Роль Щепкина в становлении русского театра (70877)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение

Детские годы актера

Начало творческого пути

Ничто не сковывает талант так, как неволя

Искусство великого актера

Главные роли

Заключение

Список использованной литературы



Введение


Основоположник русского реалистического театра Михаил Семенович Щепкин (1788 - 1863) родился крепостным. Как художник, Щепкин завершил все те лучшие традиции, которые были до него в русском сценическом искусстве, и поднял театр на новую, более высокую ступень, открыв безграничные перспективы для его развития. Искусство Щепкина явилось выражением страстного протеста против крепостного права. Вся его жизнь была как бы обвинительным актом против ужасающей социальной несправедливости, которая губила в России все талантливое, все передовое. Щепкин стремился к защите интересов народа, выражал его чаяния, и это сближало артиста с передовыми общественными деятелями. Сонмы загубленных талантов словно выдвинули его как своего представителя на суд истории, и он блистательно справился со своей задачей. Щепкин был общественно-политическим борцом дворянского этапа русского освободительного движения.

О Щепкине написано много книг и статей, но самое ценное это то, что он сказал о себе сам" “Записки актера Щепкина". Они рассказывают о учении будущего актера, о системе воспитания, о пренебрежении к актерам со стороны “общества" - помещиков и чиновников.


Детские годы актера


Первые строки мемуаров Щепкина написал Пушкин: “Я родился в Курской губернии, Обоянского уезда, в селе Красном, что на реке Пенке" Далее Пушкин передал перо Щепкину, тот продолжил, “в 1788 году ноября 6 числа. Отец мой, Семен Григорьевич, был крепостной человек графа Волькенштейна Мать моя, Марья Тимофеевна, была также из крепостных, пришедшая в приданое за графиней Крестный отец мой был пьяный лакей, а (крестная) мать-повариха. Я рос, быв утешением и родителей и господ "

Телесные наказания - розги занимали в жизни крепостного мальчика важную роль.

По настоянию матери, которой жаль было, что ее ребенка в школе жестоко наказывает учитель, Щепкина отвезли учиться к священнику - отцу Дмитрию Из всего этого времени мальчик только и помнил, что на другой день его и там нещадно выпороли розгами. Когда пришло время везти Щепкина в Белгород, не понимая, почему мать плачет, он спросил: “Разве в Белгороде меня всякий день будут сечь? ” Как видно для него ничего ужаснее не было. На что мать сквозь слезы говорила: “Ох, дитятко, может быть и это будет!" На другой день они благополучно прибыли в резиденцию своего помещика Отец сказал, что завтра они едут в Белгород, а сегодня вечером будут смотреть оперу. “Новое семейство”, которую будут играть музыканты и певчие графа. Волькенштейн имел хороший оркестр музыкантов и хор певчих. Граф основал домашний театр для забавы детей и дворовых взрослых. Он рассуждал, что этим доставит “детям забаву, музыкантам занятие, а дворовым людям, которых, разумеется, было очень много, случай провести время полезнее, нежели за картами или в питейном доме..."

Вскоре Щепкин стал учеником городского училища Суджи. Там же, в училище, ему пришлось выступить на сцене любительского театра. Ставили комедию “Вздорщица". “Женские роли, - пишет артист, - назначены были учащимся девицам, но почтенные родители, сановники и супруги восстали против этого - “Как дескать, можно, чтобы наша дочь была комедианткой ” Старуху и служанку играли мальчики, а любовницу сестра моя, ее можно было заставить играть” Когда учитель пригласил на спектакль городничего, тот спросил - не будет ли в этом представлении чего-нибудь неприличного? Учитель уверил, что, за исключением барыни, которая бьет свою крепостную девку башмаком, нет ничего такого - “Ну, в этом нет еще ничего предосудительного! ” - сказал городничий”.

Спектакль прошел удачно. Городничий перецеловал всех участников, Щепкину же, отличая от других по его принадлежности к людям крепостного состояния, снисходительно разрешил поцеловать руку, прибавив: “Ай да Щепкин! Молодец! Бойчее всех говорил; хорошо, братец, очень хорошо! Добрый слуга будешь барину! ”

Многие родители были возмущены спектаклем, они осуждали отцов, которые разрешили своим детям появиться на сцене - “Как можно, говорили они, - детей благородных занимать такими мерзостями, и что как те отцы одурели, что позволили детей своих сделать скоморохами, дело другое дети Щепкина - ну, их и род уж такой! Из них все, что хочешь делай".

Щепкин был в восторге оттого, что принял участие в театральной постановке. Однако отец, Семен Григорьевич, осудил манеру их игры, он бывал в столичных театрах и видел, как играют профессионалы. “Дураки вы, дураки! резюмировал он. - За такую игру и вас всех и учителя выдрать бы розгами".

Очень рано у Щепкина развилась страсть к чтению. Случайно он познакомился с поэтом И.Ф. Богдановичем, тот начал давать для прочтения книги: “Хорошо, душенька, учись, учись! сказал Богданович. - Это и в крепостном состоянии пригодится”.

