Искусство древней Руси (doclad)

Посмотреть архив целиком

Древнерусская живопись - живопись христианской Руси - играла в жизни общества очень важную и совсем иную роль, чем живопись современная, и этой ролью был определен ее характер. Русь приняла крещение от Византии и вместе с ним унаследовала представление о том, что задача живописи - "воплотить слово" воплотить в образы христианское вероучение. Поэтому в основе древнерусской живописи лежит великое христианское "слово". Прежде всего это Священное Писание, Библия ("Библия" по-гречески - книги) - книги, созданные, согласно христианскому вероучению, по вдохновению Святого Духа, дающие широкую панораму живописи той поры. Все они посвящены важнейшим библейским сюжетам и отображают своеобразное видение православного христианства русскими и византийскими мастерами.

К временам Киевской Руси относятся появление церковной живописи и зарождение особого отношения в русской культуре к иконе. Для русского народа в ней отражалось видение мира, философия жизни, важнейшие эстетические представления. Широкую панораму живописи той поры дают мозаичные и фресковые произведения Софийского собора в Киеве. Все они посвящены важнейшим библейским сюжетам и отображают своеобразное видение православного христианства русскими и византийскими мастерами.

Самая светлая часть храма — алтарь и подкупольное пространство — украшена мозаич­ными изображениями; боковые, менее осве­щенные нефы и хоры расписаны фресками. Украшение собора осуществлялось, по-види­мому, в несколько приемов. Мозаики, фрески центрального нефа, трансепта (поперечный неф) и хоров были созданы в 1043—1046 го­дах. Несколько позже, в 60-х годах, были рас­писаны боковые нефы (корабли); фрески се­верной и южной лестничных башен относятся, по всей вероятности, уже к XII веку. Стенопись Софийского храма неоднократно поновлялась. После реставрации, систематически осущест­вляемой с 1936 года, обнаружилось, что пер­воначальная красочная поверхность сильно пострадала. Во многих местах под слоями запи­сей старая живопись не сохранилась.

И все же даже в таком состоянии живописный ансамбль Софии Киевской поражает грандиозностью и единством замысла, воплощающего мир пред­ставлений средневекового человека.

Систему куполов, столбов, арок, на которых в строго иерархическом порядке расположены фигуры святых, торжественно венчает прони­занный светом центральный купол с полуфи­гурой Христа Вседержителя (Пантократора). По сторонам от него располагалась небесная стража —четыре крылатых архангела (к сожа­лению, сохранилась, и то не полностью, только одна из фигур); ниже, в двенадцати простен­ках между окон барабана, размещались изоб­раженные в рост глашатаи учения Христа (со­хранилась только верхняя часть фигуры апо­стола Павла). На парусах, поддерживающих купол, были изображены сидящие евангелисты; полностью сохранился только евангелист Марк в зеленоватом хитоне и в светло-лило­вом плаще. На склонах подкупольных арок были представлены погрудные— изображения «сорока мучеников севастийских» в медальо­нах (из них сохранилось пятнадцать). На лице­вых сторонах столбов главной, восточной арки отделенные друг от друга огромным проле­том фигуры Богоматери и архангела Гавриила составляют сцену «Благовещения»: архангел возвещает Марии о грядущем рождение сына, (будущего «спасителя мира»)

Всю конху алтарной апсиды занимает фи­гура Богоматери Оранты с поднятыми в мо­литве руками высотой в четыре с половиной метра. Олицетворяя Софию (Премудрость), она господствует в храме, как символ одухотворенного Града, космического Дома Премудрости, которым киевские князья счита­ли не только свою церковь, но и земной го­род Киев. Для людей, не посвященных в богословские тонкости, - это Богоматерь-заступ­ница, образ понятный и близкий народному сознанию, позднее получивший русское наиме­нование «Нерушимая стена». Она предстатель­ствует перед Пантократором за «грехи челове­ческие». Царственное величие Богоматери подчеркивают монументальные складки мафория (покрывала), широко спадающего с под­нятых рук, а также сочные тона одежды: си­ний хитон, лиловые пурпур мафория, украшен­ного золотой каймой, белый убрус с красными полосками. Вместе с мерцающим золотом фо­на они образуют звучную красочную гамму. В фигуре Оранты есть та мощь и полнокровность, которых не найти в византийской жи­вописи при всей ее утонченности и формаль­ном совершенстве

Вся система мозаичной росписи от вершины до купола до алтаря воплощала идею связи церкви небесной с церковью земной. Все осталь­ные части храма украшали фрески. Здесь были изображены библейские и евангельские сцены и целый сонм святых - весь христианский пан­теон.

Облик святых в мозаиках Софии Киевской близок к канону, выработанному в византий­ской живописи: удлиненный овал лица, прямой длинный нос, маленький рот с тонкой верхней и пухлой нижней губой, огромные, широко открытые глаза, строгое, часто суровое выра­жение. Тем не менее, некоторые святые, и особенно святители в апсиде, производят впе­чатление портретных изображений. Вообще, несмотря на неполную сохранность, святитель­ский чин с отголосками эллинистической порт­ретной живописи в ликах, с четкой конструк­тивностью форм и изысканностью красок — одна из самых сильных частей декоративного ансамбля.

