севергин много сделал для развития идей Ло­моносова в минералогии и геологии. Трудами русских ученых в XVIII в. была исследована Сибирь. «Описание земли Кам­чатки» С. П. Крашенинникова было переведено на четыре европейских языка. Имена С. И. Челюскина и братьев Лап­тевых навечно остались на географических картах Севера на­шей Родины. Исследования выдающегося натуралиста, путе­шественника и этнографа И. И. Лепехина открыли для рус­ской науки богатства Поволжья, Урала и Сибири. Кратка, но выразительна характеристика из его жизнеописания: «Ума был быстрого, в суждениях тверд, в исследованиях точен, в наблюдениях верен».

Академия наук в 60—70-х годах провела пять экспедиций, обследовавших огромные территории. Для того чтобы яснее представить себе деятельность этих экспедиций и их значение для науки, остановимся на одной из них, руководимой акаде­миком И. И. Лепехиным. В 1768 г. экспедиция направилась по течению Волги в Астрахань, обследовав Оренбургские степи, повернула к северу вдоль Уральского хребта, проникла в район Вычегды, на Северную Двину и добралась до Архангельска. Пройдя по побережью океана, она через Олонецкий край в де­кабре 1772 г. вернулась в Петербург.

Экспедиция вела тщательные записи, которые легли в осно­ву «Дневных записок» Лепехина. Мы находим здесь описание животного и растительного мира, рудников и заводов, досто­примечательностей городов и сел, обычаев и быта народов. Свое исследование Лепехин снабдил рисунками. Имя академи­ка Лепехина сделалось известным не только в России, но и за границей. В 1767 г. он получил ученую степень доктора меди­цины в Страсбургском университете, в 1776 г. стал членом Берлинского общества испытателей природы. «Записки» Ле­пехина были, не в пример многим другим научным сочинениям того времени, написаны на русском, а не на латинском или немецком языке. Лепехин занимался и педагогической деятель­ностью. В течение 16 лет он состоял инспектором академической гимназии и отдавал много времени и сил заботам о ее учениках. Разрабатывая материалы своей экспедиции, Лепехин в то же время исполнял в Академии наук ряд других обязанностей: он был членом комиссии для издания переводов, вел академическое издание сочинений Ломоносова, участвовал в составлении этимологического словаря.

Во второй половине XVIII в. закладываются основы науч­ной биологии в России. В 1793 г. вышел первый в России медицинский журнал — «Санкт-Петербургские врачебные ведо­мости».

Вторая четверть XVIII в. является временем становления исторической науки в нашей стране. Начинается собирание и издание исторических источников. Крупнейший дворянский историк этого времени В. Н. Татищев работает над своей «Исто­рией Российской», в которой делает попытку связно изложить события русской истории с дворянской точки зрения. Работой Татищева пользовался в уже упоминавшейся «Древней Россий­ской истории» М. В. Ломоносов, из нее исходил и М. М. Щер­батов, создавая в 70-х годах XVIII в. свою «Историю Россий­скую от древнейших времен». «История» Щербатова проникнута стремлением возвеличить дворянство, оправдать крепостное право и дворянские привилегии. Напуганный Крестьянской войной под предводительством Е. И. Пугачева, автор осуждает народные движения, хотя и понимает неизбежность их. Дру­гой дворянский историк — И. Н. Болтин, вдумчивый и прони­цательный ученый и критик, занимался историей не только дворянства, но и купечества, духовенства, ремесленников. В своих трудах он возвеличивал крепостнический строй, само­державную власть царя и власть помещиков над крепостными.

Наука в России XVIII в. развивалась как часть науки ми­ровой. Русские ученые не только творчески воспринимали достижения западноевропейских ученых, но и сами оказывали все возрастающее влияние на мировую научную мысль. Общий уровень развития науки в России был ниже, чем в Западной Европе, но тем большее значение приобретает каждое новое ее достижение. Издания Российской Академии наук были извест­ны ученым других стран. За рубежом внимательно следили за научной жизнью Петербурга. Когда трагически, от удара мол­нии, погиб русский физик Г. В. Рихман, в Германии, Англии и Франции появились отклики на его смерть с описанием опы­тов покойного.

