Сказки и их значение (70976)

Посмотреть архив целиком

Федеральное агентство по культуре и кинематографии

Орловский областной колледж культуры и искусств









Курсовая работа

по дисциплине

«Народное художественное творчество»

Тема «Сказки и их значение»






Подготовила: студентка

IV курса народно-

хорового отделения

Набатова В.

Преподаватель: Васильева Н.И.






Орел – 2005


План


  1. Исследование и изучение сказок

  2. Что такое сказка?

  3. Основные принципы сказок

  4. Значение сказок в жизни человека.




Введение


В отчете о деятельности Отделения этнографии и состоящих при нем комиссий Императорского Русского Географического общества за 1914 год в числе награжденных состоит имя Иосифа Федоровича Каллиникова: «Серебряная медаль Общества: Иосифу Федоровичу Каллиникову за собирание этнографических материалов в Орловской губернии, в частности за собирание сказок (отзыв дан академиком А. А. Шахматовым)».

Писатель, поэт, переводчик и этнограф И. Ф. Каллиников, уроженец Орла / 1890 г. - 1934 г. /, явился продолжателем традиций своих земляков П. В. Киреевского и П. И. Якушкина в деле собирания устно-поэтического творчества родного края.

Еще будучи студентом Петербургского политехнического института им. Петра Великого Каллиников, интересуясь народным творчеством, записал на Орловщине тексты народных песен и сказок. Тетрадь собранных материалов он принес в редакцию журнала «Русское богатство», где служил редактором литературного отдела его бывший учитель Орловской гимназии, писатель Ф. Д. Крюков. Тот и посоветовал начинающему этнографу показать записи академику А. А. Шахматову.

В эти годы при поддержке Шахматова предпринимались экспедиции и командировки по России и за границу для пополнения сведений по диалектологии, истории русской письменности, бытовой поэзии и фольклору, для составления словарей. Известно также, что в 1910-е годы Географическое общество берет на себя инициативу в деле собирания и издания сказок. Очевидно, Шахматова привлекли материалы Каллиникова, интересна была и география мест.

Первые поездки по Орловщине для сбора этнографии и фольклора были осуществлены П. И. Якушкиным в начале 19 века; немногочисленные сказки, собранные им, вошли в собрания А. Н. Афанасьева. В дальнейшем богатейший сказочный фольклор Орловщины целенаправленно не собирался и не изучался. «Собирайте в деревне сказки», - таков был ответ Шахматова.

Получив от Императорского Географического общества легитимацию отделения русского языка и словесности, фонограф и денежное пособие, Каллиников едет в свою первую экспедицию по Орловщине.

Сказки Калинникова и его доклады, сделанные на заседаниях сказочной комиссии Русского географического общества, были опубликованы в журнале «Живая старина» /1913г. -1915/,а основные работы - «О собирании сказок в Орловской губернии» и «Сказочники и их сказки» - выпущены отдельными оттисками. Работа молодого этнографа была по достоинству оценена академиком А. А. Шахматовым, который дал отзыв для представления Каллиникова к серебряной медали.

4 марта 1915 года академик Шахматов от имени Российской Императорской Академии наук извещал Каллиникова: «Имею честь уведомить Вас, что Отделение русского языка словесности, заслушав записку Вашу от 7 февраля сего года, постановила ассигновать Вам на издание записанных вами сказок в течение 1915, 1916 и 1917 годов по пятисот рублей, предоставив Вам выбор типографии».

В 1916 г. Орловская типография преступила к печатанию Каллиниковских сказок - «Народные сказки Орловской губернии», но с перерывами / издание было приостановлено в 1919 году / удалось напечатать лишь первые семь с половиной печатных листов.

Сам Каллиников высоко оценивал значение фольклорных экспедиций по Орловской губернии для дальнейшей писательской деятельности. В автобиографии /1932/ он писал: «Каждая мелочь в деревенской избе запечатлелась у меня в памяти. Фольклор является школой жизни для писателя. Записи и разговоры углубили знание языка и обогатили запас выражений. Источником моих изучений была орловская губерния, где собирали фольклорные материалы мои земляки Якушкин и братья Киреевские, которые давали орловские сказки Пушкину. Из того же источника черпали свои запасы языка Тургенев, Лесков, Андреев, Бунин и иные писатели-земляки... Это была Россия Гоголя, Замятина, Лескова и отчасти Печерского, Россия помещиков, феодальная мещанская и монастырская». В письме к однокашнику-орловцу Е. Соколу Каллиников в последние годы жизни признавался: «...Если бы не было России, деревни, раздольных песен ее и того, что она вдохнула в меня, когда я бродил за сказками, за ее песнями - не стоило бы жить».

