Основные тенденции развития культуры периода монгольского нашествия (70644)

Посмотреть архив целиком

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

КИЕВСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. ДРАГОМАНОВА












РЕФЕРАТ

С КУЛЬТУРОЛОГИИ

НА ТЕМУ: Особенности русской государственности к концу XII — началу XIII веков. Основные тенденции развития культуры периода монгольского нашествия. Духовная культура XIII—XV веков




Выполнил студент 33 группы

Устименко Виктор





Киев 2009



Особенности русской государственности к концу XII — началу XIII веков


Как же случилось, что Русь почти на три века была покорена Золотой Ордой? Былины и летописи, устное творчество и письменная литература продолжали воспевать богатырей, удалых князей и их бесстрашные дружины, но все чаще и все сильнее в них стала звучать тема тревоги за будущее Руси, раздираемой княжескими усобицами. Чем же были обусловлены распри между тщеславными и гордыми князьями, так покорно склонившими головы перед монголами? Ответив на этот вопрос, мы лучше поймем особенности русской культуры в рассматриваемый период.

Проблема власти на Руси долгое время разрешалась на основе патриархальных традиций. Ярослав Мудрый в конце X — начале XI века установил закон наследования: после смерти великого киевского князя его престол наследует не старший сын, а следующий за самим князем брат. Если братьев не остается, наследует старший сын старшего брата, затем старший сын следующего брата и т.д., власть переходила от одного князя к другому по старшинству, при этом учитывались не только прямые, но и двоюродные и более дальние родственники. Такой порядок наследования власти получил название “лествичного1 права”. Сыновья князя, даже будучи в детском возрасте, получали от него какую-либо область под свою власть. Князья платили дань великому князю. “...Когда умирал отец... разрывались все политические связи между его сыновьями” [140, с. 59]. Сыновей у князей было довольно много, а наследников с двоюродными и прочими связями — и того более. У князя Владимира было двенадцать сыновей, у князя Ярослава — шестеро. Ярослав в завещании (приводится в киевской летописи) обязал своих сыновей подчиняться старшему брату.

Легко завещать, труднее исполнить завещанное. Князья были многодетны, права на владение областью не закреплялись за ними навечно, появилась “очередь” на владение какими-либо городовыми областями, при изменениях в составе семьи князья занимали соответствующее место в порядке старшинства. Такое “общее” владение Русью — с постоянными сменами и переездами князей — препятствовало и окончательному формированию частной собственности. Городовые области также разделялись “по степени их значения и доходности. ...На верху лествицы лиц стоял старший из наличных князей, великий князь киевский. Это старшинство давало ему, кроме обладания лучшей волостью, известные права и преимущества над младшими родичами, которые “ходили в его послушании” [там же, с. 62]. Киевский князь распределял владения, судил, разбирал споры, но главные вопросы решал не единолично, а на общем совете князей. По поводу этого порядка, которого не знали ни Восток, ни Запад, историк Г. В. Вернадский заметил, что “...политическая жизнь русской федерации киевского периода строилась на свободе. Три элемента власти — монархический, аристократический и демократический — уравновешивали друг друга, и народ имел голос в правительстве по всей стране” [57 с. 342].

До конца XII века правление на Руси осуществлялось княжеским родом и временной властью в той или иной области одного из князей. Род Ярослава рос, появилось множество братьев, в том числе двоюродных, и других дальних родственников, а затем и внуков. Степени родства и старшинства все более запутывались, писал Ключевский, становилось все трудней определить старшинство по возрасту и по месту в генеалогии. Решать мирно взаимные претензии князья не умели, да и не хотели, сколько их ни призывали к этому родительские завещания и мудрые “Поучения”. Случалось, что претензии князей по поводу владений переполняли чашу терпения жителей того или иного города, они изгоняли очередного князя и приглашали на свой “стол” (престол) другого, на их взгляд, более достойного, руководствуясь при этом не политическими или экономическими соображениями, а необходимостью надежной защиты города от внешних врагов.

Так с умножением числа претендентов на власть и обособлением княжеств постепенно дробилась Русь. Политическая связь княжеств и земств (земель, группировавшихся вокруг значительных городов) е Киевом ослабевает, удельные князья перестают платить киевскому князю дань, не подчиняются его суду и не участвуют в общих решениях. Выделившиеся вокруг торговых городов области, такие, как Киевская, Черниговская и более поздние — Волынская, Владимиро-Суздальская и прочие, становятся самостоятельными, но и в них отношения между князьями и народом чреваты очередной смутой. Таким образом, разрозненность Руси достигла своего предела. Как только в великокняжеской семье разрушились понятия о старшинстве, каждый князь стал стремиться к усилению собственной власти и обогащению за счет других княжеств, и это приводит к тому, что “остальные князья не могут уже более доверять родственной связи, должны также заботиться о самих себе, всеми средствами должны стараться приобретать силу, потому что им остается выбор: быть жертвою сильнейшего или других сделать жертвами своей силы” [280, т. 2, с. 186].

