Краткое сказание о чудотворно-явленной Тихвинской иконе Богоматери, в пояснение акафистного пения в честь сей иконы


Вместо предисловия

К числу особенно чтимых всею Православ­ною церковью икон Божией Матери принад­лежит явленная и вместе чудотворная Ее ико­на Тихвинская. Откуда явилась она в Право­славном нашем отечестве и при каких обстоя­тельствах, равно чем ознаменовалось Ее пре­бывание на Руси православной — обо всем этом передается в акафистном пении, составленном в честь Ея, но передается в самом, разумеется, сжатом виде — в виде только кратких указаний на совершившиеся события. Чтобы осветить эти места, так как акафисты особенно по серд­цу приходятся православному русскому наро­ду, — с этой целью и предпринят настоящий, весьма скромный труд. Главным событием к составлению этого краткого очерка послужи­ло сказание о сей иконе, изданное в С.-Петер­бурге в 1864 г.

Глубокая, сердечная вера православного русского народа в благодать Божию, носителя­ми которой являются не только живые органы — снятии божий человецы. но и все соприка­сающиеся к ним предметы и веши, равно как и изображения всех святых, или, что тоже, ико­ны. которые потому и называются чудотвор­ными, — имеет под собою действительное ос­нование. Не говоря уже о чудесах, совершив­шихся и совершающихся по молитве перед сими иконами, самое явление таких икон есть уже чудо. У

Чудесное явление Тихвинской иконы Бого­матери есть факт несомненный потому особен­но. что это явление не было делом единичным:

св. икона являлась и многочастно и многооб­разно, пока не избрала окончательно местом своего пребывания Тихвинскую, поначалу лес­ную местность. Для жителей же Новгородской области это многократное явление иконы сви­детельствовало об особом покровительстве Бо­гоматери по отношению к северному краю на­шего Отечества, особенно ввиду трудных обсто­ятельств его исторической жизни. Событие ос­вобождения, заступленном Богоматери. Тих­винской обители от шведов и полный разгром грозных вражеских полчищ имели значение даже для всего нашего Отечества. Вот почему не только в весях и многих городах, но и в обоих столицах сия икона в копиях составляет укра­шение первейших храмов той и другой.

Ряд явлений Тихвинской иконы Богомате­ри в пределах Новгородских, сопровождаемые всюду устройством на тех местах св. Божиих церквей, и дал основание знаменитой Тихвин­ской обители.

Был 1383 год. Солнце склонялось уже к за­паду. На Ладожском озере, в пределах Новго­родской губернии, в один из летних дней не­сколько рыбаков занимались рыбною ловлею. Все шло обычным порядком. Одно обстоятель­ство заставило тружеников прекратить на вре­мя всякую дальнейшую работу. Солнце уже за­таило луч и свои, как вдруг горизонт заблистал необыкновенным светом; взоры поневоле об­ратились к небу; и вот в сиянии, изобразившем вид круга, видят они чудный образ Богомате­ри, с Предвечным младенцем, которого Бого­матерь держала на правой руке. Изумленные. тем не менее, стараются составить себе ясный отчет: откуда взялась икона и куда держит Она свое направление? Но проследить все это им не пришлось, потому что видение скоро исчезло. Это было первое явление чудной иконы и за­мечательное в том отношении, что стоит в пол­ном соотношении с обстоятельствами призна­ния Господом Иисусом Христом апостолов к великому делу служения спасению рода чело­веческого. И они - первые благовестники уче­ния Христова, были такие рыбари, как и те, которым явилась икона Богоматери, на како­вое обстоятельство прежде всего указывает ака­фистное пение.

За первым явлением следует другое, за тем третье, в разных местах по направлению к Тих­вину. Вот название этих местностей: то была деревня Вымоченицы при реке Ояти, затем де­ревня Кожела при речке Паше и, наконец, пос­леднее вблизи самого города Тихвина. Где только являлась сия икона, повсюду устраива­лись на первых порах часовни, а затем уже и на­стоящие храмы.

Последнее из этих явлений было самое за­мечательное. Были срублены три венца, или три ряда деревянных сруб, среди которых на­ходилась чудная икона. По случаю ночи все ра­зошлись, лишь осталось несколько человек для охранения Святыни. Ночью стража заснула, а когда наступило утро следующего дня и на ме­сто постройки собралось немало народа, к ужасу всех, на том месте не оказалось ни иконы, ни сруб, даже мелких щеп, которые ранее были. Все это— и Святыня и срубы со тенями —ока­зались на другой стороне реки Тихвинки, как будто здесь и происходили псе эти работы. Слух о новоявленной иконе со всеми подробностя­ми дошел до святителя Новгородского, кото­рый предложил вниманию жителей Тихвинс­кой страны заменить часовню настоящим хра­мом, что вскоре и было исполнено.

Храм сооружен; назначен день освящения этого первого храма. Благочестивый пономарь Георгий обошел всю местность, приглашая всех на освящение храма. Идя обратно доро­гой, проходившей невдалеке от строившегося храма лесом, Георгий обоняет сильное благо­ухание, но, продолжая идти далее. Георгий по­ражается таким видениям: на небольшом об­рубке соснового дерева сидит с посохом или просто палкою в руке благообразная женщи­на. То была Сама Царица Небесная, приняв­шая чувственный образ, а перед Нею стоял в облачении архиерейском Святитель Николай. Георгий, полный страха и благоговения, пал на землю, но ему Святитель Христов велел встать. Матерь Божия дала такое повеление Георгию: «Иди и скажи священникам, чтобы они не водружали на главу церковную креста железного, а поставили бы деревянный: Мне так угодно!». Георгий стрепетом вопросил Ца­рицу Небесную: «А если мне. Госпожа Влады­чица, не поверят, тогда что я могу сказан,, убо­гий раб?». На эти слова благоговейного поно­маря ответил Святитель так:«Если не поверят, то увидят знамение и убедятся». Тем и закон­чилось видение.

