Культура Византии. Между Востоком и Западом (71540)

Посмотреть архив целиком

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

КИЕВСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. ДРАГОМАНОВА













РЕФЕРАТ

ПО КУЛЬТУРОЛОГИИ

НА ТЕМУ: Культура Византии. Между Востоком и Западом



Выполнила студентка 33 группы

Нимець Нина






Киев 2009






Культура Византии


Становление культуры, как и ее гибель,— процесс длительный и противоречивый. Римские легионы покорили множество различных народов с их обычаями, нравами, религиями. Объединенные под эгидой Рима силой оружия, следовательно, в значительной мере искусственно, они не могли иметь общих взглядов и целей. Свойственные эллинизму явления (отчуждение государственности от населения, скепсис и поиски смысла жизни стоиками, киниками, мыслителями других философских школ и направлений) существовали и на тех территориях, где появилась и развивалась античная культура, — в центре Римской империи и в греческих провинциях. Более же отдаленные от очагов этой культуры земли и народы одновременно и воспринимали образцы и ценности античности, и отвергали их как чуждые для себя. Почти через полтора тысячелетия английский писатель Редьярд Киплинг (1865—1936) напишет:


Запад есть Запал,

Восток есть Восток,

И вместе им не сойтись...


Но в стихии последних веков существования Римской империи Запад и Восток сошлись и сосуществовали, соединяя несоединимое. Язычество и христианство, отжившие и нарождающиеся отношения в обществе, центробежные и центростремительные силы, прагматизм и мистика заложили основание византийской культуры.

Удивительно то, что на протяжении почти тысячелетней истории ее существования так и не возникло этнического единства и общего языка этой культуры. Не было византийцев как народности: они называли себя “ромеями”, то есть римлянами, говорили преимущественно на греческом и латинском языках, хотя до римского владычества у жителей каждой из провинций огромной Византии имелся свой собственный язык. Считается даже, что “термин “Византийская империя” придуман историками для обозначения Римской империи со столицей в Константинополе, древнем Византии, чтобы отличать ее от Римской империи со столицей в Риме... Но государства “'Византия” или “Византийская империя”, как и народа “византийцы” в действительной истории не было” [105, с. 46]. Поэтому довольно трудно выделить особый феномен византийской культуры, она как бы размывается по культурам составлявших ее народов. Скорее всего, она — явление переходного периода. “Переходная пора означает время, когда продолжается старое и тут же продолжается новое; частично — в том же старом, частично — в чем-нибудь вновь народившемся. Подобное переплетение старого с новым и то особенное, что в результате этого получается, становится в дальнейшем исходным пунктом главной линии последующего этапа истории” [148, с. 107]. Именно в переплетении старого с новым, римской государственности, греческого языка и других явлений кроется значение тысячелетнего периода существования Византии, положившей начало феодальному строю и формированию средневековой культуры в Европе, но особенно продуктивно византийская культура была воспринята и переосмыслена в России.

При всей своей эклектичности византийская культура все-таки обладала неким системным единством. Можно, хотя и довольно приблизительно, выделить основные этапы ее развития: IV—VI века — период становления; VII—VIII века — период расцвета и окончательного оформления ее особенностей; IX—XII века — период относительного равновесия; XIII— XIV века — упадок и разрушение, вплоть до завоевания остатков ее территории турками. Характерной особенностью византийской культуры было то; что практически каждый следующий век ее существования был неповторим как в своих достижениях, так и в своих разрушительных процессах. Войны, часто длительные, бесконечная смена власти, борьба разных партий, борьба церкви и государственности и многое другое, сопровождавшееся гибелью уже созданного,— все это, казалось, должно было обусловить нежизненность Византии, но тем не менее она просуществовала почти целое тысячелетие и создала уникальные культурные ценности, влияние которых испытали многие культуры мира.


Между Востоком и Западом


В 395 году римский император Феодосий I (347—395) разделил империю между двумя своими сыновьями: Гонорию отошли Рим и западные пределы государства, Аркадию — Восток и новая столица, созданная на Босфоре императором Константином I, — Константинополь, возведенный на месте торгового города Византии. Орел на гербе Римской империи стал двуглавым: его головы смотрели на Восток и на Запад. Этому обстоятельству предшествовали различные внутренние и внешние процессы. Шарль Монтескьë в XVIII веке напишет: “Рим был разрушен потому, что все народы сразу напали на него и растерзали его на части”. Одной из этих частей была Восточная Римская империя, стремившаяся сохранить славу Рима-государства и Рима-города и названная впоследствии Византией. Проследим в общих чертах процесс ее появления.