Почетными членами Петербургской академии были избраны выдающиеся деятели зарубежной науки — философ-материа­лист Д. Дидро, французский естествоиспытатель Ж. Бюффон, американский ученый и революционер В. Франклин.

Однако успехи русского просвещения и науки не стали до­стоянием трудовых масс. Массы были оторваны от достижений культуры, жили далекими от нее интересами. Самодержавие боялось распространения знаний. «Черни не должно давать образования, поелику она будет знать столько же, сколько вы да я, то не станет повиноваться нам в той мере, в какой пови­нуется теперь»,— писала Екатерина II фельдмаршалу П. С. Сал­тыкову.

Свои общественно-политические взгляды и художественные представления народ выражал в устном творчестве и приклад­ном искусстве.

Музыка 18 века


Петровская Эпоха положила начало развитию светской музыки нового типа. Творчество этого времени пока еще очень незначительно: оно ограничивается в основном простейшими жанрами прикладной музыки - военной, застольной, танцевальной.

На улицах новой столицы - Петербурга - играют военные оркестры; во дворце устраиваются ассамблеи с танцами; музыка звучит и на торжественных празненствах, и на военном параде, и на театральных подмостках. Строительство нового "государства Российского" настойчиво требовало новых, особых, специфических форм музицирования.

Новая функция музыкального искусства особенно полно проявилась в жанрах парадной, торжественной музыки.

В честь Петра I и его полководцев исполнялись специально сочиненные песнопения, носившие названия "панегирических", или "виатных", кантов.

В музыкальном поэтическом отношении панегирические канты были типичным выражением героико-патриотических настроений петровской эпохи.

Они породили особый стиль торжественно-пышной, гимнической хоровой музыки стиль, получивший высшее завершение в хоровых концертах, кантатах и ораториях конца века.

Особой популярностью пользовались танцевальные жанры.

Танцы петровских ассамблей - менуэт, полонез, англез - прочно укоренились на русской почве, а некоторые из них, в первую очередь менуэт, стали излюбленными в дворянском обществе.

Достаточно разнообразным был музыкальный репертуар петровских ассамблей.

В последние годы царствования Петра музыкальные развлечения при дворе приобретают иной характер.

Постепенно к музыке начинают приобщаться наиболее образованные представители русской аристократии. Некоторые из них хорошо владели искусством игры на клавикордах, скрипке и флейте. При дворе входят в моду галантные песни любовно-лирического содержания ("арии"), исполнявшиеся под аккомпанемент клавесина, флейты или скрипки.

Видное место музыка заняла и в театре. Первые годы царствования Петра I положили начало активному развитию театральной жизни в России. Впервые театр стад доступным для сравнительно широкого круга зрителей. Неизменной участницей всех спектаклей была инструментальная музыка. Для оформления театральных постановок, по-видимому, требовалась довольно большая группа музыкантов.

Начав свое существование в первые годы царствования Петра I, русский театр продолжал расти и развиваться в течение всего XVIII века. Театр становится важным центром музыкальной жизни в послепетровскую эпоху, когда искусство завоевывает все более широкое общественное признание.

Эпоха 30-60-х годов XVIII столетия ознаменовалась ростом национального самосознания и укреплением национальных культурных традиций. Огромное значение имела деятельность Михаила Васильевича Ломоносова - первого русского ученого мирового масштаба. Росла и крепла русская литература; расцветала поэзия русского классицизма, представленная в творчестве того же Ломоносова и его ближайших современников В. К. Тредиаковского и А. П. Сумарокова. Успехи русского искусства наглядно проявились в творчестве знаменитого зодчего В. В. Растрелли, в портретной живописи А. П. Лосенко, А. П. Антропова и И. П. Аргунова.