Набожный Георгий не скрывал того. что видел и что слышал. Его опасение оправдалось:

Георгию не поверили, и когда наступило вре­мя водружения креста, когда с железным крес­том показался на кровле храма сам мастер. вдруг подул сильный ветер и одним порывом поверг на землю как его самого, так и самый крест, который, как будто нарочно вкопанный в землю, стоял в виду всех. не качаясь ни в ту, ни в другую сторону.

Противиться воле Царицы Небесной никто после этого более не дерзал, и деревянный крест осенял новый храм взамен приготовлен­ного железного. Образовавшемуся приходу дано было название «Пречистенский Погост», а храму — «Успенский».

Означенная церковь не один раз горела, но св. икона и деревянный крест на главе церков­ной каждый раз сохранялись от огня чудесным образом.

В 1515 году взамен деревянного храма, в оз­наченном погосте, был сооружен каменный

храм во имя самой иконы, которую теперь стали называть настоящим Ее именем —Тихвин­скою. Но воля Царицы Небесной была иная:

на этом месте недостаточно было существовать простому селению, требовалась вечная слава Святого места — требовалось неперестаюшее пение и служение Богу и Царице Небесной. возможное лишь для иноков.

Это высокое значение места, где угодно было Царице Небесной явить всю свою сла­ву, хорошо усвоил себе царь Иоанн Василье­вич Грозный, который, посетив погост Пре­чистенский. повелел приход закрыть и устро­ить монастырь, который и существует по сию пору — монастырь, который милостью Бого­матери отстоял свое существование от силь­ных внешних врагов, был и под пеплом и сно­ва оживал и процветал еще большей славой, большим благолепием, это и есть Тихвинский монастырь в Новгородской губернии — место обиталища чудотворно-явленной Тихвинской иконы Богоматери.

II

Тихвинская обитель как рассадник других обителей

С устроением обители Тихвинской слава чудес от явленной иконы Богоматери засияла еще ярче. и слух об них стал проникать в мес­тности даже весьма отдаленные. Близ города Великие Луки с давних пор существует оби­тель Великолуцкая Сергиева. В самые началь­ные годы существования Тихвинской обите­ли в Сергиевой обители настоятельствовал ве­ликий подвижник Мартирий. У него был ученик Авраамий, инок болезненный. Раз он и го­ворит своему ученику: «Сходи, сын, на покло­нение в Тихвин явленному образу Богомате­ри, от которого, как слышно, совершаются великие чудеса, может Господь и тебе явит милость».

Авраамий послушался доброго совета стар­ца, отправился в Тихвинский монастырь. По­молившись усердно перед иконою Тихвинской Богоматери, он получил исцеление от тяжкого недуга и остался в сей последней обители. Мар­тирий долго ждет своего ученика, сильно заг­рустил и стал укорять себя в том, почему бы и ему не идти в Тихвинскую обитель. В таком мрачном настроении видит он такой сон: пред­ставился ему высокий огненный столб по направлению к северу, где должна находиться Тихвинская обитель, на столбе образ Богома­тери, сияющий необыкновенным светом. Дру­гое значение этому видению Мартирий не мог придать, как то, что он также призывается в Тихвинскую обитель. Прибывши в сию после­днюю, Мартирий находит своего ученика, совершенно избавившегося от болезни, подвиза­ется с ним в одной келии. Но как пустынно-любцам свойственно непрестанное желание и горение к безмолвной и удаленной от мира жизни, и Мартирпй постоянно рвался к этой именно жизни.

Вот следует новое видение: видит он в небе крест, л вдали какой-то неизвестный ему ост­ров, освещенный лучами. И на этот раз Мар­тирий понял это видение в смысле своих сер­дечных вожделений. Тайно оставил он Тихвин­скую обитель, как верного спутника, берет он образ Богоматери, обретаете ним тот остров и здесь устраивает монастырь в 40 верстах от Тих­вина. Монастырь этот слывет и поныне под именем Троицкого Зеленецкого.

Другой равночестный Мартирию подвиж­ник был Кирилл, родом из Галича. Принявши монашеский чин, на 15 году жизни, Кирилл сначала упражнялся в подвигах монашеской жизни в обители Комельской, но вскоре уда­лился в пустыню, в чаянии Бога спасающего. Наслышавшись о предивном новоявленном Тихвинском образе Богоматери, обретающем­ся в Тихвинской обители, он оставляет пусты­ню и спешит в сию (Тихвинскую обитель) пос­леднюю. Прибыв в оную обитель, он целых трое суток, согбенный и плачущий, стоит на церковной паперти перед образом Богоматери. То была не подлинная явленная икона Бого­матери, а копия с оной. В полубодрственном состоянии видит он после этого Царицу Небес­ную, которая и говорит ему: «Угодиче Всесвятые Троицы, рабе Мой Кирилле, пойди на во­сточную страну к Белу озеру, и явит тебе Гос­подь, Сын Мой, покой старости твоей». Ки­рилл внемлет сему гласу, удаляется на гору Кобылину, близ Нового озера и с этой горы пред­ставляется ему следующая картина: впереди ус­матривается один остров, на котором стоит ог­ненный столп, восходящий от земли до неба. Сюда-то и отправляется Кирилл, и также по­лагается на новом месте начало обители Новоезерской. а затем вскоре последовало и его че­стное успение, мощи его остаются нетленны­ми по сию пору.


Случайные файлы

Файл
100324.rtf
139039.rtf
21905.doc
127.doc
10628.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.