Культура XIX века (71945)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/













Культура XIX века



Содержание


1. Основные принципы буржуазной культуры: реальные и иллюзорные

2. Научные и философские взгляды на развитие природы, общества и человека

3. Соотношение личности и общества в романтической и реалистической традиции. Символизм

4. Социально-политические идеалы XIX века: либерализм, марксизм, анархизм

Список использованной литературы



1. Основные принципы буржуазной культуры: реальные и иллюзорные


Исторический и культурологический XIX век принято отсчитывать не от календарной даты, а от главного события новой истории – Великой французской буржуазной революции (1789 -1794).

Французские события стали главными для этого века, по Франции и французским обстоятельствам Европа «мерила» свою историю. Одно поколение стало свидетелем сразу нескольких эпохальных исторических событий. Этот отрезок времени был буквально «насыщен» событиями и кардинальными изменениями: пять лет Французской революции, походы Наполеона, поражениеего при Лейпциге перед союзными армиями, «100 дней» (возвращение Наполеона в Париж), окончательное поражение при Ватерлоо, период Реставрации (1815– 1830), Июльская революция 1830, экономический кризис 1842 г., забастовочное и стачечное движение по всей Европе (особенно – в 1840-е), революционные события 1848 г. по всей Европе, начало аболиционистского движения в США (с 1830-х), бесконечные войны на Балканах, войны (1860-70-х) и объединение Германии, новые принципы избирательного права в Англии (законы 1868– 1880-х). Промышленные и политические потрясения меняли Европу, отражали новые исторические противоречия. Если в XVII– XVIII веках буржуазность представлялась идеалом, реализацией возможностей нового социального слоя – буржуа, попыткой построить принципиально новые социальные отношения, тов веке XIX отношение к новой реальности меняется. Буржуазное общество становится реальностью, которая не всегда соответствует идеалам, эта реальность, критикуется и даже полностью отвергается романтиками, а затем «признаётся» и подвергается анализу реалистами1.

XIX век – это «буржуазный век», эпоха классической философии и литературы. В искусстве и, прежде всего, в литературе, в это время сложились два художественных метода – романтизм и реализм. Закладываются основы символизма. Наука XIX века предлагает новые способы объяснения мира: научный эксперимент в механике приводит к установлению связи науки и производства, появляется эволюционная теория Дарвина, открыта клеточная теория, в Англии с изобретением паровой машины совершается научно-техническая революция. Формируются социально-политические идеологии, которые сыграют важнейшую роль в истории XX века: анархизм, марксизм. Складывается система либеральных взглядов и ценностей (либерализм).

Для культуры XIX в. характерны многостильность, борьба различных направлений, начало кризисных явлений. Принципиально меняется характер взаимодействия человека с окружающей действительностью: появляется созерцательное мироощущение, стремление к чувственному контакту с миром, причем в разных течениях это осуществляется по-разному. В натурализме — через фиксацию мимолетного, через индивидуальное впечатление. В импрессионизме — через передачу динамически наполненной жизни. В символизме — благодаря одушевлению внешнего мира, а в модернизме — благодаря созданию образов духа. Необходимо отметить две важные черты культуры XIX в.:

1. Утверждение ценностей буржуазного образа жизни, что проявлялось в ориентации на потребление и комфорт, а в искусстве привело к появлению новых художественных стилей (ампир,академизм, псевдоромантизм и т. п.).

2. Совершенствование институционных форм культуры, т. е., объединение разрозненных прежде академических учреждений культуры: музеев, библиотек, театров, художественных выставок. Появилась художественная промышленность. Искусство превратилось в товар и структуру буржуазных экономических отношений.

На протяжении XIX — XX вв. в буржуазном обществе происходит выработка специализированных ценностных ориентации и внедрение в общественное сознание высокого престижа предпринимательства. В идеологических установках утверждается имидж преуспевающего человека, воплощающего дух предприимчивости, решимости, стремления к риску, соединенного с точным расчетом, а соединение духа предпринимательства с национальным духом оказывается важным средством сплоченности общества. Утверждение национального единства означало сглаживание внутренних различий, барьеров, границ. На государственном уровне осуществляются различные программы, направленные на смягчение последствий социального расслоения, на обеспечение выживания и сохранения статуса малообеспеченных слоев населения.

Межгосударственные отношения европейских стран стремились к социокультурному плюрализму, хотя борьба за самостоятельность и автономные права приводила к длительным и кровопролитным войнам. Иногда соперничество переносилось на колониальные пространства.

Постепенно снижался уровень централизации, политической и духовной монополии, что в итоге и способствовало усилению плюрализма. Взаимодействие различных центров влияния создавало такую плюралистическую систему, в которой регуляция отношений вырабатывалась на основе взаимного соотношения прав и обязанностей. Такая система способствовала уничтожению анархии, авторитаризма и формированию механизма правовой регуляции отношений.

Принципы демократии осуществлялись прежде всего в государственной жизни, распространяясь и на другие сферы общества2.

Сложный механизм промышленно развитой системы требует для поддержания не только соответствующей социальной структуры, разделяемой прежде всего на различные категории, но и приоритета ценностей, присущих буржуазному индустриальному обществу, таких как:

  • достижение и успех,

  • частная собственность,

  • индивидуализм,

  • право, активность и труд,

  • потребительство,

  • универсализм,

  • вера в прогресс,

  • уважение к науке и технологии.

Эти ценности активно утверждаются всей системой духовного воздействия на массы населения. Кроме того, нужно отметить, что формы буржуазного сознания содержат в себе известную слепоту, систему иллюзии, вытекающих из экономии, отношений буржуазного способа производств. Капитализм с его принципом частного интереса, развитием науки и рациональной организации производств, процесса в рамках отдельного предприятия изгоняет наивные понятия более ранних обществ, форм, детские суеверия подавленного трудом крестьянина. Но вместе с тем Капитализм снова, и притом в громадной степени, запутывает все человеческие отношения, окружая их туманом ложных представлений, коренящихся в фетишизме товарного мира. Экономические силы, не подвластные обществ, контролю, находятся как бы за пределами разума; неведомым путем приводят они человека к богатству либо опускают его в бездну нищеты. Возможности обогащения, конечно, весьма ничтожны для большинства людей и почти исключены для "маленького человека" в эпоху конкуренции между гигантскими монополиями3.