В период 30-40-х годов музыка постепенно выходит из сферы прикладного искусства на самостоятельный путь развития. Осваиваются сложные музыкальные жанры: опера, кантата, соната, сюита. Музыкальные инструменты, в том числе клавикорды, скрипка и арфа, получают все более широкое распространение в дворянском быту. При дворе и в домах знатных вельмож устраиваются камерные концерты. Формируются хоровые капеллы, оркестры и оперные труппы, русские музыканты овладевают исполнительским мастерством. Тем самым развивающиеся традиции бытового и концертного музицирования готовили почву для последующего возникновения русской композиторской школы.

Основным жанром, характеризующим развитие музыкального искусства XVIII века в России, была опера. Не удивительно, что именно в оперном жанре ярче всего проявились впоследствии творческие возможности русских композиторов XVIII века.

Наряду с оперным искусством в России приобретают популярность различные жанры камерной музыки. В середине XVIII века камерные концерты при дворе становятся обычным явлением.

Большим успехом камерное музицирование пользовалось в аристократических любительских кругах. К этому времени заметно выросла и роль придворного оркестра.

В начале 60-х годов оркестр был разделен на две самостоятельные группы музыкантов - исполнителей оперно-симфонической и бальной музыки. Такая дифференциация была несомненным признаком роста исполнительских сил.

Не случайно из среды музыкантов придворного оркестра выдвинулись в конце века такие даровитые русские композиторы, как В.А.Пашкевич и И.А. Хандошкин.

Последняя треть XVIII века характеризуется значительной демократизацией музыкально-общественной жизни. Театральная жизнь выходит далеко за пределы придворного, аристократического быта. Развивается музыкальное образование, нотопечатание и нотоиздательское дело. Музыка становится достоянием более широких кругов русского общества: домашнее музицирование получает распространение в мелкопоместной и городской мещанской среде.

Ведущая роль в музыкальной жизни России по-прежнему принадлежит оперному театру. Однако развитие музыкального театра к этому времени приобретает новое направление: меняется и оперный репертуар, и состав зрителей.

Огромное значение для развития оперного жанра в России имели успехи отечественного драматического театра. Большого подъема театральная жизнь достигла в период 1770 - 1780-х годов, в эпоху деятельности передовых русских драматургов Фонвизина, Николаева, Княжина, Капниста. В 1776 году в Москве состоялось открытие Петровского театра, на основе которого впоследствии возник Большой театр.

Наряду с городскими "вольными" театрами в конце XVIII века широко развертывается сеть крепостных театров, разбросанных по всей России.

Особенно широкой известностью пользовались театры графа Н. П. Шереметева в его подмосковных имениях Кусково и Останкино.

Театр Шереметьева был в первую очередь оперным, причем основу репертуара составляли последние театральные "новинки" - комические оперы французских и итальянских композиторов. На этой сцене шли лучшие произведения Паизиелло, Пиччини, Гретри и Монсиныи.

А в главных ролях блистала знаменитая "первая певица" шереметевского театра Прасковья Ивановна Ковалева (по сцене - Параша Жемчугова, 1768-1803), чье имя вошло в народные предания и было овеяно легендарной славой.

Широкой популярностью в быту крепостнической России пользовался особый вид исполнительства - музыка роговых оркестров.

В конце XVIII века роговые оркестры исполняли также и достаточно широкий концертный репертуар классической музыки (в том числе симфонии Гайдна и Моцарта) и даже участвовали в оперных спектаклях.

К концу XVIII века все более систематический характер приобретает концертная жизнь.

Ораториальные, хоровые концерты пользовались большим успехом у публики. Одновременно устраивались и сольные концерты.

Большим успехом пользовались выступления клавесинистов и органистов В. Пальшау, И. Гесслера, А. Сартори, известных в России также и по своей педагогической деятельности.

Успехи музыкального образования и театрально-концертной жизни

создали прочную Основу для дальнейшего роста музыкальной культуры. Если в начале века домашнее музицирование процветало лишь в узком кругу русской аристократии и было в значительной степени данью «иноземному вкусу», то теперь оно сделалось потребностью.