Об этом особенно ярко говорит пример, приведенный Л. Н. Гумилевым. Три князя — из Галича, Киева и Чернигова — схватились на реке Калке в 1223 году с уступающим им по численности монгольским войском, но были разбиты, поскольку не оказались способными, по выражению Гумилева, к самой минимальной организации. “Мстислав Удалой и “младший” князь Даниил бежали за Днепр, они первыми оказались у берега и успели вскочить в ладьи. При этом остальные ладьи князья порубили, боясь, что и монголы смогут переправиться вслед за ними. Тем самым они обрекли на гибель своих соратников, у которых лошади были хуже княжеских. Разумеется, монголы убили всех, кого настигли” [87, с. 128]. И это не единственный пример княжеского своекорыстия. В конфликтах между князьями Всеславом Полоцким в 1067 году был разрушен и ограблен Новгород, смоленский князь Рюрик в 1203 году разгромил Киев, уничтожив в нем Десятинную церковь, Киево-Печерскую лавру, в 1208 году суздальский князь Всеволод Большое Гнездо так же обошелся с Рязанью, владимирский князь Юрий в 1210 году долго и убийственно для своих земель сражался с собственным дядей. Так эгоистические устремления князей увеличивали изнутри слабость русских земель, а остальное довершила решительность, жестокость и целеустремленность монголов.


Основные тенденции развития культуры периода монгольского нашествия


Три века (XIII—XV) прошли под знаком борьбы против Золотой Орды. За это время культура Руси пережила два периода: вначале — упадка, затем — воссоздания, совпавшего с объединением русских земель и возникновением великорусской национальности.

Гумилёв называет походы монголов на запад великим кавалерийским рейдом, а на Русь — набегом [87, с. 133], но во время этого “набега” были полностью разрушены Киев, Чернигов, Переяславль, Рязань, Суздаль, Владимир. Лишь немногие города, среди которых Новгород, Псков, Галич, избежали разрушения (по мнению многих историков, конным монгольским отрядам помешали болота). Но и они все же пострадали: монголы забирали к себе на службу искусных ремесленников — оружейников, шорников, камнерезов, кузнецов. Множество их погибло при защите своих городов, поэтому традиции некоторых ремесел на Руси прервались: надолго исчезли различные техники ювелирных работ, камнерезное ремесло, прекратилось каменное строительство из-за нехватки материалов и мастеров. Экономическая жизнь городов пришла в упадок, разрушились налаженные торговые связи. Несколько меньше пострадало сельское хозяйство: оно производило все необходимое собственными силами.

Русь во многом отстала от стран Западной Европы: здесь еще не сложился внутренний рынок, не было цехового объединения ремесленников, как на Западе. Феодальная раздробленность не способствовала созданию союзов феодалов, тем более образованию собственных политических институтов, таких, как парламент, который мог влиять на политику государства. Русь оказалась отрезанной и от Византии, и от своих западных соседей.

Монгольское нашествие сложно повлияло на русскую культуру. Существовали и существуют разные точки зрения на развитие древнерусской культуры в условиях татаро-монгольского ига. Некоторые считают, что монгольское нашествие не оказало на Русь никакого воздействия, что ее культура, которая сложилась до времени нашествия, сохранила свой национальный облик, европейский по своей направленности [337, с. 43]. Во многом был прав Пушкин, заметивший, что “татары не походили на мавров. Они, завоевав Россию, не подарили ей ни алгебры, ни Аристотеля”. Монгольское нашествие не принесло с собой ни просвещения, ни культурных ценностей, значащих больше, чем те, которые были разрушены. Этой же точки зрения придерживались Соловьев и Ключевский. Противоположные взгляды высказывали писатель и автор “Истории государства Российского” Н. М. Карамзин (1766—1825) и историк Н.И.Костомаров (1817—1885). Карамзину принадлежит фраза: “Москва обязана своим величием ханам”,— в чем тоже есть своя доля истины. Сторонники этой точки зрения отмечали влияние монголов на юридические и политические стороны российской действительности.

Г. В. Вернадский считает, что именно монголы привели к исчезновению демократических элементов в жизни городов, поскольку “только от населения городов, избежавших разрушения... исходила... решительная оппозиция монгольскому правлению в течение его первого столетия. В то время как князьям и боярам удалось приспособиться к требованиям завоевателей... горожане, особенно ремесленники, жившие под постоянной угрозой призыва, вскипали негодованием при каждом очередном ограничении...” [57, с. 352]. В результате усилилась власть князя в городской области, затем Москва смогла расширить свое влияние за счет других, соседних городов и земель. Когда же Москва поглотила все удельные княжества, они оказались во власти московского князя. Бояре, владевшие крупными земельными наделами, потеряли право переходить к другому князю в случае недовольства своим правителем. Монголы, обладавшие большим опытом единоличного правления и жестокого безоговорочного подчинения верховному хану, наглядно продемонстрировали силу этого устройства. Со своей стороны население чувствовало, что добиться освобождения можно только объединившись вокруг сильного правителя.


Случайные файлы

Файл
90838.rtf
37688.doc
71451-1.rtf
177538.rtf
32441.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.