Тонкое изможденное лицо Иоанна Златоуста (мастера проповеднической прозы IV века) с впалыми щеками и огромным лбом, словно иссушено напряженной работой мысли. Рядом с ним — Василий Великий (оратор, писатель, дипломат IV века) с упрямой складкой губ и крупными характерными чертами — образ че­ловека, менее утонченного, но зато более сильного, более способного к действию, что очень точно подтверждает его активная и многогранная деятельность. Если по подбору сюжетов мозаики Софии весьма точно следуют схеме, принятой в Константинополе, то во ; фресках гораздо больше свободы и в выборе 'сюжетов, и в их иконографии, и в художест­венном решении. Еще больше местных черт в единоличных изображениях, которыми изоби­лует храм. В ряде случаев встречается славян­ский тип лиц — широких, округлых, со смягчен­ным рисунком черт. Попадаются и славянские надписи.

В развитии искусства Руси периода XII – середины XV вв. можно выделить также два тапа: домонгольский и период монгольского ига.

В домонгольский период наиболее яркие школы зодчества и живописи сложились в Новгородской и Владимиро-Суздальской землях. Это определялось, прежде всего, теми обстоятельствами, что Новгород в XII в. освободился от власти князя и стал феодальной республикой, расширились его связи с западноевропейскими странами, а города Владимир и Суздаль – центры северо-восточной Руси, стали наиболее развитой Частью русского государства.

Древнейшая тверская икона – «Борис и Глеб» из Савво-Вишерского монастыря первой трети XIV века. Она дает возможность уловить роль домонгольского искусства центров Северо-восточной Руси. В крупных, мощных фигурах Бориса и Глеба чувствуются неизжитые традиции

XIII века. Героические образы иконы созвучны эпохе открытого противостояния Твери ордынским захватчикам. Из местных признаков следует отметить некоторую жестокость линий пробелов на ликах. Активная линейная стилизация позднее станет одним из типичных признаков тверской иконописи. К первой половине XIV века относится икона «Спас Вседержитель». Обнаруживая некоторое сходство с фресками Снетогорского монастыря, «Спас» отличается статичностью объемов, утрировкой черт вика, четким геометризмом складок одежды, вносящих элемент динамики в его композицию.

Мозаики собора Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве относятся к 1112 году (в настоящее время хра­нятся в верхних помещениях Софийского со­бора).

Общая система убранства интерьера собора была, очевидно, близка к софийской, но ха­рактер изображений несколько иной.

Так, в сцене «Евхаристии» в фигурах нет тя­желовесности, свойственной софийским мозаи­кам. Апостолы выше, стройнее, их движения свободнее, позы непринужденные, лица более удлиненные, глаза не такие большие, взгляд спокойнее, он лишен того почти магического напряжения, которое излучают огромные, словно распахнутые глаза софийских мозаик.

Святой Дмитрий Солунскии на мозаике Ми­хайловского Златоверхого монастыря представлен в рост в виде молодого воина с мечом

(изображение находилось на внутрен­ней стороне алтарной арки). Великолепие одежд в сочетании с властной позой придает Дмитрию сходство с гордым и энергичным киевским князем-воином. Он был умерщвлен при императоре Диоклетиане за приверженность к христианству и почитаемый как покровитель воинства и покровитель славян. Дмитрий восседает на троне с мечом, наполовину вынутым из ножен. На этом троне – знак Всеволода Большое Гнездо. Всем своим обликом Дмитрий Солунский как бы олицетворяет князя-витязя, призванного творить правый суд и оберегать свой народ. Й очень изысканная цветовая гамма, состоящая из сочетаний неж­но-розового и зеленого цветов одежд с обильным золотом доспехов.

С началом феодального дробления Руси и возникновением новых центров начинают скла­дываться местные школы живописи. Во Владимире, Новгороде киевская традиция постепенно перерабатывается, искусство становится все / более самобытным. Развитие идет в двух на­правлениях.

С одной стороны, все сильнее сказывается влияние церкви, роль которой в годы напря­женной борьбы Киева с сепаратистскими тен­денциями местных княжеств сильно возрастает. Церковь ведет борьбу с пережитками языче­ства, за чистоту и строгость христианских об­рядов. Образы святых становятся более суровыми, аскетичными. Богатство светотеневой лепки ранних киевских мозаик и фресок сменяется подчеркнутой линейностью, усили­вающей плоскостный характер изображений. С другой стороны, в искусство местных школ все интенсивнее проникают влияния народной, древнеславянской культуры.

Среди дошедших до нас самых ранних новгородских икон имеются шедевры мирового значения. Таков, например, «Ангел Златые власы», написанный, вероятно, в конце XII в. По всей вероятности – это фрагмент деисусного чина. Глубокая одухотворенность печального лика с огромными глазами делает образ иконы чарующе-прекрасным. Какая высокая, чистая красота в этом незабываемом образе! Еще явственна печать Византии и нечто подлинно эллинское светится в прекрасном овале лица с нежным румянцем под волнистыми волосами, разделанными золотыми нитями. Но печаль в глазах, такая лучистая и глубокая, вся эта милая свежесть, вся эта волнующая красота не есть ли уже отражение русской души. Готовой осознать свой особый удел с его трагическими испытаниями?


Случайные файлы

Файл
NuclNrgEvalutHistry.doc
66186.rtf
182093.rtf
22791.rtf
24097.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.