2. Научные и философские взгляды на развитие природы, общества и человека


Научной революции XIX в. предшествовали выдающиеся открытия в науке XVII—XVIII вв. и становление ее как социального института. Благодаря трудам Н. Коперника, Г. Галилея, Ф. Бэкона, Р.Декарта, И. Ньютона, И. Кеплера сформировалась новая картина мира. Появление экспериментального знания и рационалистического типа мышления способствовало последующему ее упорядочиванию в XIX в. Она становится научной системой, изучающей процессы происхождения и развития предметов явлений, организмов и их связей. Принципиально новым являлось утверждение идеи развития и принципа взаимосвязи в природе, т. е. к появлению принципов диалектики в научном исследовании. Научный эксперимент в механике привел к установлению связи науки и производства. На базе механики, физики и математики разрабатывалась техника и технология.

Наука XIX в. ознаменована революцией в химии. Открытия в этой области привели к появлению химической статистики Дж. Далтона, который показал, что каждый элемент природы составляет совокупность атомов, строго одинаковых между собой и обладающих единым атомным весом. Благодаря этой теории в химию проникли идеи системного развития процессов. И. Берцелиус открывает закон кратных отношений и распространение его на органические вещества, что помогло установить наличие связи между предметами органического и неорганического мира. В 1828 г. Ф. Веллер разработал процесс получения мочевины из неорганических веществ, что подтвердило на практике эту связь. Благодаря получению неорганическим путем таких соединений, которые до того времени вырабатывались только живыми организмами, было доказано, что законы химии имеют ту же силу для органических тел, что и неорганические.

Важным открытием XIX в. является закон о клетке и клеткообразовании Т. Швенна и М. Шлейдена, создавших клеточную теорию и указавших на единство клеточной структуры растений и животных в 1838—1839 гг. Идеи М. Ломоносова о сохранении и превращении энергии были закреплены открытиями Р. Мейера, Дж. Ленца, У. Грова. Закон был открыт в разных сферах природы. В основе открытия этого закона лежало признание единства количественных и качественных сторон движения материи. Его по праву можно считать вторым великим открытием XIX в.

Третье великое открытие XIX в. связано с именем Ч. Дарвина, издавшего в 1854 г. книгу «Происхождение видов», где была обоснована эволюционная теория. Теория естественного отбора, в ходе которого выживают сильнейшие организмы, постоянно враждующие между собой и передающие затем свои особенности по наследству, привела в дальнейшем к появлению направления генетических исследований. В природе происходит сложный процесс, представляющий взаимодействие трех моментов: борьбы за существование, изменчивости, наследственности. Теория Дарвина доказывает, что все виды животных и растений связаны между собой генетически по своему происхождению находятся в состоянии постоянного изменения и развития. Научные открытия XIX в. составили огромный по своим масштабам комплекс знаний, имеющих чрезвычайную глубину и пространство для дальнейших исследований. Это способствовало изменению мировоззрения и изменило многие косные взгляды на природу и ее связь с человеком, породило новый способ мышления — диалектико-материалистический4.

В развитии философии XIX в. можно выделить три определяющих направления: классическая немецкая философия, диалектико-материалистическая философия, философия позитивизма.

Немецкая классическая философия представляет собой важнейшее достижение буржуазной философской мысли. Будучи идеологией исторически прогрессивной для своего времени немецкой буржуазии, она отражала как своеобразные условия развития капитализма в Германии конца XVIII — начала XIX вв., так и крупнейшие социально-экономические изменения, происходившие в более развитых странах Европы. Формирование немецкой классической философии происходило под влиянием революционных преобразований во Франции, промышленной революции в Англии, особенностей социально-политической обстановки в Германии, которая находилась в экономическом застое. Философская мысль Германии отражала особенности мировоззрения своего времени и не представляла единого целого. И. Кант был дуалистом, И. Фихте — субъективным идеалистом, Ф. Шеллинг и Г. Гегель — объективными идеалистами, Л. Фейербах — материалистом и атеистом. Но их объединяла линия преемственности. Стержневой линией развития немецкой классической философии было исследование форм всеобщности, которые у Канта и Фихте рассматривались как формы мышления, у Шеллинга и Гегеля — как формы бытия, действительности, духовной реальности. Классическую немецкую философию объединяет идея развития, диалектика. Завершает классическую немецкую философию крупнейший материалист Л. Фейербах, философская система которого сложилась на основе гегелевской школы. Эта философия определила мышление века и стала методологической основой развития духовной культуры XIX в. Ее проблематика — это прежде всего проблемы человека, решаемые через создание системной картины мира. Системы отношений «мир—человек», предлагаемые немецкими философами, почти все (кроме идей Л. Фейербаха) идеалистичны в своей попытке раз и навсегда объяснить место и назначение человека. Огромное достижение немецкой классической философии — учение о развитии, диалектика, которая приобрела форму научного знания и стала методом исследования.

Система Г.В.Ф. Гегеля (1770 – 1831) в целом неотделима и от вторичных источников, каковыми являются его многочисленные Лекции, составленные преимущественно на основе записей его учеников и слушателей. При этом если лекции по логике, метафизике, философии духа, философии права как бы дополняют его основные сочинения, то в отношении эстетики, философии религии, философии истории, истории философии Гегеля именно Лекции приходится использовать как основной материал. Главное в гегелевских Лекциях по философии истории — «одухотворение» исторического процесса, превращение его в «отголосок» «шествия» абсолютного духа, а индивидов, действующих на арене истории, в орудие мирового духа. Гегель акцентирует внимание на деятельности «всемирно-исторических индивидов», через личные цели и деяния которых проявляется историческая необходимость. Он делит мировую историию на четыре периода—восточный мир (Китай, Индия, Египет), греческий мир, римский мир, германский мир; понимает историю как прогресс в осознании и достижении индивидами все большей свободы5.