К музыкальному искусству, несмотря на сословные ограничения, тянутся все более широкие слои населения, и даже представители крепостного сословия теперь составляют едва ли не основную группу музыкантов-профессионалов. К концу XVIII века можно говорить о вполне сложившихся, устойчивых национальных традициях в области музыкального исполнительства, оперного театра, концертной жизни.

Опера XVIII века.

Среди различных жанров профессиональной музыки конца XVIII века опера занимает первое место. Именно опера в эту эпоху становится наиболее развитым, наиболее профессиональным и вместе с тем наиболее массовым видом музыкального творчества. Опера привлекает к себе и широкую аудиторию и лучшие творческие силы. Опера вызывает живые отклики в общественном мнении, в поэзии, литературе и критике. С большой непосредственностью и полнотой она отображает передовые, демократические тенденции русского искусства.

В опере, как и в комедии, затрагивались самые острые, коренные проблемы русской действительности, и в первую очередь вопрос о социальном неравенстве, о тяжелом, бесправном положении крепостного крестьянства.

Русская опера XVIII века - это прежде всего реалистическая опера-комедия бытового плана, тесно связанная со всем укладом русской общественной жизни.

На оперной сцене в конце XVIII века выступает галерея типических персонажей, давно знакомых зрителю по комедиям того времени.

Опера по-своему метко высмеивала отсталые нравы русского общества, бичевала пороки скотининых и простаковых.

Критическая, обличительная направленность определяет главную, основную тенденцию реалистической оперы-комедии XVIII века, вошедшей в круг самых значительных, прогрессивных явлений русского искусства радищевской поры.

Молодое искусство оперы XVIII века со всей очевидностью свидетельствует об удивительном разнообразии путей развития русской композиторской школы.

Опера, со всей сложностью и многообразием ее форм, питала всю русскую профессиональную музыку содействовала развитию других жанров.

В ней коренились основы и русского симфонизма, и русской хоровой классики. Тесно соприкасаясь с народной песней и бытовым романсом, она оказывала воздействие и на профессиональную вокальную лирику.

Активное развитие оперной драматургии в XVIII веке во многом заранее обусловило ту важную роль, которую суждено было играть оперному жанру в творчестве композиторов-классиков.



Народное творчество 18 века


Мятежное поэтическое творчество неизменно сопутствует на­роду на протяжении всей его истории, являясь художествен­ным откликом на крупнейшие события действительности. В различные эпохи народное творчество принимало разные фор­мы. Для XVIII в. характерно возникновение новых тем и об­разов, вызванных к жизни изменившимися историческими условиями.

Центральное место в устном народном творчестве XVIII в. занимают песни и предания о Пугачеве. Недаром А. С. Пушкин ценил в них «печать живой современности». Эти песни создава­лись в ходе боев восставших с Царскими войсками. Народ ви­дит в Пугачеве не «государственного вора, изверга, злодея и самозванца», как именовали его царские манифесты, а народ­ного царя, крестьянского заступника и мстителя. В народных преданиях Пугачев — богатырь, герой-полководец, кровно свя­занный с народом и противостоящий дворянству; он стал во главе восставших, которые

...задумали дело правое,

Дело правое, думу честную:

Мы дворян господ — на веревочки,

Мы дьяков да ярыг — на ошейнички,

Мы заводчиков — на березоньки.

Народ не поверил даже смерти Пугачева — настолько ве­лика была уверенность в его силе. Подвиг Пугачева воспет не только русскими: башкиры, мордва, татары, удмурты видели в нем выразителя народных чаяний. Вместе с Пугачевым в баш­кирских песнях прославлен и его соратник Салават Юлаев.

Кроме песен о Пугачеве, в XVIII в. пользовались популяр­ностью ранее созданные песни о Разине, о «добрых молодцах, вольных людях». Такова знаменитая песня «Не шуми, мати зеленая дубравушка».

В XVIII в. продолжали широко бытовать традиционные жанры народного творчества — былины, сказки, пословицы, по­говорки, бытовые песни и т. д. Нельзя считать случайностью, что в XVIII в. были записаны пословицы, отражающие пред­ставление о воле: «воля господину, а неволя холопу», «воля неволи не хочет», «в поле-воля».