При всем разнообразии приемов и подходов могучим и всеопределяющим в народном творчестве всегда было слово. Его не знающее преград действие ощутимо уже в самых простейших видах сказок! Ребенка знакомят с ними, как только он обретает способность понимать слова, связывать понятия угодами роль сказки в жизни ребенка возрастает, пока не наступает пик такого его влечения к ней, что взрослые даже испытывают неудобство от требований детей поведать новые сказочные истории или бесконечно повторять уже известные. 'Родители нередко рассказывают ребенку и не детские сказки, при

Нет сказки без вымысла. В равной степени это относится к любой сказке -сказкам взрослых и детским сказкам, но в детской сказке вымысел существует только ради дидактики, наставления, пусть даже самого ценного. У вымысла детской сказки иное значение.? Сказка прежде всего воссоздает в воображении картины и сцены, которые сами по себе делают ребенка сопереживателем всего того, о чем идет речь. Ребенок следит за ходом действия в сказке, радостно принимает благополучное окончание. В эмоциональном опыте сочувствия персонажам, в приобщении ребенка к борьбе за победу и состоит самая важная ценность сказочного вымысла - в особенности волшебного.


1. Исследование и изучение сказок


Главной стороной сложной проблемы происхождения сказочного вымысла в волшебных сказках - установление связи волшебного вымысла с обрядом — значит разъяснить многое в происхождении сказочной фантастики. Однако это не означает, что понята ее природа.

По убеждению первобытного человека, в поле, в лесу, на водах и в жилище — всюду и постоянно он сталкивается с враждебной себе живой, сознательной силой, ищущей случая наслать неудачу, болезнь, несчастье, пожары, разорение. Люди стремились уйти из-под власти таинственной, мстительной и жестокой силы, обставив свою жизнь и быт сложнейшей системой запретов — так называемых табу (полинезийское слово, обозначающее «нельзя»). Запрещение (табу) накладывалось на отдельные действия человека, на прикосновения его к отдельным предметам и пр. При известных обстоятельствах нарушение запрета влекло за собой, по мнению первобытных людей, опасные последствия: человек лишался защиты, становился жертвой внешнего мира. Эти представления и понятия людей породили многочисленные рассказы о том, как человек нарушает какой-либо из бытовых запретов и попадает под власть враждебных себе сил. Волшебные сказки отчетливо передают ощущение постоянной опасности, которой подвергается человек перед лицом незримых и всегда мо­гущественных таинственных сил, владычествующих в окружающем мире.

Сказочный вымысел — свидетельство могучего размаха живой мысли человека, попытавшегося еще в древности выйти за пределы практики, сурово ограниченной возможностью исторического времени.

Существует несколько видов магии: парциальная магия характерна и для сказочного повествования о смерти Кощея. Смерть Кощея, говорится в сказке, на конце иглы, игла в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, заяц в сундуке, сундук на высоком дубе. Герой валит дуб, разбивает сундук, ловит зайца, а затем выпорхнувшую из зайца утку, добывает скрытое в ней яйцо и, наконец, берет в руки иглу, ломает кончик — и вот «сколько ни бился Кощей, сколько ни метался во все стороны, а пришлось ему помереть».

Магия соприкосновения нашла отражение в эпизоде сказки о волшебном зеркальце: рассказывается, как девица повязала на шею ленту и тут же заснула. Злое чудовище пожирает сердце убитого змея, чтобы сравняться с ним в силе и побить того богатыря, который одолел самого змея. Соприкосновение с вещами в ряде магических обычаев влечет за собой достижение чаемого результата. Это контактная магия.

Разнообразны в сказках виды вербальной, т. е. словесной, магии. По слову отворяются подземелья — только скажи: «Дверцы, дверцы, отворитеся!» Свистнул-гаркнул Иван молодецким посвистом, богатырским покриком: «Сивка-бурка, вещий каурка! Стань передо мной, как лист перед травой».

Сказка воспроизводит чудо как явление, возникающее в результате выполнения обрядово-магических действий.

Ковер-самолет, скатерть-самобранка, сапоги-скороходы, чудесные пяльцы, волшебная мельница, деревянный орел, какой-нибудь чудесный ящичек, в котором скрыт целый город с дворцами, слободами и окрестными селами, не содержат в себе ничего магического. Это художественный вымысел. Сказочный вымысел, связанный с древнейшей хозяйственной магией, сохранился лишь как отголосок каких-то обычаев, которым первобытные люди приписывали магические последствия.

Хорошо передает волшебная сказка разнообразные виды любовной магии.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.