Значительный вклад в развитие культуры составляют марксистская философия и марксистская теория, наложившие свой отпечаток на философское и художественное мышление XIX в. В программном документе — «Манифесте Коммунистической партии» — было представлено новое миропонимание, распространяющееся на область социальной жизни. Творчески переработав идеи классической немецкой философии, английской политической экономии, французского и английского утопического социализма, Маркс и Энгельс открыли законы общественного развития, указали пролетариату научно обоснованный путь для улучшения условий его существования. Маркс выделяет многообразные формы, исторические типы и способы организация практической жизни. Эти складывающиеся в общественном бытии устойчивые компоненты, формы и отношения — язык, возрастные и гендерные стереотипы, семейно родственные связи, позиции в разделении труда и профессиональной деятельности (социальные роли), моральные и правовые нормы, национально культурные традиции, религиозные ориентации и т. д. — существуют независимо от воли и желания отдельного человека и интериоризируются им. Они существуют и обособленно от индивида в виде различных институтов, организаций корпораций и т. д., но, включенные в личностные структуры людей, внутренний мир сознание, мораль. Т. о., сущностные силы человека как родового существа выступают по отношению к нему как индивиду как сипы отчужденные, господствующие над его жизнью отчуждение человека предстает как ею самоотчуждение. Противоположный по своей направленности процесс самоосвобождения (эмансипации) человека понимается как освоение человек должен освоить, сделать своим внутренним достоянием отчужденны от него силы. Эта перспектива определила и философию истории Маркса, построенную на рефлексивном взаимоотношении понятий отчуждение и освоение переход к освоению человеком своих сущностных сил базируется на преодолении «отчужденного труда, представленного в эксплуатации человека человеком и господстве частной собственности. Соответственно, историй человечества истолковывается как последовательность трех основных эпох. Первая — эпоха господства отношений личной зависимости на ранних (разах истории, когда народы и цивилизации оторваны друг от друга, а индивид прочно вписан в пределы социальных организаций типа общины, касты, сословия и т. п. Практически под данную категорию у Маркса подводится вся история человечества до периода смены т. н. традиционных обществ современным «индустриальным обществом. Вторая ступень характеризуется господством отношений личной независимости, чему соответствует система универсальною общественного обмена веществ, универсальных отношений, всеобщих потребностей и универсальных потенций. Речь идет об индустриальном обществе с единым мировым финансовым рынком, господством наемного труда и правовым обеспечением личной свободы индивида Господство социального отчуждения на этой стадии принимает уже не личную, а вещную форму и наиболее наглядно выражено в деньгах Личная независимость в сочетании с вещной зависимостью, овеществлением определяет эту стадию общественного развития. Переход к третьей ступени, к стадии освоения, означает ликвидацию господства отчужденных и овеществленных сил подчинение их личностному развитию индивидов На этой стадии должна господствовать свободная индивидуальность, основанная на универсальном развитии индивидов и превращении их коллективной, общественной производительности в общественное достояние. Становление этой новой исторической формы, которую Маркс называет концом предыстории человечества, он связывает с закатом эры наемного труда неуклонным возрастанием свободного времени как пространства свободного развития личности6.

Помимо этого, философия марксизма имеет историческое и культурологическое значение для развития любого научного исследования, в том числе и исследований в области культуры. На этой теории основывается метод диалектического материализма, универсальный метод исследования развивающегося природного, мыслимого или социального объекта. На основе этого метода реалистическое искусство обратилось к отражению противоречий внутреннего мира человека и его противоречивых связей с процессами общественной жизни. Судьба марксизма драматична, но его роль в культуре неоспорима.

Позитивизм — в широком смысле слова — общекультурная (идеологическая) установка «западного» сознания, сложившаяся в процессе становления капиталистического (промышленного) общества, пришедшего на смену феодальному. «Дух позитивизма» означал прежде всего радикальное изменение иерархии ценностей: если в культуре феодального общества приоритет отдавался «небесному» (Богу как духовному началу мира, душе как божественному в человеке и т. п.), а все «земное» расценивалось как низменное (тело представлялось «темницей души» и пристанищем греха), то теперь во главу угла было поставлено «земное» — телесная природа человека, его практические («материальные») интересы и производственно-преобразующая деятельность в материальном мире. Социальным преобразованиям в ходе революций и ожесточенной борьбы «третьего сословия» за власть и против прежней общественной и государственной системы соответствовали преобразования в сфере культуры, сопровождавшиеся жестокой борьбой идей, прежде всего яростной критикой религии и философского идеализма (который трактовался как «рафинированная» форма религии), «спекулятивного» («абстрактного», т. е. не связанного с практической жизнью и практическими интересами людей) мышления. Достижения «позитивного» (практически ориентированного) знания, прежде всего знания о природе (включая достижения медицины как «позитивного» знания о человеке), соответственным образом организованные и оформленные, теперь расценивались как подлинная наука, призванная сменить теологию и прежнюю философию («метафизику»). Позитивистское сознание сложилось под влиянием позитивистской философии. Основателем течения был О. Конт; он ввел в философский обиход и сам этот термин. С именем Конта связаны два главных принципа науки 19 в.: 1) признание относительности всякого «позитивного» («фактического») знания, и 2) стремление к накоплению и обобщению посредством систематизации и классификации «научных фактов». Под последними Конт понимал не только данные наблюдения, эксперимента и измерения, но и то, что может быть реконструировано как их источник (их «скрытая» причина), а также «законы», которые определял как «устойчивые факты природы». К разряду «позитивных» он относил знания человека о самом себе, включая сознание. Однако при этом он отвергал самонаблюдение как источник такого знания; основу такого знания составляет восприятие телесного поведения людей и их социальных отношений. Поэтому базисной наукой он объявил социологию. Обращаясь к этическим проблемам, он трактовал как «позитивное» также «полезное» и «доподлинно известное». Т. о., позитивное знание есть знание всего того, что «есть на самом деле», «в действительности». Поэтому позитивная наука — это «наука о действительном», о том, что существует «для нас», как явление, которое должно быть описано без всяких «метафизических домыслов», вроде «вещи-в-себе», «абсолютной субстанции» или «абсолютного субъекта»7.