В рукописную демократическую литературу XVIII в. про­никли произведения народного творчества, которые не могли быть напечатаны из-за цензурных рогаток. Таков «Плач холо­пов», который выразительными сравнениями раскрывает «сви­репство» бар и подневольное положение крепостных. «Куда бы ты ни сунься — везде господа», — горестно восклицает неизвест­ный автор «Плача»; смерть — вот единственное избавление от тяжелой судьбы. Трудная жизнь голодающих дворовых отрази­лась в крестьянской «Повести пахринской деревни Камкина». То жалоба, то горький смех сквозь слезы слышатся в рукопис­ных пародиях на официальные документы. В «Глухом паспор­те» автор с горечью говорит о невозможности беглому кре­стьянину найти работу; нищета толкает его на путь грабежа и разбоя. Тяжкая солдатская служба ярко описана в рукопис­ных повестях солдатского происхождения — в пародийной челобитной к богу и в «Горестном сказании». Народная сатира проникает и в лубочные листы — такова картинка «Бык не захотел быть быком», где в иносказательной форме выражают­ся мечты народа о социальной справедливости.

Основные мотивы устной народной драмы — резкое обличе­ние царя-злодея (драма «Царь Максимилиан»), насмешка слу­ги над разорившимся дворянином («Мнимый барин»), призывы к расправе над дворянами («Лодка»). Этот жанр устного на­родного творчества отразил в доходчивой игровой форме клас­совые противоречия того времени.

Русский демократический театр XVIII в. также показывал дворян и церковников в их истинном неприглядном виде, сати­рически разоблачал глупость судейского чиновника, алчность и невежество чужеземного доктора-шарлатана, дурость и спесь барина-тунеядца. Для народного театра характерны резкий гротеск в обрисовке характеров, выразительность жеста и диа­лога, частая импровизация текста с использованием общеполи­тических и местных житейских тем. Эти народные представ­ления послужили одной из национальных основ русской быто­вой и сатирической драматургии второй половины XVIII в.

Художественные вкусы трудового народа находят яркое во­площение в произведениях прикладного искусства. В творениях народных мастеров встречаются изображения народного быта, сатирические зарисовки представителей правящих классов, сказочные образы, растительный и геометрический орнамент.

Украшались резьбой или росписью прялки, ткацкие станки и т. д. Расписные детские игрушки XVIII в. в гротескной фор­ме высмеивают жеманную, изнеженную барыню, самодовольно­го купца, модника-вельможу. Изображения животных и птиц (петуха, сокола, коня, лебедя и т. д.) можно найти на всевоз­можных предметах бытового обихода, мебели, пряничных дос­ках и т. п. Бедна была посуда крестьянина, но как любовно расписаны глиняные и деревянные чаши и ковши, какой тонкой резьбой покрыты берестяные туеса и деревянные шкатулки, сколько строгого вкуса вложено в узорные ткани, тонкие круже­ва и красочные вышивки!

Культура дворянства.

Классицизм


Русская культура второй половины XVIII в. отражает черты подымающейся нации. Возрастает общественная роль ху­дожественной литературы, которая постепенно теряет прежний анонимный и рукописный характер. Передовые писатели вы­ступают активными борцами за идеи просветительства; возни­кают первые литературные журналы.

Главное содержание культурного процесса середины XVIII в. — становление русского классицизма, идейной основой которого была борьба за мощную национальную государственность под эгидой самодержавной власти, утверждение в худо­жественных образах могущества абсолютной монархии.

Хотя русские писатели и художники обращались к опыту опередившего их в развитии западноевропейского классицизма, они стремились придать этому течению черты национального своеобразия. Хорошо об этом сказал Ломоносов: «Чтобы ничего неугодного не ввести, а хорошего не оставить, надобно смотреть, кому и в чем лучше последовать».

В отличие от западноевропейского классицизма, в русском классицизме, полном пафоса гражданственности, были сильны просветительные тенденции и резкая обличительная сатириче­ская струя.