Вечным городом” называли римляне свой город и гордились его красотой. Натиск варваров, учинивших настоящее разграбление, стал одной из причин упадка культуры и гибели Рима. Византийский писатель, современник осады Рима в 410 году войсками вестготского короля Алариха I (ок. 370—410), рассказывает, что римляне уплатили завоевателю 5000 фунтов золота и 30 000 фунтов серебра, для чего пришлось расплавить золотые и серебряные статуи богов. Но и богатый выкуп не остановил Алариха. “Гордыня” и “кичливая сила своей власти” — такие выражения использовал готский историк Иордан (VI век), характеризуя предводителя гуннов Атиллу, но их можно отнести ко всем тогдашним варварам-завоевателям — готам, германцам, вандалам...

Нападения варваров не были главной причиной развала Римской империи, они лишь ускорили его. По существу, все желали перемен — и правители, и знать, и простонародье. Рим брал непомерные налоги с захваченных им территорий. Он уничтожил и поглотил греческие, восточные и западные земли и уже не мог существовать иначе, как питаясь в прямом и переносном смысле тем, что созидалось в римских провинциях. Поэтому процессы, вызвавшие необратимые изменения не только в культуре, но и во всех сторонах римской действительности, шли как извне Рима, так и изнутри него.

Римской провинцией была и Греция, некогда цветущая, а теперь разграбленная и лежащая в развалинах. Позднее Байрон (1788—1824) в поэме “Паломничество Чайльд-Гарольда” напишет:


Страна людьми низвергнутых богов,

Страна людей, прекрасных, точно боги.

Долины, рощи, гор твоих отроги

Хранят твой дух, твой гений, твой размах.

Разбиты храмы, рушатся чертоги,

Развеялся твоих героев прах,

Но слава дел твоих еще гремит в веках.

[22, т. 1, с. 210]


Эти строки написаны по поводу завоевания Греции турками, но они вполне справедливы и по отношению к римским завоевателям.

Вспомним, что для грека важно было само сознание своей принадлежности к великой Элладе, сознание того, что грек не может быть рабом. Великая Эллада оказалась покоренной чванливыми, менее развитыми людьми, вывозившими из Греции целыми кораблями статуи, они разрушили греческие представления о былой эллинской гордости. Но эти же завоеватели, попиравшие греческие ценности, почитали за честь “купить за деньги афинское гражданство, увековечить свое имя в дельфийском святилище..., принять участие в олимпийских или пифийских играх...” [255, с. 235]. Рим все более превращался в военную державу с неограниченной императорской властью. С Востока был завезен пышный придворный церемониал, богатство двора поражало, в связи с чем, естественно, росли и налоги. Разноплеменное государство не имело никаких оснований для внутреннего единства. Оставалось только уповать на религию, которая проповедовала бы веру в единого Бога. Такой религией, как известно, стало христианство, о котором уже шла речь в предыдущей главе.

Христианство сыграло в Византии двойственную роль. С одной стороны, оно начинало свой путь как гонимая и часто тайная религия рабов, обездоленных и искателей справедливости. Но впоследствии христианство вступило в союз с государством уже при Константине I и в дальнейшем способствовало разрушению античной культуры. Феодосии I в 394 году запретил олимпийские игры, согласно его указам разрушались языческие храмы, он сам руководил сожжением в Александрии египетского храма и знаменитой библиотеки, насчитывавшей 700 тысяч свитков. И Феодосии, и его наследники прокладывали дороги, возводили акведуки и оборонительные сооружения, используя в качестве строительных материалов прекрасные античные храмы. Таким образом, они разрушали свое прошлое, уничтожая культурную память Рима и одновременно укрепляя свою неограниченную власть, создавали предпосылки будущего общества. Но никакое общество не может опираться на одну только власть, ему нужна и соответствующая идеологическая основа. Этой основой стало для Византии христианство, выступившее его философией, нравственностью, политикой и даже правовой системой.

Возникшая в IV веке Византия значительно отличалась и от Греции, и от Рима. Как это и должно быть в переходный период, она несла в себе и новое, и старое, в том числе античные традиции, сохранявшиеся на Востоке гораздо дольше, чем на Западе, где разрушительные действия варваров носили более активный характер. В Византию входили многие восточные земли: Египет, Малая Азия, Палестина, Сирия, Греция, острова Эгейского моря, часть Месопотамии, Крит, Кипр, Закавказье, южная часть Крыма, а в периоды удачных военных захватов — северная Африка, часть Испании и Италии. Среди народов, населявших Византию, были греки, копты, сирийцы, армяне, персы, иудеи, арабы, грузины, фракийцы, туземные племена Малой Азии, находившиеся почти на первобытном уровне развития, а позже — славяне и латиняне. Не утратив своих собственных языков, нравов и обычаев, они оказали сильное влияние на все стороны жизни Византии — от придворного этикета до образа мыслей и отношений каждого отдельного человека с миром.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.