Конфликт гуманистических идеалов и прозаической повседневности вылился в признание научного факта. Позитивизм опирался на философию Нового времени, на программу практического господства науки как рациональной системы опытного достоверного знания, отбросив метафизические представления и став предтечей сциентизма. В развитии критических тенденций в культуре XIX в. было два этапа. Первый был связан с революционным движением, второй — с зарождением и распространением социалистических идей и духовным кризисом буржуазного общества, т. е. с неверием в возможность духовного прогресса, в осуществимость гуманистических идеалов. Все это привело к появлению пессимизма, апатии, безразличия, что нашло отражение в таких формах художественной культуры, как импрессионизм, натурализм, символизм, эстетизм и декаданс.

Натурализм – течение, в котором ярчайшим образом проявилось влияние позитивизма. Его кредо — «природа как она есть». Натуралисты отвергали произвол воображения и сравнивали творчество писателя и художника с трудом исследователей природы — естествоиспытателей. Результат такой деятельности — наблюдение сквозь темперамент. Буквальное отражение биологического аспекта человеческой жизни выразилось в профанации искусства, предопределившей ее скандальный успех в мещанской среде, в появлении эстетики «физиологического искусства». Но самым существенным сдвигом в духовной культуре XIX в. и жизни общества было формирование романтизма, претендующего на целостное мировоззрение и стиль мышления наряду с другими — классицизмом и реализмом.



3. Соотношение личности и общества в романтической и реалистической традиции. Символизм


Романтизм и реализм – два художественных метода, сложившихся в XIX веке и отражающих два важнейших типа сознания нового времени. Художественный метод – это общая основа творчества, подход к отбору жизненного материала, к изображению действительности. Это более широкое понятие, чем понятия литературного направления, течения или школы.

Романтизм — явление, порожденное буржуазным строем. Как мировоззрение и стиль художественного творчества он отражает его противоречия: разрыв между должным и сущим, идеалом и действительностью. Осознание нереализуемости гуманистических идеалов и ценностей Просвещения породило две альтернативные мировоззренческие позиции. Суть первой — презреть низменную действительность и замкнуться в скорлупе чистых идеалов. Суть второй — признать эмпирическую реальность, отбросить все рассуждения об идеальном. Исходным пунктом романтического мировоззрения является открытое неприятие действительности, признание непреодолимой пропасти между идеалами и реальным бытием, неразумности мира вещей8.

Романтизм – явление, принципиально отличное от классического периода XVIII века. От своего времени романтики восприняли, прежде всего, главную идею эпохи – идею свободы личности. Принципы свободы и новизны реализуются в их творчестве. Романтики прокладывали новые пути в искусстве, стремились создать современное, новаторское искусство. Они полемизировали с классицистами, прежде всего – с рационализмом его эстетики. В центре их картины мира – индивидуальный человек, Личность уникальная, которая не подчиняется Системе, обществу, а противостоит ей. Романтики искали новые формы, художественные средства, создавая синтетическое искусство. Они ввели понятие «универсальной поэзии», отражающей всю полноту мира и человека. Сознание и собственно эстетика романтизма строится на противоположностях, на антитезах. Главная антитеза – это противопоставление идеала (основное понятие романтизма) и действительности, Духа и реальности.

Итак, в центре романтического искусства стоит творческая личность, Художник, уникальный индивидуум, который отличается от обычных людей и находится в конфликте со всем миром. Художник – существо особое, высшая личность, стоящая над остальными людьми. Поэтому типичный герой романтиков – это человек с особо сильными чувствами, это герой- бунтарь, одиночка с гордым и непримиримым нравом. Такой герой обладает уникальной интуицией, ощущает своё родство с природой, но не может (или не хочет) найти общего языка с людьми. Он презирает людей, они платят ему тем же. Так как романтизм задачей и целью искусства провозглашает Личность, то в своих произведениях романтики особое внимание уделяют внутреннему миру человека, страстям, настроениям. Таким образом, это лирическое искусство, предельно субъективное. Важнейшие темы, мотивы и проблемы романтизма: проблема одиночества, мотив странничества, тема искусства и художника, тема детства, культ интуиции, культ природы, культ страсти, тема преступления и наказания, мотив безумия, культ фантазии и воображения и др.

Романтизм впервые обратился к проблеме историзма в искусстве. Романтики первыми обосновали принцип стадиального развития искусства в связи с изменением исторических условий. Они сделали вывод о том, что законы и эстетические принципы искусства не могут оставаться полностью неизменными, они развиваются и меняются в зависимости от развития и изменения запросов общества. Романтики первыми создали системные труды по истории национальных языков и литератур, по истории искусств.

Расцвет романтизма приходится на период 1795— 1830 гг. — период европейских революций и национально-освободительных движений, и особенно ярко романтизм проявился в культуре Германии (Ф. Шлегель, Новалис, В. Гауф, братья Гримм, Э.Т.А. Гофман, Г. Гейне), Англии (У. Вордсворт, С.Т. Кольридж, Р. Саути, В. Скотт, Дж. Байрон, П.Б. Шелли, М. Шелли), России (В.А. Жуковский, К.Н. Батюшков, К.Ф. Рылеев, И.А. Крылов, А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов), Америке (Ф. Купер, В. Ирвинг, Г. Бичер-Стоун, Н. Готорн, Э. По, Г. Мелвилл), Франции (В. Гюго, Ж. де Сталь, А. Дюма, Т. Готье), Испании (М.Х. де Ларра, Г.А. Бекер, Б.П. Гальдос)9.

Одним из исходных принципов романтизма было «двоемирие»: сопоставление и противопоставление реального и воображаемого миров. Способом выражения этого двоемирия был символизм. Романтический символизм представлял органическое соединение мира иллюзорного и реального, что проявилось в появлении метафоры, гиперболы, поэтических сравнений. Романтизму, несмотря на тесную связь с религией, были присущи юмор, ирония, мечтательность. Образцом и нормой для всех областей искусства романтизм объявил музыку, в которой, по мнению романтиков, звучала сама стихия жизни, стихия свободы и торжества чувств.

