Босх – эстетика безобразного (71743)

Посмотреть архив целиком

МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВА-

НИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ






Уральский Государственный Лесотехнический Университет







Реферат по культурологии на тему:

«Босх – эстетика безобразного.»



Исполнитель: Горшкова Елена

ИЭФ-47.










ЕКАТЕРИНБУРГ

2005

Оглавление


  1. Введение 3

  2. Сравнение нидерландской

и итальянской живописи Возрождения 4

  1. Биография Иеронимуса Босха 8

  2. Творчество Босха 10

  3. Иеронимус Босх - очевидец инопланетных цивилизаций 20

  4. Заключение 23

  5. Список использованной литературы 24

  6. Приложение 25











Введение


Возрождение – великая эпоха, которая подарила нам не только памятники архитектуры, но и многие художественные произведения. Обычно в связи со словом «Возрождение» мы вспоминаем таких титанов, как Леонардо да Винчи, Рафаэль или Микеланджело.

Слово «Возрождение» в наших умах ассоциируется прежде всего с Италией. Но не стоит забывать, что эта великая пора отразилась и на других странах, в том числе Северных. Более подробно мы остановимся на Возрождении в Нидерландах. И как одного из самых великих представителей художников Северного Возрождения мы рассмотрим творчество Иеронимуса Босха.

Иероним — выдающийся нидерландский живописец, причудливо соединивший в своих картинах черты средневековой фантастики, фольклора, философской притчи и сатиры. Один из основоположников пейзажной и жанровой живописи в Европе.

Творчество этого выдающегося нидерландского живописца остается волнующим, загадочным и удивительно современным. Спустя четыре столетия после его смерти сюрреалисты нарекли Босха «почетным профессором кошмаров», считая, что он «представил картину всех страхов своего времени... воплотил бредовое мировоззрение конца средневековья, исполненное волшебства и чертовщины».

Новаторство живописной техники Босха приводило современников в восхищение не меньше, чем изобретаемые им образы. На фоне суховатой живописи большинства фламандских и голландских художников того времени его картины выглядели живыми и динамичными. Мастерское изображение ландшафтов сделало Босха одним из основоположников европейской пейзажной живописи.

Сравнение нидерландской и итальянской живописи Возрождения


Небольшой стране, включающей территорию нынешних Бельгии и Голландии, суждено было стать в XV веке самым ярким после Италии очагом европейского искусства. Нидерландские города, хотя и не были политически самостоятельными, давно уже богатели и крепли, ведя обширную торговлю, а потом и развивая у себя мануфактурное производство. Уже в XIII-XIV вв. в Нидерландах сложились вольные торгово-ремесленные города, развивается торговля. В конце XV в. культурные центры Севера укрепляют свои связи с Италией. Но и в самой Италии работали и высоко ценились нидерландские мастера. Особенно привлекали итальянцев новая масляная живопись и гравюра на дереве.

Свободное влияние не исключает того своеобразия, которое отличает искусство Северного Возрождения. Здесь прочнее сохранились старые традиции готического искусства. Борьба за гуманистические идеалы имела в северных странах более острый характер. Итальянское и Северное Возрождение при всех своих различиях составляют как бы два русла одного и того же потока.

Главная художественная сила Нидерландов еще в средние века проявилась в миниатюрной живописи. В XV веке достигла высокой степени совершенства.

Любовная прилежная поэтическая пристальность взгляда на мир была унаследована от миниатюры большой живописью XV века (начата Яном Ван Эйком). При этом возникли новые художественные качества. Появилось то, чего в миниатюре быть не могло: пристальный сосредоточенный взгляд на человека, в глубину его глаз.

Глубокий интерес к личности, к ее облику и характеру – это сближает художников итальянского и Северного Возрождения. Но они интересуются ей по-разному и видят в ней разное. У нидерландцев нет ощущения титанизма и всемогущества человеческой личности: они видят ее ценность в бюргерской добропорядочности, в качествах, среди которых не последнее место занимает смирение и благочестие, сознание своей малости перед лицом мироздания, хотя и в этом смирении достоинство личности не исчезает, а даже подчеркивается.

В середине и во второй половине XV века в Нидерландах работали многие прекрасные живописцы. Их художественные индивидуальности достаточно отчетливо различимы, хотя и не с той степенью выраженности индивидуального стиля, как у итальянских кватрочентистов.

