Образы солнца в первобытном исскустве (70591)

Посмотреть архив целиком

Введение


В последние годы формируется понимание роли наскального искусства как существенной части общечеловеческой истории и культуры. Это, несомненно, связано с колоссальным количеством памятников наскального искусства, открытых за последние 20 лет на всех континентах и почти во всех странах. В этом отношении особенно успешно шло накопление новых материалов на африканском континенте, в Австралии, Южной Америке, в Сибири и Центральной Азии, Индии, Китае, Монголии и других странах. Таким образом, наскальное искусство выступает перед нами как явление общечеловеческой культуры и истории, как явление, возникшее в эпоху голоцена и активно существовавшее до эпохи кочевнического средневековья в Евразии и эпохи нового времени у индейцев Америки, аборигенов Австралии и Африки.

Предметом работы является изучение появления образа солнца в первобытном искусстве.

Цель данной работы – выявить значение образа солнца в первобытном искусстве.

Для достижения поставленной цели достигнуты следующие задачи, а именно:

  • первобытное искусство как предмет изучения

  • Образы солнца в первобытном искусстве

Работа состоит из введения, двух параграфов, заключения, списка литературы.


§1.Первобытное искусство как предмет изучения.


В течение последних десятилетий число теоретических работ в области интерпретации первобытного искусства стремительно растет. У многих археологов, изучающих конкретные изобразительные памятников, это вызывает самые разные эмоции - от удивления до нетерпения. Используемые большинством из них методики - это, по большей части, рассуждения по аналогии и приемлемые с точки зрения авторов аттрибуционные переходы в области подобных культур.

В то же время, работы, считающиеся наиболее новаторскими с методологической точки зрения, сами следуют этому принципу. Их самобытность заключается либо в способе построения рядов аналогий, либо в выборе основных направлений для их интерпретации. Это ведет таким образом к различию теоретических рамок общего характера, в которые вписываются интерпретационные рассуждения, и методологических возможностей, характерных для каждого толкователя в соответствии с двумя вышеназванными принципами: критериями аналогий и близкими семантическими полями.

Подобная дихотомия свойственна не только изучению первобытного искусства. Она встречается во всех интерпретационных археологических построениях и применяется для самых разных целей, в том числе и для интерпретации любого другого объекта, созданного в результате деятельности человека. Второй тезис будет установлен с помощью рассмотрения работ, ссылающихся на "науку об интерпретации" вообще в виде того или иного ее направления (семиотики, прагматики, герменевтики и т.д.). К общему знаменателю они приводятся решающим местом, которое отводится обоснованности "контекста", избранного для выявления значения (в широком смысле слова), исследуемых объектов, материалов и др. (текстов, видов поведения и т.д.).

В то же время, продолжается дискуссия относительно места самого истолкователя в рассматриваемый "контекст". Часть археологов, в частности, англичане и американцы, выступают в защиту этого положения, а через него и других - идеологических, политических, философских. Другие исследователи, в число которых входит и автор данного доклада, продолжают ставить свои интерпретационные работы в зависимость от жестких правил наиболее традиционной логико-научной парадигмы. Когнитивная археология, самое младшее из возникших недавно "революционных" подразделений нашей науки, также с недавних пор выступает за возвращение к традиционной парадигме. Широкий диапазон представленных на нынешней конференции докладов позволит, в соответствии с учитывающимися каждым из них критериями обоснованности, оценить влияние, оказываемое этими "теориями" на интерпретацию памятников первобытного искусства и относительную плодотворность вызываемых ею к жизни "методик".


§2. Образы солнца в первобытном искусстве


Предыстория живописи неотделима от предыстории огня. Так же как, собственно, предыстория многих других сфер современной культуры, хозяйства, быта. Ибо освоение людьми огня, по емкому и точному определению Энгельса, "гигантское, почти неизмеримое по своему значению открытие". Глубина этой мысли все более четко проявляется по мере развития археологических, антропологических, этнографических историко-научных исследований. В XX веке крупнейшие историки науки подчеркивают новые конкретные детали этой огромной проблемы. Так, академик В.И. Вернадский, ставя освоение огня в ряд самых великих проявлений человеческого гения, полагал, что уже на этом начальном этапе рост человеческого разума шел по тем же основным законам, которые со временем привели и к научным открытиям Нового времени, и к взлету научной мысли в XX веке. Английский кристаллограф Дж. Бернал видел в первобытном огне основу химии, так же как в палеолитических каменных орудиях - основу физики и механики. Французский биохимик профессор Е. Каан, в свою очередь, связывает с систематическим использованием огня в первобытном обществе истоки биохимических знаний. Специальный анализ состава красок заставил исследователей говорить о настоящей химической технологии древних мастеров, имевших своего рода рецептуру для смешивания измельченных минеральных красителей в определенных пропорциях со связующими органическими веществами, например с животными жирами.

