Творчество Ореста Адамовича Кипренского (71953)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/

Содержание


Введение

Орест Адамович Кипренский

Портрет Екатерины Сергеевны Авдулиной

Список используемой литературы



Введение


Петербург – город, основанный в 1703 году по воле императора Петра I, - и сегодня полон имперского величия. Его дворцы и архитектурные ансамбли отличаются редкой цельностью и строгой, завораживающей красотой. Одна из драгоценных жемчужин в этом архитектурном ожерелье – Михайловский дворец. Здесь находится Русский музей – крупнейший в мире музей русского изобразительного искусства. Он сравнительно молод – ему немногим более ста лет; дворец гораздо старше, завершение его строительства относится к середине 1820-х годов.

Русский музей полон чудесных произведений искусства. «Последний день Помпеи» Карла Брюллова, «Явление Христа народу» Александра Иванова, «Девятый вал» Ивана Айвазовского... Но в этот раз я с особым вниманием рассматривала портреты. Особенно мне запомнился портрет Екатерины Сергеевны Авдулиной работы Ореста Кипренского.

кипренский портрет романтический образ


Орест Адамович Кипренский


Орест Адамович Кипренский [13(24).03.1782, мыза Нежинская, близ Копорья, Петербургская губ. - 12(24).10.1836, Рим] - незаконный сын помещика А. С. Дьяконова - воспитывался в семье приемного отца, Адама Швальбе. В 1788 году, под фамилией Кипрейский (позже измененной), он был зачислен в Воспитательное училище при Академии художеств. Курс обучения закончил в 1803 году и был оставлен пенсионером на три года, потом еще на три. За это время он написал ряд работ и среди них "Портрет А. Швальбе" (1804), в котором показал себя талантливым портретистом и притом представителем нового, романтического направления.

В следующие годы Кипренский исполнил несколько превосходных портретов, упрочивших его известность на этом поприще, - Е. П. Ростопчиной, А. А. Челищева, В. А. Перовского и др. Высшим его достижением стал знаменитый портрет "Е. В. Давыдова" (1809). Все еще не установлено, кто изображен на нем: Евдоким, Евграф или, как долго считалось, Денис Давыдов - поэт и будущий герой-партизан 1812 года, но это не так уж существенно, потому что в романтически приподнятом образе были воплощены черты целого поколения, которому предстояло вскоре совершить воинский подвиг. Академия Художеств за представленные Кипренским портреты присвоила ему звание академика (1812). Грянувшая война с Наполеоном побудила художника снова взяться за портреты, но теперь в большинстве своем не живописные, а карандашные: он словно спешил увековечить своих современников. Сложившаяся серия образовала своеобразный групповой портрет русского общества в то героическое время. Здесь преобладали изображения военных из окружения художника - А. П. Бакунина, М. П. Ланского, А. Р. Томилова, Е. И. Чаплица, П. А. Оленина (все 1813) и др.; позже к ним прибавились изображения деятелей искусства - Н. А. Оленина (1813), Н. И. Уткина (1814), К. Н. Батюшкова (1815). Итог этому вдохновенному труду подвели два отличных живописных портрета 1816 года – Василия Жуковского и С. С. Уварова. Кипренский стал знаменит и почитаем, но он не был вполне удовлетворен успехом.

На судьбе Кипренского роковым образом сказалось заблуждение, которое он питал относительно своего творчества. Этот замечательный, прирожденный портретист занимался портретной живописью в основном для заработка, а подлинным своим призванием считал историческую живопись и все время порывался писать значительные сюжетные произведения, которые должны были обессмертить его. Вот почему, едва в Европе наступил мир, он, пользуясь своим правом на заграничное пенсионерство, отправился в Италию с твердым намерением создать наконец большую картину. Сначала он избрал сюжет "Аполлон, поражающий Пифона" - аллегорию победы Александра I над Наполеоном, но к работе толком не приступил; потом написал "Анакреонову гробницу" и без всякого успеха показал ее на выставке в Риме. Портреты, и среди них такие жемчужины, как портреты С. С. Щербатовой (1819) и А. М. Голицына (ок. 1819), по-прежнему получались у него несравненно лучше; они-то и продолжали приносить ему признание - столь высокое, что в 1820 году ему был даже заказан автопортрет для галереи Уффици во Флоренции. Его затянувшееся пенсионерство (дважды продленное) наконец завершилось, и в начале 1822 года художнику пришлось покинуть Италию. Домой он добирался долго, по пути задержался в Мариенбаде, где общался с Гёте и дважды рисовал его. Последней его зарубежной работой был начатый, очевидно, в Милане и законченный в Париже портрет Е. С. Авдулиной (1822) - изысканный и тонкий, но настораживающий отсутствием теплоты, живого контакта с моделью, столь свойственных прежним произведениям художника.

В Петербурге, куда Кипренский добрался лишь к лету 1823 года, его встретили неожиданно холодно. Не последнюю роль в том сыграли распространяемые недоброжелателями (а он их умел наживать) слухи о двух историях, омрачивших конец его пребывания в Риме. Первая была связана с подозрениями в убийстве натурщицы, а вторая - с позировавшей ему десятилетней девочкой Мариуччей, к которой он необычайно привязался и проявлял о ней исключительную заботу. Все же главная причина заключалась в том, что вкусы публики успели сильно перемениться. Пытаясь поправить положение, художник принялся за большую картину - давно заброшенного им "Аполлона, поражающего Пифона" - и закончил работу в 1825 году; но снова не произвел желаемого впечатления. В портретах же он по-прежнему блистал мастерством, однако они получались холодно-отчужденными. Среди них было лишь два счастливых исключения. Первое - замечательный портрет А. С. Пушкина (1827), с редкой силой передающий замкнутость поэта в собственном мире вдохновения и одиночество высокой души в окружающем суетном мире (то, что оставалось сокровенным для романтически настроенного художника). Второе - автопортрет, исполненный год спустя, удивительный по беспощадной откровенности, с которой художник вглядывался в себя - постаревшего и немного жалкого.