В семье своего соученика Щепкин повстречался с содержателями коммерческого театра - отцом и двумя сыновьями Городенскими. Один из сыновей был вольным, другой оставался крепостным Щепкин отметил, что со всеми Городенскими обходились не так, как с крепостными, да и сами они вели себя иначе. Молодой Щепкин все это приписал не чему иному, как именно тому, что они актеры. Стать актером стало главной целью крепостного мальчика.


Начало творческого пути


Щепкин словно выпил глоток волшебного напитка, он уже никогда не мог забыть сцены. Четырнадцати лет он сыграл на домашней сцене графа Волькенштейна роль актера в комедии “Опыт искусства”, роль Степана-сбитеньщика в опере “Сбитеньщик", Фирюлина в “Несчастьи от кареты”, инфанта в “Редкой вещи".

Судьба оказалась благосклонной к молодому актеру, в Курске ему посчастливилось встретиться с актрисой Пелагеей Гавриловной Лыковой. Та привезла графу Волькенштейну билет на свой бенефис. Граф распорядился, чтобы Щепкин провел актрису в чайную комнату, где ее напоят кофеем “В то время, - пишет Щепкин, - не было в провинции в обычае сажать и угощать актрис в гостиной". Из разговора выяснилось, что напарник Лыковой, актер Арепьев, не может выступить на сцене, он пропил свою одежду и ему не в чем выйти из трактира. Лыкова была в отчаянии, ее бенефис мог сорваться. Щепкин вызвался выступить вместо Арепьева. Он знал роль слуги Андрея-почтаря в драме Мерсье “Зоя". Лыкова убедилась, что крепостной юноша действительно может заменить загулявшего напарника, в восторге поцеловала она своего спасителя. Пелагея Гавриловна словно благословила этим Щепкина на великий подвиг во славу русского театра - спектакль “Зоя” стал началом серьезной сценической деятельности Щепкина.

В 1810 г в доме князя Голицына в Юнаковке Щепкин присутствовал на любительском спектакле. Ставили комедию Сумарокова “Приданое обманом" Роль Солидора должен был играть князь Прокофий Васильевич Мещерский. Как актер-любитель Мещерский выступал на сценах придворного театра, а также театра фаворита Екатерины II Семена Гавриловича Зорича.

Щепкин слышал об игре Мещерского, ждал его появления с нетерпением. С первого выхода Мещерский приковал к себе внимание. “Нет! это не князь, а Солидор скупой! - восхитился Щепкин. - Как страшно изменилась вся фигура князя: исчезло благородное выражение его лица, и скупость скареда резко выразилась на нем" Князь ничем не походил на заправского актера: не выкрикивал слов, не завывал, не махал руками, но спокойно, с необычайной правдивостью раскрыл характер и психологию скупого. В сцене, где Солидор узнает, что у него обманом выманили завещание, Щепкин испугался за князя, он думал, что тот на самом деле умрет. Солидору невозможно было жить, потеряв деньги, которые он любил больше самой жизни. Мещерский передал это состояние со всей глубиною таланта. Постепенно Щепкин убедился, что говорить на сцене нужно просто, на сцене нужно жить, а не играть: это и есть настоящее искусство.


Ничто не сковывает талант так, как неволя


Щепкин стал профессиональным актером в провинциальном театре и прошел все роли от малозначительных до главных. Он по-прежнему оставался крепостным, однако жить стало легче: теперь в жизни была цель.

После дебюта в “Зое” Щепкиным “затыкали все прорехи" С Т Аксаков писал, что в “Железной маске", например, Щепкин играл все роли: от часового до маркиза Лювуа, в “Рекрутском наборе” - все роли, кроме девушки Варвары.

Щепкин поступил в труппу И. Ф Штейна. Этот театр играл в Полтаве. Здесь, как уже сообщалось, имел свою резиденцию генерал-губернатор князь Репнин. В это время Щепкин понадобился графине А А Волькенштейн для каких-то работ. Она вызвала его к себе Репнин написал помещице письмо с просьбой не задерживать актера долго, потому что он, “отличаясь всегда чрезвычайным талантом в представлении назначаемых ему ролей, доставляет тем приятнейшее удовольствие всей полтавской публике". Графиня ответила так, словно талант был обнаружен у нее самой. Она назвала из скромности талант Щепкина “малым", и если он понравился полтавской публике, то графиня, несмотря на то, что Щепкин ей крайне нужен как землемер, отпускает его к князю...

Графиня поняла, что Щепкин ей уже не слуга. Он стал популярным актером, ей будут все время докучать просьбами, чтобы дала ему “вольную” Ведь освободили же Своих актеров Шереметев, Воронцов Отпустить Щепкина “так” графиня Волькенштейн не собиралась Ее брат - П А Анненков обратился к крепостному актеру с письмом:






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.