В литературе русский классицизм представлен произведе­ниями А. Д. Кантемира, В. К. Тредьяковского, М. В. Ломоно­сова, А. П. Сумарокова. А. Д. Кантемир явился родоначальни­ком русского классицизма, основоположником наиболее жиз­ненного в нем реально-сатирического направления — таковы известные его сатиры. В. К. Тредьяковский своими теоретиче­скими трудами способствовал утверждению классицизма, од­нако в его поэтических произведениях новое идейное содержа­ние не нашло соответствующей художественной формы. Это было достигнуто в жанре торжественной и философской оды М. В. Ломоносовым, для которого и эта форма и обращение к монарху были поводом для пропаганды идеи общенародного культурного прогресса.

По-иному традиции русского классицизма проявились в со­чинениях А. П. Сумарокова и его школы (М. М. Херасков, В И Майков Я. Б. Княжнин и др.), которая защищала идею неразрывности интересов дворянства и монархии. Сумароков положил начало драматургической системе классицизма. В тра­гедиях он под влиянием действительности того времени, часто обращается к теме восстания против царизма, например в по­литической трагедии «Дмитрий Самозванец». В своем творче­стве Сумароков преследовал общественно-воспитательные це­ли, выступая с проповедью высоких гражданских чувств и бла­городных поступков; «свойство комедии - издевкой править нрав», - писал А. П. Сумароков.

С 70-х годов XVIII в. русский классицизм в литературе переживает кризис; обострение социальных противоречий и клас­совой борьбы приводит к проникновению в литературу новых тем и настроений. Так, республиканские мотивы появились в трагедии Я. Б. Княжнина «Вадим Новгородский». Но в то же время гражданская тематика оттесняется любовной лирикой. Из ведущего литературного направления классицизм становится литературой узких реакционно-крепостнических кругов.

Классицизм завоевывает господствующее положение в ар­хитектуре и изобразительном искусстве. Он определил облик Петербурга, где строили В. И. Баженов, А. Д. Захаров, А. Н. Воронихин, а также иностранные архитекторы — Г. Ка­мерон, Д. Кваренги и др. Русские архитекторы успешно ре­шали важнейшие задачи градостроительства; их постройки отличаются ясностью и логичностью замысла: строгость и лако­низм сочетались в их творчестве со стремлением к монумен­тальным торжественным образам. Особо следует отметить старое здание Библиотеки имени В. И. Ленина (б. дом П. Е. Пашкова) в Москве — высшее достижение творчества Баженова, блестящий образец классицизма, совершенный по архитектурному образу и изобретательности в убранстве. Патриотической гордостью, идеями триумфа и мощи России проникнуты ансамбли и общественные здания, созданные рус­скими архитекторами второй половины XVIII в., например здание Сената в Московском Кремле (М. Ф. Казаков), Таври­ческий дворец в Петербурге (И. Е. Старев). Величественная простота и оригинальность композиции совмещаются в них с компактностью объемов, светлой окраской, богатством отдел­ки фасада здания и ограды.

Характерной чертой русского классицизма в скульптуре бы­ла теплота, человечность. Достаточно взглянуть на надгробие Н. М. Голицыной в Донском монастыре работы Ф. Г. Гордеева, чтобы почувствовать возвышенную печаль и мудрую сдержан­ность тихой скорби, выраженные с величайшей искренностью. Русские мастера создали образцы монументальной скульптуры, отличающиеся величественным характером, гуманизмом обра­зов, лаконичностью и обобщенностью. Один из самых замеча­тельных памятников этой эпохи — памятник Петру I работы Э.-М. Фальконе. Он был иностранцем, но созданный им мону­мент должен рассматриваться в рамках русской культуры, пред­определившей оценку Петра I и трактовку его скульптурного образа. Фигура Петра, простершего вперед руку, ритмически связана с конем, а все изваяние — с мощным постаментом, ка­менной скалов весом в 80 тыс. пудов. Глубина мысли, героиче­ское истолкование образа, патетичность художественного замысла делают «Медного всадника» поэзией истории, символом великого исторического призвания России.