На основе романтического символизма сформировался символизм как течение – «первое литературно-художественное направление европейского модернизма, возникшее в конце ХIХ века во Франции в связи с кризисом позитивистской художественной идеологии натурализма»10. Основы эстетики символизма были заложены двумя поколениями французских поэтов, среди которых - Поль Верлен, Артюр Рембо, Стефан Малларме. Символизм был связан с современными ему философскими воззрениями, прежде всего – с абсолютным идеализмом. Он занимается поисками высшей реальности, находящейся за пределами чувственного восприятия. Здесь наиболее действенным орудием творчества оказывается поэтический символ, позволяющий прорваться сквозь пелену повседневности к трансцендентной Красоте. Наиболее общая доктрина символизма заключалась в том, что искусство является интуитивным постижением мирового единства через обнаружение символических аналогий между земным и трансцендентным мирами. Таким образом, философская идеология символизма - это платонизм в широком смысле, двоемирие (мир вещей и мир идей), а эстетическая идеология - панэстетизм (например, "Портрет Дориана Грея" Оскара Уайльда).

Русский символизм начался на рубеже веков, впитав философию русского мыслителя и поэта Владимира Сергеевича Соловьева о Душе Мира, Вечной Женственности, Красоте, которая спасет мир (эта мифологема взята из романа Достоевского "Идиот"). Русские символисты традиционно делятся на "старших" (XIX век) и "младших". Старшие - их также называли декадентами - Д.С. Мережковский, З.Н. Гиппиус, В.Я. Брюсов, Ж.Д. Бальмонт, Ф.К. Сологуб - отразили в своем творчестве черты общеевропейского панэстетизма.

Как художественный метод реализм становился иначе. Художественной практике романтизма предшествовало развитие теории и философии творчества, они закреплялись и совершенствовались в деятельности различных школ и кружков, а к 1810–20-ым гг. романтизм превращается в широкое, всеохватывающее и осознанное явление культуры. Реалистический метод становился противоречивее, осознавался и обосновывался его последователями особо – и в противопоставлении романтическим постулатам (идеализм, отторжение реальности, «двоемирие»), и на взаимодействии с романтическим искусством, которое понималось писателями первой половины века прежде всего как современное.

Поэтому в реализме предметом изображения становится не мир фантазий и мечты, а современная действительность. Значение реализма в культуре трудно переоценить. Термин «реализм» следует понимать двояко: как исторически определенное направление, тип художественного мышления и как правдивое, объективное отражение действительности (на языке того или иного искусства). В 1-й половине века писатели-реалисты не причисляли себя к одному новому направлению, но оно уже существовало и проявило себя в разных странах. Даже сам термин «реализм» окончательно укрепился лишь во второй половине века – в теории (Шанфлёри и Дюранти), в литературных дискуссиях («реалистические бои») и пропагандировался в других видах искусства (например, в живописи). Реализм XIX в. – особый этап в развитии реалистической эстетики в целом, даже вершина. Уже сформировавшиеся в течение разных эпох основные принципы реализма именно в XIX в. были осознаны и обоснованы как целостная художественная система и в соответствии с особенностями истории и культуры «буржуазной эпохи». Главные постулаты – широкий охват действительности, ориентация на правду жизни в искусстве, достоверность характеров – получают обоснование и соотносятся с требованиями времени и современным менталитетом, «расширяются» и обосновываются.

Реалисты не отталкиваются от современной действительности, а стремятся понять, проанализировать, буквально научно познать её. Для романтиков важно в искусстве самовыражение художника, выражение сути бытия, для реалистов – анализ социальной сущности бытия, познание внутренних закономерностей исторических и социальных процессов. Романтики создают идеальный образ мира, причём, по принципу контраста к отрицаемой ими реальности. Реалисты обращаются именно к объективной действительности, «вписывая» человека в современные и реальные обстоятельства, они остаются внутри «наличного бытия». Таким образом, реализм предполагает социально-историческую детерминированность изображаемых событий и характеров.

В этом смысле реалистический метод обнаруживает родство с наукой – он опирается на факты реальности, накапливает и систематизирует их (в литературе это быто- и нравоописание), исследование мира и человека строится на основе анализа и синтеза явлений жизни. Реализм стремится устанавливать связи, представлять взаимодействие «причин и следствий» (терминология Бальзака), прослеживать действие законов бытия. Основная категория реалистической эстетики – категория типизации. Реалисты понимают характер как результат определённой эпохи, социальной среды, воспитания – то есть как частное «следствие» целого ряда внешних «причин» общего порядка.

Диалектика частного, индивидуального – и общего, типичного реализуется на разных уровнях именно в истории, обществе, личной жизни. Основу теории типизации заложил Бальзак. По его определению тип – это «образец рода», он синтезирует «характерные черты сходных лиц»; тип – это «образ, сосредотачивающий в себе сущность явления». Поэтому цель главного жанра эпохи – романа – исследование жизни и социальных типов, считает Бальзак. Но социум неоднозначен, человеческие характеры имеют «бесконечное множество оттенков». Если Стендаль, например, в ранних романах представляет «центростремительный» тип анализа (он сосредоточен на герое, личности, «приподнятой» над миром), то Бальзак или Флобер рисуют героя, вступающего в компромисс со средой или полностью «поглощенного» житейской прозой, становящегося частью «вещного» мира. Характеры реализма существуют в развитии (понятие эволюции характера), что выходит на первый план в самой продуктивной романной форме – «романе воспитания» («истории молодого человека»). Реализм связывается с саморазвитием не только характера, но и действия, сюжета, вплоть до принципа авторского «невмешательства» (Флобер, Теккерей).

Раньше реалистический метод сложился во Франции (и теория, и практика); наиболее противоречиво и трудно, причём значительно позднее метод реализма оформлялся в Германии. Ведущими формами эпохи становятся прозаические жанры (роман; рассказ/новелла), но продолжают развиваться и поэзия (поэма, лирика) и драма (историческая; «лёгкие» жанры; синтетические формы – музыкальные драмы Вагнера). Во всех упомянутых странах в процессе развития реализма явно выделяются два этапа: литературный процесс в 1830-40-е более тесно связан с романтической традицией, это взаимодействующие и взаимодополняющие друг друга системы; с 1850-х гг. размежевание и даже противопоставление романтической и реалистической традиций всё больше выходит на первый план, определяемое новыми историческими обстоятельствами, более трезвым уровнем осмысления буржуазности как всеобъемлющего эпохального явления. С этими периодами связаны и этапы развития европейского романа. Именно во Франции реалистическая эстетика получила наиболее выраженное теоретическое оформление (Стендаль, Бальзак, Шанфлёри, Дюранти, Флобер). Реализм в Англии отличался большим своеобразием — ярко выраженным дидактизмом и критическим реализмом. Самыми знаменитыми английскими писателями-реалистами были Чарльз Диккенс (1812—1870), Вильям Теккерей (1811 —1863). Романтическое направление в английской литературе представлено творчеством сестер Шарлотты и Эмилии Бронте.


