Лубочный театр как форма городского примитива (71783)

Посмотреть архив целиком

В условиях классового расслоения общества и принятия христианства как религии господствующего феодального класса именно народное творчество явилось носителем элементов рождающегося русского театра. Народный театр, народное изобразительное искусство начали показывать то, что интересовало и волновало народ, отражая действительность с его точки зрения.

Изучение ранней стадии развития народного театра затруднено тем, что старейшие памятники драматического творчества дошли до нашего времени только в записях XIXXX веков.

Представления народного театра были тесно связаны с народным бытом, с гуляньями и игрищами, что определило их основные особенности. Представления имело чрезвычайно гибкую форму, которое могло включать разнообразные выступления, начиная от разыгрывания комических сценок фарсового характера, шуточного разговора и кончая пляской с участием зрителей. В простейших формах народного театра отсутствовало четкое разделение на исполнителей и зрителей, также не было четкого противопоставления между авторами и разыгрываемых народных драм или игрищ, с одной стороны, и актерами и публикой – с другой. Устная драма создавалась в процессе коллективного творчества народа и хранилась в народной памяти. Исполнители не просто повторяли текст, полученный ими от предыдущего поколения, но путем импровизации, делали пьесу более актуальной и отвечающей эстетическим запросам своего времени. Таким образом, актер народного театра то же время являлся одним из участников коллективного создания текста драмы.

При отсутствии декораций и каких-либо постановочный эффектов представление народного театра действовало на зрителей яркой и сильной актерской игрой, основанной на приеме подчеркнутости, преувеличения отличительных черт изображаемого персонажа. Это выражалось в постоянном употреблении шаржа и гротеска в комических ролях, а также в патетической приподнятости игры исполнителей ролей серьезных и героических. Игра актеров заменяла отсутствующие декорации – из поведения актеров, из их разговоров с публикой и между собой зрители узнавали о характере героем и месте действия.

Нарисованный лубок – одна из разновидностей народного изобразительного искусства. Его возникновение и широкое бытование приходится на сравнительно поздний период истории народного творчества – середину XVIII и XIX веков, когда многие другие виды изобразительного народного искусства – роспись по дереву, книжная миниатюра, печатный графический лубок – уже прошли определенный путь развития. Самые древние лубки известны в Китае. До VIII века они рисовались от руки. Начиная с VIII века известны первые лубки выполненные в гравюре на дереве. В Европе лубок появился в XV веке. Для раннего европейского лубка характерна техника ксилографии. Позже добавляются гравюра на меди и литография. Русский лубок XVIII века отличается выдержанной композиционностью. Восточный лубок (Китай, Индия) отличается яркой красочностью.

В историко-культурологическом аспекте рисованный лубок представляет собой одну из ипостасей народного изобразительного примитива, стоящую в близком ряду с такими видами творчества, как живописный и гравированный лубок, с одной стороны, и с росписью на прялках, сундуках и искусством украшения рукописных книг – с другой. В нем аккумулировались идеальные начала фольклорного эстетического сознания, высокая культура древнерусской миниатюры, лубочная изобразительность, базирующаяся на принципах наивно-примитивного творчества.

Кто и почему назвал их «лубочными» не известно. Есть предположение, что название свое они получили от липовых досок, на которых вырезались (липу тогда называли лубом), или, потому что продавали их в лубяных коробах офени-корабейники, или, если верить московскому преданию, то все пошло с Лубянки – улицы, на которой жили мастера по изготовлению лубков.

Именно юмористические народные картинки, продаваемые на ярмарках еще в XVII веке вплоть до начала XX века считались самым массовым видом изобразительного искусства Руси, хотя отношение к ним было несерьезным, так как в высших слоях общества категорически отказывались признавать искусством то, что создавали простолюдины, самоучки, зачастую на серой бумаге, на радость крестьянскому народу. Разумеется, о бережном сохранении лубочных листов тогда мало кто заботился, ведь никому на тот момент в голову не приходило, что дошедшие до наших дней картинки станут истинным достоянием, настоящим шедевром русской народной живописи, в котором воплотились не только народный юмор и история древней Руси, но и природный талант русских художников, истоки живого карикатурного мастерства и красочной литературной иллюстративности.