Классицизм нашел отражение и в исторической живописи. Обращают на себя внимание полотна А. П. Лосенко «Владимир и Рогнеда» и «Прощание Гектора с Андромахой», картина Г. И. Угрюмова «Испытание силы Яна Усмаря». Однако в жи­вописи сказалась больше ограниченность классицизма — отвле­ченный идеальный характер образов, условность колорита, подражание позам и жестам античных образцов.

Русский театральный классицизм, сложившийся к середине XVIII в., был заложен драматургией Ломоносова и Сумароко­ва, утвердивших национально-патриотическую тематику и про­светительское направление в театре. Распространение класси­цизма в театральном искусстве связано с возникновением в Петербурге в 1756 г. государственного публичного профессио­нального театра во главе с русским актером Ф. Г. Волковым. Крупнейшими актерами русского театрального классицизма были также И. А. Дмитревский, П. А. Плавильщиков, Т. М. Троепольская. Их игра отличалась тонким мастерством в раскрытии страстей и мыслей, выразительностью декламации. Мастер большого сценического темперамента, Ф. Г. Волков оставил по себе память вдохновенного художника в героиче­ских образах свободолюбивых персонажей трагедии Сума­рокова, не сходивших со сцены в то время.


Сентиментализм


Классицизм не был единственным течением дворянской культуры в век Просвещения. На смену ему пришел сентиментализм. Он принес с собой внимание к чувствам и интересам простого человека, преимущественно из «среднего» класса. Трагедию заменили «слезная мещанская драма» и комическая опера. Возвышенный язык трагедийных героев перестает волновать слушателей, с восторгом встречаю­щих «смешение в действиях забавы с горестью» и обливающих­ся слезами над чувствительными повестями. Создатель жанра сентиментальной повести и сентиментального путешествия в русской литературе, Н. М. Карамзин стремился передать тонкие и глубокие переживания простых людей. Однако в своих произ­ведениях он в консервативном духе рисовал идиллические отношения между помещиками и крестьянами. Н. М. Карамзин боялся выступлении крестьян, призрака французской буржуазной революции XVIII в. и потому примирялся с крепостниче­ской действительностью.

Влияние сентиментализма отразилось и в архитектуре, осо­бенно парковой, - с различными «гротами уединения», таин­ственными, скрытыми в полумраке беседками, в стилизации «дикой» природы. Одна из работ агронома и дворянского ме­муариста А. Т. Болотова так и называется: «Некоторые общие примечания о садах нежно-меланхолических». Большинство усадеб XVIII в. было создано при участии или по проектам крепостных архитекторов и садоводов.

В живописи сентиментализм сказался в «чувствительных» сюжетах, в приторно-слащавой трактовке крестьянских обра­зов, в пасторальной обрисовке природы. В картине М. М. Ива­нова «Доение коровы» все внимание художника сосредоточено не на крестьянах (его образы на них и не похожи!), а на крот­ких овечках, на идиллической картине мирной сельской жизни. Глядя на это полотно, нельзя подумать, что оно написано в 1772 г.— в преддверии Крестьянской войны. Сильны сентимен­тальные темы и в творчестве пейзажиста С. Ф. Щедрина, пи­савшего традиционные «ландшафты со скотиною», крестьянски­ми избами фантастической архитектуры и идиллическими «сельскими увеселениями» пастухов и пастушек.

Одним из видных сентименталистов в портретной живописи был В. Л. Боровиковский. Созданные им женские образы (на­пример, портрет М. И. Лопухиной) полны нежных элегических чувств и идиллических настроений.

Основоположником сентиментализма в русском театре яв­ляется актер В. II. Померанцев. Театр 70—80-х годов XVIII в. часто обращался к пасторальным операм и комедиям. Таков «Деревенский праздник» Майкова, на котором умиленные кре­стьяне хором поют: «Много мы имеем в поле и живем по нашей воле, ты нам барин и отец! »

Таковы же и «слезные драмы» Хераскова с душераздираю­щими сценами и идиллическим концом, с вознаграждением добродетели и обличением порока.