4. Социально-политические идеалы XIX века: либерализм, марксизм, анархизм

культура буржуазный научный революция романтизм

XIX век испытал множество социальных потрясений и подготовил множество потрясений веку грядущему. В это время зародилось несколько социально-политических идеологий, из них три на протяжении долгого времени были наиболее влиятельными среди наибольшего числа людей. Это анархизм, марксизм и либеральная теория. Рассмотрим эти учения последовательно.

Анархизм (от греч. анархия — безвластие) — социально-политическое учение, отрицающее позитивную роль государства и политической борьбы и проповедующее освобождение личности от всех форм политической, экономической и духовной власти. Анархизм зародился в 40-х гг. 19 в. в Европе. Основоположниками этого учения принято считать М. Штирнера, П. Лрудона (последнему принадлежит термин) и М.А. Бакунина. Согласно Прудону, общественные отношения между людьми основаны на «системе взаимности», предполагающей равновесие собственности, равноценный обмен товаров и услуг, беспроцентный кредит, федеративное устройство общества, которое заменит государство. Бакунин рассматривал анархизм как закономерный этап эволюционного социального развития. По его мнению, религия и государство являются величайшими заблуждениями пребывающего в невежестве человечества, источниками всех зол. Но человека отличает от животного способность мыслить и протестовать. Протест в определенный момент принимает форму стихийного «самопроизвольного» бунта масс против государства. В кон. 19—нач. 20 в. на почве социалистического движения в борьбе с марксизмом оформился коммунистический анархизм (П.А. Кропоткин), ориентированный, в отличие от раннего анархизма, на созидательную сторону социального развития в форме организации разного рода добровольнш коммунистических общин, действующих на основе солидарности и взаимной помощи. Особое место среди анархических систем занимает учение Л.Н. Толстого, которое может быть охарактеризовано как христианский анархизм. В нач. 20 в. под влиянием анархизма получил распространение анархо-синдикализм — одно из направлений в рабочем движении.

Либерализм — наименование «семейства» идейно-политических течений, исторически развившихся из рационалистической и просветительской критики, которой в 17—18 вв. были подвергнуты западноевропейское сословно-корпоративное общество, политический «абсолютизм» и диктат церкви в светской жизни. Философские основания «членов либерального семейства» всегда были различны до несовместимости. Исторически важнейшие среди них: 1) учения о «естественных правах» человека и «общественном договоре» как фундаменте легитимного политического устройства (Дж. Локк), 2) «кантовская парадигма» моральной автономии ноументального «я» и вытекающие из нее концепции «правового государства»; 3) идеи «шотландского просвещения» (Д. Юм, А. Смит, А. Фергюсон и др.) о спонтанной эволюции социальных институтов, движимой неустранимой скудостью ресурсов в сочетании с эгоизмом и изобретательностью людей, связанных, однако, «моральными чувствами»; 4) утилитаризм (И. Бентам, Д. Рикардо, Дж. С. Милль и др.) с его программой «наибольшего счастья для наибольшего числа людей», рассматриваемых в качестве расчетливых максимиза-торов собственной выгоды; 5) так или иначе связанный с гегелевской философией «исторический либерализм», утверждающий свободу человека, но не в качестве чего-то, присущего ему «от рождения», а как, по словам Р. Коллингвуда, «приобретаемое постепенно постольку, поскольку человек вступает в самосознательное обладание собственной личностью посредством... нравственного прогресса»11.

В модифицированных и нередко эклектичных вариантах эти различные философские основания воспроизводятся и в современных дискуссиях внутри «либерального семейства». Основными осями таких дискуссий, вокруг которых складываются новые группировки либеральных теорий, отодвигающие на второй план значение различий философских оснований, являются следующие. Во-первых, должен ли либерализм в качестве своей главной цели стремиться к «ограничению принуждающей власти любого правительства» (Ф. Хайек) или это вопрос второстепенный, решаемый в зависимости от того, как либерализм справляется со своей важнейшей задачей — «поддержанием условий, без которых невозможна свободная практическая реализация человеком своих способностей» (Т. X. Грин). Суть этих дискуссий — отношение государства и общества, роль, функции и допустимые масштабы деятельности первого ради обеспечения свободы развития индивида и свободного общежития людей. Во-вторых, должен ли либерализм быть «ценностно нейтральным», своего рода «чистой» техникой защиты индивидуальной свободы, независимо от того, в каких ценностях она выражается (Дж. Роулз, Б. Аккерман), или он воплощает определенные ценности (гуманность, терпимость и солидарность, справедливость и т. д.), отход от которых и беспредельный моральный релятивизм чреваты для него самыми пагубными, в том числе непосредственно политическими, последствиями (У. Галстон, М. Уолцер). Суть этого типа — нормативное содержание либерализма и зависимость от него практического функционирования либеральных институтов. В-третьих, спор «экономического» и «этического» (или политического) либерализма. Первый характеризуется формулой Л. фон Мизеса: «Если сконденсировать всю программу либерализма в одно слово, то им будет [частная] собственность... Все другие требования либерализма вытекают из этого фундаментального требования»12. «Этический» либерализм утверждает, что связь свободы и частной собственности неоднозначна и не неизменна в разных исторических контекстах. По словам Б. Кроче, свобода «должна иметь смелость принять средства социального прогресса, которые... являются разнообразными и противоречивыми», рассматривая принцип laissez faire лишь как «один из возможных типов экономического порядка»13. Если у различных видов либерализма, классических и современных, нельзя найти общего философского знаменателя и подходы их к ключевым практическим проблемам разнятся столь значительно, то что же тогда позволяет говорить об их принадлежности к одному «семейству»? Видные западные исследователи отвергают саму возможность дать либерализму единое определение: его история открывает лишь картину «разрывов, случайностей, многообразия... мыслителей, безразличным образом смешанных в кучу под вывеской «либерализм»» (Д. Грей). Общность различных во всех др. отношениях видов либерализма открывается, если их рассматривать не со стороны их философского или политико-программного содержания, но как идеологию, определяющая функция которой не описывать действительность, а действовать в действительности, мобилизуя и направляя энергию людей на определенные цели. В различных исторических ситуациях успешное осуществление этой функции требует обращения к разным философским идеям и выдвижения разных программных установок в отношении того же рынка, «минимизации» или экспансии государства и т. д. Иными словами, единственное общее определение либерализма может заключаться лишь в том, что он является функцией осуществления некоторых ценностей-целей, специфическим образом проявляющейся в каждой конкретной ситуации. Достоинство и мера «совершенства» либерализма определяются не философской глубиной его доктрин или верностью тем или иным «сакральным» формулировкам о «естественности» прав человека или «незыблемости» частной собственности, а его практической (идеологической) способностью приблизить общество к своим целям и не дать ему «сорваться» в то состояние, которое радикально чуждо им. История многократно демонстрировала то, что философски бедные либеральные учения оказывались с этой точки зрения гораздо эффективнее своих философски утонченных и изощренных «собратьев» (сравним хотя бы политические «судьбы» воззрений «отцов-основателей» США, как они изложены в «Федералисте» и др. документах, с одной стороны, и немецкого кантианства — с другой).