Лубок – это гравюра, или оттиск, получаемый на бумаге с деревянного клеше. Изначально картинки были черно-белыми и служили для украшения царских палат и боярских хоромов, но позднее их производство стало более массовым и уже цветным. Черно-белые оттиски раскрашивали заячьими лапками женщины под Москвой и Владимиром. Зачастую такие лубочные картинки походили на современную раскраску маленького ребенка, неумелую, торопливую, нелогичную по цвету. Однако среди них встречается очень много картинок, которые ученые считают особо ценными, рассуждая о прирожденном чувстве цвета художников, которое позволяло им создавать совершенно неожиданные, свежие сочетания, недопустимые при тщательной, детальной раскраске, и поэтому неповторимые.

Тематика народных картинок очень разнообразна: она охватывает темы религиозные и нравоучительные, народного эпоса и сказок, исторические и медицинские, космографические и географические, обязательно сопровождаемые назидательным или шутливым текстом, повествующие о нраве и быте того времени, содержащие народную мудрость, юмор, а иногда и мастерски замаскированную жестокую политическую сатиру. Из тем бытовой сатиры были в ходу сюжеты, осмеивающие излишества моды, пьянство, мотовство, брак по расчету, супружескую неверность, претензии на аристократизм. От этих первых сатирических листов и ведет свою родословную русская карикатура.

В темах лубка широкое отражение нашли героические подвиги легендарных богатырей русского народного эпоса и приключения героев русских народных сказок.

В лубочных картинках жанровые сцены появились гораздо раньше, чем в живописи – сцены крестьянского быта, изображение изб, общественных бань, кабаков, улиц (например, один из самых архаических лубочных листов конца XVIII века воспроизводит сцену крестьянского быта: старик Агафон лапти плетет, а жена его Арина нитки прядет).

В начале XIX столетия в русский народный эстамп, по средствам лубочных картинок, проникают литературные темы, стихи Пушкина, Лермонтова, Кольцова, басни Крылова, получаю своеобразную графическую интерпретацию, иногда дальнейшее сюжетное развитие (например, стихотворение Пушкина «Под вечер, осенью ненастной») приобрело новую развязку.

Со временем менялась и техника лубка. В XIX веке рисунок стали делать не на дереве, а на металле, что позволяло создавать мастерам более изящные работы. Изменилась и цветовая гамма лубков, став еще ярче и богаче, переходя зачастую в фантастическое, неожиданное буйство цвета. Ксилография уступила место металлографии, а затем литографии Долгое время лубочные картинки были духовной пищей простого трудового народа, источником знаний и новостей, так как газет было очень мало, а лубок был популярен, дешев и распространялся по всей стране, преодолевая немыслимые расстояния. С появлением на рынке к концу XIX века дешевых хромолитографических картинок, изготовляемых фабричным способом, народный лубок не выдержал конкуренции и прекратил свое существование.

Переход от ксилографии к металлографии явился рубежом двух периодов истории русского лубка. Кроме различия в техники, сказались и иноземные влияния. Гравюра на металле внесла в лубок более изощренную технику, которой щеголяли народные мастера в графической передаче облаков, морских волн, скал, травяного покрова. С помощью новых красителей цветовая гамма становится более яркой. Лубки 70 – 80 годов XIX века, раскрашенные ярчайшими анилиновыми красками, широкими мазками, поражают глаз буйством цвета в неожиданных и новых сочетаниях.

Первое, что бросается в глаза при внимательном рассмотрении русской народной картинки, это совсем иное, чем в получившем самостоятельное бытие жанре гравюры, отношение к другим типам искусства. Особенно органична связь лубка с театром [6].

Художественное пространство лубочного листа организовано особым образом, ориентируя зрителей на пространственные переживания не живописно-графического, а театрального типа. На это прежде всего указывает мотив рампы и театральных занавесей-драпировок, составляющих рамку многих гравированных листов. Так, листы комедии Симеона Полоцкого «Притча о блудном сыне» - лубочной книжки, гравированной мастером М. Нехорошевским, — воспроизводят сцену с актерами, обрамленную кулисами: сверху — театральным наметом, а внизу — рампой с осветительными плошками. Ряд голов зрителей, изображенный внизу, на грани между рисунком и текстом, уничтожает сомнения в том, что гравюра воспроизводит театральное пространство.

Изображение сцены создает принципиально иной художественный эффект, чем рисунок, который зритель относит непосредственно к какой-либо действительности. Являясь изображением изображения, оно создает повышенную меру условности. Изображение, делаясь знаком знака, переносит зрителя в особую, игровую действительность.


Случайные файлы

Файл
613.doc
17402-1.rtf
100046.rtf
ugolovn_otvetstven.doc
50189.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.