Сентиментально-идиллическая «чувствительность» проникла и в музыку. Романс «Стонет сизый голубочек» (слова И. И. Дмитриева, музыка Ф. М. Дубянского) надолго пережил своих создателей, продолжая и в XIX в. тревожить сердца куп­чих и мещаночек.

Сентиментализм в русской культуре возник в период фор­мирования новых, буржуазных отношений в недрах феодаль­но-крепостнического строя, и его борьба с классицизмом была отражением глубоких социально-экономических процессов. По­этому при всей политической ограниченности сентиментализма он был течением прогрессивным для своего времени.

Заключение


Восемнадцатый век в области культуры и быта России — век глубоких социальных контрастов, подъема просвещения и нау­ки.

XVIII век был знаменателен для России заметными переменами и значительными достижениями в области искусства. Изменились его жанровая структура, содержание, характер, средства художественного выражения. И в архитектуре, и в скульптуре, и в живописи, и в графике русское искусство выходило на общеевропейские пути развития. Еще в недрах XVII века, в петровские времена, происходил процесс «обмирщания» русской культуры. В становлении и развитии светской культуры общеевропейского типа невозможно было полагаться на старые художественные кадры,для которых новые задачи оказались не по плечу. Приглашаемые на русскую службу иностранные мастера не только помогали создавать новое искусство,но и были учителями русских людей. Другим не менее важным путем получения профессиональной подготовки была посылка русских мастеров на учебу в Западную Европу. Так многие русские мастера получили высокую подготовку во Франции, Голландии, Италии, Англии, Германии.

Русское искусство, как мы увидим ниже, продолжающее в XVIII веке развиваться на новых европейских началах, по-прежнему оставалось выражено национальным явлением со своим специфическим лицом, и факт этот сам по себе весьма знаменателен.

Однако в отличии от предыдущего периода времени на культуру большое влияние оказывало дворянство, а также продолжалось засилье иностранцев.

В этот период русская наука и образование продолжали развиваться, хотя крепостное право и самодержавие сильно препятствовали этому. Все же царскому правительству приходилось принимать некоторые меры по распространению образования – этого требовала эпоха.

В развитии просвещения России второй половины XVIII в. отчетливо прослеживаются две тенденции. Первая из них проявлялась в существенном расширении сети учебных заведений; вторая выражалась в усилении влияния принципа сословности на постановку просвещения.

С распространением образования тесно связано развитие науки. Необходимость познания законов природы и повышенный интерес к изучению ресурсов страны вызывались экономическими потребностями.


Список использованной литературы






  1. «Энциклопедический словарь русского художника.» Педагогика. 1983 г.


  1. А. Н. Петров. «Русская архитектура первой половины XVIII века.»1954г.


  1. Большая Советская Энциклопедия, — М.: 1975г. Тома 18,19,20,21.


  1. В.В. Мавродин «Рождение новой России.», - М.,1998г.


  1. Очерки русской культуры. Высшая школа МГУ 1990 г. Б.А.Рыбаков.


  1. История русской музыки. Т. 1. От древнейших времен до середины 19 века. 1973. О. Левашёва, Ю. Келдыш, А. Кандинский.


  1. Русская лира. «Очерки о музыкальной России».1971.Миронов А.Г.


  1. О русском искусстве. Собрание сочинений т. 24. М., 1953. Горький А.М.


  1. У истоков русского театра. Кузьмин А.И. М. 1984.


  1. Рыбакова Б. А. История СССР с древнейших времен до конца XVIII в. М.: Высшая школа. 1983.


  1. Криворотов В. Вехи. Взлеты и падения особого пути России // Знание — сила. № 8, 9. 1990г.


  1. Анисимов Е. В. Рождение империи // кн. История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории России IX — начала XX в. М.: Политиздат. 1991.



1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 22, стр. 24.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 20, стр. 346.

3 М. В. Ломоносов. Полное собрание сочинений, т. 6. М.-Л., 1952, стр. 178.

23




Случайные файлы

Файл
125386.rtf
108970.rtf
6.DOC
20651-1.rtf
9480.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.