Каковы же устойчивые цели-ценности либерализма, получавшие в его истории различные философские обоснования и воплощавшиеся в разных практических программах действий?

1. Индивидуализм — в смысле «примата» морального достоинства человека перед любыми посягательствами на него со стороны любого коллектива, какими бы соображениями целесообразности такие посягательства ни поддерживались. Понятый т. о. индивидуализм не исключает априорно самопожертвования человека, если он признает требования коллектива «справедливыми». Индивидуализм не связан логически необходимым образом и с теми представлениями об «атоми-зированном» обществе, в рамках которых и на основе которых он первоначально утверждался в истории либерализма.

2. Эгалитаризм — в смысле признания за всеми людьми равной моральной ценности и отрицания значения для организации важнейших правовых и политических институтов общества любых «эмпирических» различий между ними (в плане происхождения, собственности, профессии, пола и т. д.). Такой эгалитаризм не обязательно обосновывается согласно формуле «все от рождения равны». Для либерализма важно

введение проблемы равенства в логику долженствования — «все должны быть признаны морально и политически равными», независимо от того, вытекает ли такое введение из доктрины «естественных прав», гегелевской диалектики «раба и господина» или утилитаристского расчета собственных стратегических выгод.

3. Универсализм — в смысле признания того, что требования индивидуального достоинства и равенства (в указанном понимании) не могут быть отвергнуты посредством ссылок на «имманентные» особенности тех или иных культурно-исторических коллективов людей. Универсализм не должен обязательно увязываться с представлениями о внеисторической «природе человека» и одинаковостью понимания всеми «достоинства» и «равенства». Он может трактоваться и так, что в каждой культуре — в соответствии с присущим ей характером развития человека — должно быть право требовать уважения достоинства и равенства, как они понимаются в своей исторической определенности. Универсальным оказывается не то, что именно требуют люди в разных контекстах, а как они требуют то, что требуют, а именно — не в качестве рабов, ищущих милости, в которой хозяева по праву могут им отказать, а в качестве достойных людей, имеющих право на то, что они требуют.

4. Мелиоризм как утверждение возможности исправления и совершенствования любых общественных институтов. Мелиоризм не обязательно совпадает с идеей прогресса как направленного и детерминированного процесса, с которой он был долгое время исторически связан. Мелиоризм допускает и разные представления о соотношении сознательного и стихийного начал в изменении общества — в диапазоне от спонтанной эволюции Хайека до рационалистического конструктивизма Бентама.

Этой констелляцией ценностей-целей либерализм заявляет о себе как о современной идеологии, отличной от более ранних политических учений. Граница здесь может быть обозначена преобразованием центральной проблемы. Вся досовременная политическая мысль так или иначе фокусировалась на вопросе: «каково наилучшее государство и какими должны быть его граждане?» В центре либерализма другой вопрос: «как возможно государство, если свобода людей, способная выливаться и в разрушительное своеволие, неустранима?» Весь либерализм, образно говоря, вытекает из двух формул Т. Гоббса: «Не существует абсолютного добра, лишенного всякого отношения к чему-либо или к кому-либо» (т. е. вопрос о «наилучшем государстве вообще» лишен смысла) и «природа добра и зла зависит от совокупности условий, имеющихся в данный момент» (т. е. «правильная» и «хорошая» политика может определяться только как функция данной ситуации). Смена этих центральных вопросов и определила общий контур либерального политического мышления, очерченный следующими линиями-положениями:

1) чтобы какое-то государство могло состояться, в него должны быть включены все, кого это дело касается, а не только добродетельные или обладающие какими-то особыми признаками, делающими их пригодными для политического участия (как это было, напр., у Аристотеля). Это и есть либеральный принцип равенства, который наполнялся содержанием в ходе истории либерализма, прогрессивно распространяясь на все новые группы людей, исключенные из политики на предыдущих этапах. Ясно, что такое распространение происходило посредством демократической борьбы против сложившихся ранее институциональньгх форм либерализма с присущими им механизмами дискриминации, а не благодаря саморазвертыванию «имманентных принципов» либерализма. Но важно другое: либеральное государство и идеология были способны к такому развитию, тогда как более ранние политические формы (тот же античный полис) ломались при попытках расширения их изначальных принципов и распространения их на группы угнетенных;