В 1828 году Кипренский снова отправился в Италию - это было бесполезное бегство от самого себя. Его прежний успех и здесь был позабыт, к тому же в Риме уже несколько лет блистал Карл Брюллов, оттеснивший соперников. Все еще веря в свое призвание исторического живописца, Кипренский вздумал привлечь к себе внимание картиной "Тибуртинская сивилла, предсказывающая падение мессии Августу" и потерпел неудачу. Более интересными были у него две картины 1831 года: "Девушка с плодами" и "Читатели газет в Неаполе" - в сущности, портреты, хотя и не поименованные. Впрочем, и они не стали событием. Кипренский получал все меньше заказов и начал испытывать нужду. Он объездил пол-Италии, много работал, исполнил хорошие портреты, в том числе Б. Торвальдсена и Ф. А. Голицына (оба 1833), но и в них не приблизился к прежним достижениям. Соревнуясь с Брюлловым, он попытался написать большой парадный портрет - и не справился с ним: этот эффектный жанр не соответствовал его возможностям, а силы художника уже иссякали.

В начале 1836 года он наконец сумел заработать такую сумму, которая позволила ему расплатиться с кредиторами и осуществить давно принятое решение - жениться на Мариучче (Анне-Марии Фалькуччи). Для этого ему пришлось в июне 1836 года принять католичество, и в июле он обвенчался без огласки. Не известно, обрел ли он желанный покой. Некоторые современники вспоминали, что он ссорился с молодой женой и жестоко пил, другие об этом умалчивают. Все равно жизнь его подошла к концу: он простудился, заболел воспалением легких и скончался через четыре месяца после свадьбы. Спустя еще несколько месяцев на свет появилась его дочь, Клотильда Кипренская, но след ее безнадежно затерялся.


Портрет Екатерины Сергеевны Авдулиной


Время и место написания портрета точно не установлены: конец 1822-го или начало 1823 года, Италия или Париж. Произведение выполнено маслом в романтическом стиле. Существовала также копия портрета, которая оставалась у Кипренского, о чем известно из составленного после смерти художника «Реестра» картин, находившихся в его мастерской.

Вернувшись в 1823 году в Россию, Кипренский в числе других своих произведений выставил в Эрмитаже и портрет Авдулиной. В следующем году картина появилась на выставке в Академии художеств. Современники высоко оценили работу художника: «Портрет супруги генерала Авдулина с отличными достоинствами... кажется, сходство должно быть совершенно, ибо в физиогномии есть душа и какой-то особенный характер, печать натуры, а не идеала или случайного выражения. Портрет весьма окончен. Руки написаны и нарисованы прекрасно. Черное шелковое платье, желтая турецкая шаль исполнены с чрезвычайным отчетом».

В композиции ощущается влияние ренессансных образцов, а аксессуары таят в себе аллегорические намеки. Опадающий цветок гиацинта на фоне тяжелых свинцовых туч, несомненно, служит ключом к пониманию душевного мира изображенной женщины, одновременно хрупкой и холодной. Некоторые особенности композиции позволяют думать, что, работая над портретом, Кипренский вспоминал произведения великих мастеров прошлого, в частности знаменитую «Джоконду» Леонардо да Винчи. Руки Екатерины Сергеевны сложены совсем как у Джоконды на знаменитом полотне, которое Кипренский видел в Лувре. Да и сама композиция портрета словно заимствована у мастеров эпохи Возрождения: женщина сидит в тёмной комнате перед окном, за которым открывается пейзаж.

Однако пейзаж у Кипренского — это не выписанный во всех деталях ландшафт и не изображение конкретного города, а неясный, романтический вид.

Характер образа — элегический, минорный. Портретируемой, кажется, свойственна внутренняя сосредоточенность, некоторая отчужденность, что остро ощущается в жесте плотно сомкнутых рук, в замкнутости силуэта фигуры, в пластической четкости форм. Колорит построен на сочетании желтых, белых и черно-серых тонов, рисунок отличается большой точностью.

О женщине, позировавшей художнику, сохранилось немного сведений. Авдулина Екатерина Сергеевна (1788-1832) - внучка купца-миллионера Саввы Яковлева и дочь С.С.Яковлева, действительного статского советника и кавалера нескольких орденов. Замужем за генерал-майором лейб-гвардии Кавалергардского полка А.Н.Авдулиным. В Петербурге Авдулины были известны своими балами, на которых бывал А.С. Пушкин.



Список используемой литературы


1. Валицкая А. П. "Орест Кипренский в Петербурге". Л., 1981.

2. Сарабьянов Д. В. "Орест Адамович Кипренский". Л., 1982.

3. Зименко В. М. "Орест Адамович Кипренский. 1782-1836". М., 1988.

4. «Русский музей» Издательство «П-2», Санкт-Петербург, 2009.

Размещено на Allbest.ru




Случайные файлы

Файл
55225.rtf
37524.rtf
23575.rtf
179421.rtf
74130.rtf