Впрочем, химический аспект тут - только одна сторона дела. В безбрежном море легенд и мифов, которые доносят до нас из первобытного прошлого человечества связанные с первоначальным освоением и добыванием огня мысли, ассоциации, образы, обычно вспоминается прежде всего титанический образ Прометея. Согласно античному мифу, Прометей и его брат Эпиметей наделяли созданных из земли и огня животных мехом, шерстью, подземными жилищами, средствами защиты и т. п. Эпиметей, закончив работу, обнаружил, что, раздав все дары животным, он ничего не оставил для человека, совершенно беззащитного. Спасая людей, Прометей похитил искру огня с Олимпа (по другому варианту - из подземной кузницы Гефеста) и в тлеющем тростнике принес людям. Вместе с огнем Прометей даровал людям память (мать муз), искусство счета, наблюдения за небесными светилами, строительство жилища, лечение болезней, приручение животных, технику ремесла. Древнему греку, очевидно, взаимосвязь между обладанием огнем и началами искусства и науки представлялась естественной.

Но если произведения первобытной живописи датируются, даже в самых ранних, простейших проявлениях, верхним палеолитом, то есть не древнее 30-40 тысяч лет, то следы длительного поддержания огня уводят нас далеко в глубины нижнего палеолита и, по всей вероятности, оказываются примерно в 10-20 раз старше изобразительного искусства.

Одно из величайших достижений человечества современная наука относит к той поре, когда главными действующими лицами на арене первобытной истории были питекантропы, синантропы и другие формирующиеся древнейшие люди (архантропы). Неужели в их среде нужно искать первоистоки мифологического сюжета о получении огня? Многие специалисты не исключают такой возможности.

В девственной природе пожар мог быть вызван чаще всего потоком раскаленной лавы или ударом молнии. Тут невозможно не вспомнить оба варианта легенды о рождении огня из подземной кузницы Гефеста или с Олимпа, где правил Зевс-Громовержец. Все живое от огня бежит, кроме человека. Почему? Почему ископаемые гоминиды тянутся к горящим или тлеющим головням, хватают, размахивают, бегут с ними, пытаются сохранить угасающие языки пламени? По-видимому, невозможно хоть сколько-нибудь убедительно ответить на такие вопросы, если игнорировать радикальные перемены в физическом и психическом облике гоминид в ходе коллективной трудовой деятельности, развития прямохождения, руки, мозга.

Более миллиона лет разделяют древнейшие из найденных до сих пор каменных орудий, следов коллективных охот с ними на Африканском материке - и древнейшие бесспорные следы приручения огня, такие, как мощные, в несколько метров, слои золы в пещере Чжоукоудянь близ Пекина или остатки кострищ в стоянке Торральба в 150 километрах северо-восточнее Мадрида. Археологами в Торральбе, как и в Клектоне (Англия), Лерингене (ФРГ) найдены деревянные рогатины с умело обожженными наконечниками: значит, уже триста тысяч лет назад огонь применялся для механического и химического воздействия на орудия труда.

Горение - непрерывный процесс, для его поддержания нужны постоянные и регулярные добавления вполне определенных мер топлива. А это требует устойчивых навыков разделения труда в группе (так, человек мог либо постоянно оставаться у огня для его сохранения, либо искать топливо, либо уйти на промысел, чтобы доставить пищу тем, кто у огня и кто ищет топливо, и т. п., но не в силах был делать все это сразу). Нужно было научиться достаточно четко определять, сколько именно и какого топлива нужно для поддержания огня, с тем чтобы пламя не затухало и не вырастало в пожар. Какими путями проб и ошибок продвигались архантропы к решению этой задачи? Какими драматическими или трагическими событиями кончались неудачные попытки? И как они возобновлялись? Здесь много вопросов, не имеющих пока ответа.

Тенденции интеллектуального прогресса мощно стимулировались практикой сохранения, длительного поддержания и использования огня. Они вели к постепенному, очень медленному вызреванию предпосылок химических, арифметических, геометрических, биологических и астрономических знаний. Ибо, как от солнца, люди ждали от огня прежде всего тепла и света. Ради этого несли горящие головни в свои пещерные стоянки. Возводили - как обнаружили французские археологи в ашельском поселении Терра Амата у Ниццы - над очагом заслоны из камней для зашиты огня от холодного ветра.


Случайные файлы

Файл
7032-1.rtf
140041.rtf
26631.rtf
20530.rtf
181300.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.