2) если нет абсолютного блага, самоочевидного для всех участников политики, то достижение мира предполагает допущение свободы всех следовать собственным представлениям о благе. Это допущение «технически» реализуется посредством установления каналов (процедурных и институциональных), по которым происходит удовлетворение людьми своих стремлений. Изначально свобода приходит в современный мир не в виде «благого дара», а в виде страшного вызова самим основам общежития людей со стороны их буйного себялюбия. Либерализм должен был признать эту грубую и опасную свободу и социализировать ее согласно той примитивной формуле «свободы от», которую столь выразительно передает ранний либерализм. Такое признание и то, что из него вытекало для политической теории и практики, необходимо для реализации самой возможности совместной жизни людей в условиях современности. (В смысле гегелевской формулы — «свобода необходима», т.е. свобода стала необходимостью для современности, что, конечно, имеет мало общего с «диалектико-материалистическим» толкованием этой формулы Ф. Энгельсом — свобода как познанная необходимость). Но необходимость признания свободы в ее грубой форме отнюдь не говорит о том, что либерализм не идет дальше в осмыслении и практике свободы. Если этически либерализм к чему-то стремился, то именно к тому, чтобы свобода сама по себе стала самоцелью для людей. Формулой этого нового понимания свободы как «свободы для» можно считать слова А. де-Токвиля: «Тот, кто ищет в свободе что-либо иное, кроме ее самой, создан для рабства»;

3) если признана свобода (и в первом, и во втором ее понимании), то единственным способом устроения государства является согласие его устроителей и участников. Смыслом и стратегической целью либеральной политики является достижение консенсуса как единственного реального основания современного государства. Движение в этом направлении, — со всеми его сбоями, противоречиями, использованием инструментов манипуляции и подавления, так же как и с моментами исторического творчества и реализации новых возможностей эмансипации людей, — это и есть действительная история либерализма, его единственное содержательно богатое определение14.

О теории марксизма уже было сказано ранее. Стоит добавить, что Социологический проект будущего представлен у Маркса а концепциях классового конфликта и социального изменения (классовый) конфликт —не аномалия а повседневная норма существования общества с классовой структрой. Общество основную социальную структуру которого составляют наемные работники и капиталисты, Маркс называет капиталистическим Фундаментальные интересы (осознанные и неосознанные потребности) этих классов полярно противоположны — прежде всего в сфере производства и распределения один класс только производит второй — только владеет Управление, надзор, принуждение к наиболее эффективному и дешевому труду — одна из наиболее важных сфер деятельности капиталиста. С другой стороны борьба за сокращение рабочего времени, улучшение условий труда повышение оплаты, участие в прибыли, страхование ущерба, причиняемого работнику на производстве пенсионное обеспечение, доступное образование и т. п. — таков комплекс требований со стороны наемных работников включающий в себя норматив социальной справедливости прежде всего равенства в распределении и потреблении производимого продукта, что означает ликвидацию капитала частной собственности и реорганизацию производящей практики на социалистических началах.

Общество, основывающееся на наемном труде и капитале ведущее постоянную классовую борьбу (Маркс иногда называет ее «внутренней гражданской войной) крайне динамично сравнительно с предшествующими типами обществ. Специфика социальных изменений данном типе общества понимается у Маркса как постепенное накопление общественного богатства (и материального, и сконцентрированного в самом человеке как развитие его способностей и многосторонних потенций) которое достигает некоей границы, с преодолением которой меняется общий характер производства с его полярностями труда и капитала И то, и другое уходят в прошлое, заменяются свободным ассоциированным трудом. Началом перехода к данной исторической ступени Маркс считал политический переворот, завоевание людьми наемного труда государственной власти с последующими преобразованиями в системе производства, распределения и потребления.

По Марксу капиталистическая экономика базируется на существовании прибавочной стоимости составляющей цель и условие всякого капиталистического производства. Наемный работник лишь часть рабочего времени работает на себя, в остальное же время создает т. н. прибавочный продукт, денежное выражение которого (прибавочная стоимость) полностью принадлежит собственнику основных средств производства. Экономические стимулы движущие силы эволюции производства и основывающихся на нем социальных отношений и институтов Маркс видел в деятельности капитала. Получение наивысшей прибыли как основная цель производства стимулирует не только сокращение издержек, но и совершенствование производственного процесса в целом Экономический рост, расширенное воспроизводство, постоянный технологический прогресс — закон для такого типа производства. Принимая все новые формы, разрастаясь до планетарных масштабов, капитал с неизбежностью создает материальное богатство, позволяющее на его основе начать переход к коренным социальным преобразованиям — медленным или быстрым, революционным или реформационным.

Марксизм и либерализм оказали важнейшее влияние на историю 20 века. Анархизм же как социальное учение фактически угас после октябрьской революции в России.



Список использованной литературы


  1. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. М.. 2002.

  2. Культурология для технических вузов. Ростов-на-Дону: Феникс, 2001.

  3. Леонтович В.В. История либерализма. 1762—1914. М., 1995.

  4. Новая философская энциклопедия под ред. В. С. Степина. Т. 1-4. М., 2000-2001.

  5. Руднев В. Словарь культуры XX века. М., 1997.

  6. Самин Д.К. Сто великих научных открытий. М.. 2008.

  7. Сапрыкин В.А. Кризис буржуазной культуры. Екатеринбург, 1999.

  8. Тихонова О.В. Западноевропейская литература XIX в. Романтизм и реализм. Воронеж, 2006.

Размещено на Allbest.ru

1 Тихонова О. В. Западноевропейская литература XIX в. Романтизм и реализм. Воронеж, 2006. Стр. 6-7.

2 Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. М.. 2002.

3 Сапрыкин В. А. Кризис буржуазной культуры. Екатеринбург, 1999. Стр.12-13.

4 Самин Д. К. Сто великих научных открытий. М.. 2008.

5 Новая философская энциклопедия под ред. В. С. Степина. Т. 1. М., 2001.

6 Там же. Т. 3.

7 Там же.

8 Культурология для технических вузов. Ростов-на-Дону: Феникс, 2001. Стр. 123.

9 Тихонова О. В. Западноевропейская литература XIX в. Романтизм и реализм. Воронеж, 2006. Стр. 16-27.

10 Руднев В. Словарь культуры XX века. М., 1997. Стр. 305-306.

11 Леонтович В. В. История либерализма. 1762—1914. М., 1995. Стр. 112.

12 Леонтович В. В. История либерализма. 1762—1914. М., 1995. Стр. 118.

13 Там же.

14 Леонтович В. В. История либерализма. 1762—1914. М., 1995. Стр. 128 – 146.


Случайные файлы

Файл
26059-1.rtf
38839.rtf
143403.rtf
28183.rtf
5070.rtf