Нидерландские художники редко изображают людей с красивыми, правильными лицами и фигурами и этим также отличаются от итальянских. Простое соображение, что итальянцы, прямые потомки римлян, вообще были красивее бледных и рыхлых сынов севера, может, конечно, быть принято во внимание - ведь старые мастера всегда считались с натурой как она есть. Но главная причина всё-таки не в этом, а в различиях общей художественной концепции. Итальянский гуманизм проникнут пафосом великого в человеке и страстью к классическим формам, нидерландцы приемлют и поэтизируют «среднего человека», им мало дела до классической красоты.

Нидерландцы питают пристрастие к деталям. Оно не чуждо, как мы помним, и итальянским кватрочентистам, особенно в таких школах, как феррарская. Но когда Франческо дель Коса заполняет свое «Благовещение» нужными и ненужными предметами, он любуется ими, так сказать, чисто материально. Ему почти все равно, какие предметы, - важно, что их можно написать осязательно. У нидерландцев отношение к вещественным деталям другое, религиозно-почтительное: они являются для них носителями тайного смысла. Лилии в вазе, полотенце, чайник над очагом, книга – какую бы привходящую деталь вы ни обнаружили в картине, можно не сомневаться, что она кроме своего прямого значения обладает еще и вторым, затаенным. Вещи изображаются с любовью и выглядят утонченно-красивыми, даже одухотворенно-красивыми. Впрочем, и некрасивые лица также красивы – не в обычном смысле правильности и пропорциональности черт, а тоже как драгоценные, тонко выработанные «предметы».

Уважение к себе самим, к своим будням, к миру вещей – ко всем этим коврам, тканям, вазам, зеркалам – преломлялось через религиозное миросозерцание, поэтизировалось и одухотворялось искусством. Мирская, вполне мирская бюргерская жизнь, но благочестивая и религиозно освященная, - таково было кредо. Таков был и дух протестантских реформ, под знаком которых проходит нидерландское Возрождение.

Меньшая сравнительно с итальянцами антропоморфность восприятия, преобладание пантеистического начала и прямая преемственность от готики сказываются во всех компонентах стиля нидерландской живописи. У итальянских кватрочентистов любая композиция, как бы она ни была насыщена подробностями, тяготеет к более или менее строгой тектонике. Группы строятся наподобие барельефа, то есть основные фигуры художник обычно старается разместить на сравнительно узкой передней площадке, в ясно очерченном замкнутом пространстве; он их архитектонически уравновешивает, они твердо стоят на ногах. У нидерландцев композиции менее замкнуты и менее тектоничны. Их манят глубина и дали, ощущение пространства у них живее, воздушнее, чем в итальянской живописи, хотя они и не задумывались над научными основами перспективы и передавали перспективные сокращения лишь приблизительно. В фигурах больше прихотливости и зыбкости, их тектоника нарушается веерообразно расходящимися книзу, изломанными складками одеяний; сплетающиеся линии образуют живописный клубок. Нидерландцы любят игру линий, но линии служат у них не скульптурным задачам построения объема, а, скорее, орнаментальным. Кажется, что перед мысленным взором нидерландских художников по-прежнему витали динамические, перетекающие линии готических порталов и сводов, хотя живопись уже оторвалась от архитектуры и стала от нее независимой.

У нидерландцев нет отчетливой акцентировки центра композиции, усиленного выделения главных фигур. Внимание художника рассеивается по разнообразию мотивов, все кажется ему заманчивым, мир интересен как множественность, как драгоценная диадема, вспыхивающая множеством искр. Увлекающее пространство вторгается в композицию, размывает ее – и возникают картины внутри картины: одна, другая, третья. Какая-нибудь сценка на самом дальнем плане претендует на то, чтобы быть самостоятельной картиной, другая тоже: тут пасется стадо, там всадники, расседлав коней, отдыхают на крыльце дома, а вот путники переходят через мост, отражаясь в воде канала (это фрагменты «Поклонения трех королей» Геертгена тот Синт Янса – хороший пример картины, состоящей из многих картин).

Наконец складывается тип композиции, где нет центра, а пространство с обычно высоким горизонтом и «слоистое», вроде как в китайской живописи, заполняется многими равноправными группами и сценами. При этом главные действующие лица оказываются где-нибудь в уголке. Подобные композиции встречаются в конце XV века у Иеронимуса Босха.

Босх – замечательно своеобразный художник. Чисто нидерландская пристальность и наблюдательность сочетаются у него с необычайно продуктивной фантазией. На его творческой деятельности мы и остановимся подробнее.


Случайные файлы

Файл
100047.rtf
26712.rtf
79087.rtf
11484-1.rtf
66315.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.