История Александрийской библиотеки (70220)

Посмотреть архив целиком

СОДЕРЖАНИЕ


  1. Введение

  2. Александрийская библиотека

  3. Закат библиотеки

  4. Возрождение библиотеки

  5. Использованная литература



1. Введение


Бывали времена, когда слава о семи чудесах света гремела на весь античный мир. Два прославленных «чуда» находились в Египте: древние пирамиды в пустыне и маяк в городе Александрии. Третьим чудом Египта вполне могла бы считаться Bibliotheca Alexandrina-городская библиотека Александрии, основанная в период эллинизма в начале III века до н.э.

Великолепные эллины III века до нашей эры не были ни первыми, ни единственными, осознавшими важность коллекционирования книг и перевода их на родной язык с целью культурной и политической разведки. Древние царства хеттов и ассирийцев имели впечатляющие архивы с текстами на разных языках, парфянский царь Ксеркс в качестве военного трофея присвоил афинскую библиотеку — поступок, которому часто следовали победители. И все же создание Александрийской библиотеки относится к разряду беспримерных интеллектуальных авантюр в античной истории.

Юной столице Египта, увековечившей имя великого героя, предопределено было стать воплощением учености и вкуса, превосходящими мировую славу поверженной Эллады. Такова была воля неукротимого Александра Македонского — самого знаменитого воспитанника Аристотеля. Через год после смерти завоевателя созданная им гигантская империя распалась. Провинции стали независимыми царствами и генералы Александра объявили себя царями. Египту достался один из способнейших генералов — македонянин по имени Птолемей. Он не носился с мечтой Аристотеля эллинизировать весь мир, ни тем более гармонизировать его. Не был он и ограниченным циником: основатель новой греко-македонской династии Птолемей I Сотер («Спаситель») — уважал интеллектуальную деятельность. Он и сам практиковался в литературе — успел закончить удивительно достоверную историю военных кампаний Александра. Птолемей присутствовал при возведении фундамента Александрии памятной весной 331 г. до н.э. и теперь неутомимо продолжал строить город, хозяином которого сумел стать после жестокой борьбы.

Усилиями Птоломея I был построен дворец муз – Мусейон (отсюда русское слово «музей») – крупнейший центр передовой научной мысли того времени, где работали приглашенные со всего мира ученые, поэты и художники. Как опытному администратору, хорошо знакомому со структурой академии Платона и Ликея Аристотеля, организацию «храма муз» — наподобие Афинского мусейона, доверили опальному экс-губернатору Афин и ученику Аристотеля Деметрию Фалернскому.

Построенный в 290 г. до н.э., Александрийский мусейон сильно отличался от афинской модели. Он оказался значительно больше и роскошнее, во-первых. Во-вторых, это была совершенно новая концепция — сочетание научно-исследовательского института и библиотеки. В-третьих, исключительно придворное учреждение создавалось молодой монархией в противовес демократическим школам Афин, и ему предстояло ощутить все преимущества и теневые стороны царского патроната. Ученые, поэты и философы обязаны были создавать такие творения, в которых сияющая слава Птолемеев не могла остаться незамеченной.

Мусейон содержался за счет египетского царства; освобожденные от необходимости искать себе заработок, ученые занимались только наукой. При Мусейоне существовали обсерватория и анатомический театр, ботанический сад и небольшой зверинец – Птолемей постарался создать ученым все условия для плодотворной творческой работы, и вскоре Мусейон стал своего рода прообразом академии наук. В Мусейоне жили и работали геометр Евклид и астроном Аристарх Самосский, гениальный Архимед и великий художник Апеллес, создатель первых автоматов механик Герон и многие другие ученые и художники, чей вклад в мировую культуру невозможно переоценить. При Мусейоне Птоломеем I была основана Александрийская библиотека, насчитывавшая сотни тысяч уникальных рукописей.


2. Александрийская библиотека


Здание библиотеки имело несколько боковых пристроек и крытых галерей с колоннами, где располагались ряды книжных полок — theke. Книги не выдавались на дом, они предназначались для работы в читальном зале. Библиотека была общественным учреждением, и ее содержание оплачивалось из государственной казны. Это не являлось общей практикой в эллинистическом мире, где научные учреждения и их библиотеки принадлежали тем, кто их учреждал, как, например академия, основанная Платоном, или Ликей Аристотеля.

Весь комплекс, включая зоопарк, находился в пределах царского квартала в центре города, рядом с портом. Архитектурный стиль неизвестен, скорее всего, ансамбль имел те же формы, что и академия Платона в Афинах. В обширных зданиях размещались лекционные залы, лаборатории, обсерватория, банкетный зал и классные комнаты, так как время от времени ученым резидентам приходилось преподавать.

Следуя манере Платона, Деметрий Фалернский подбирал книги с трудами по государственному управлению, поскольку прогресс в управлении и культуре был двойной целью мудрых правителей. Он был энергичным и дальновидным во многих отношениях, и все-таки умудрился насоветовать царю объявить преемником сына от Эвридики. В 285 г. до н.э. Птолемей I погиб от удара молнии, и другой сын — от совсем другой жены — закрепился на троне. Звезда Деметрия закатилась. Высланный в пустыню, он закончил свои дни в горестной тоске и умер, как говорили, от укуса гадюки. Деметрий Фалернский так и остался в истории всего лишь советником, но не главным библиотекарем. А основанная им библиотека превращалась в нечто более грандиозное, чем хранилище для свитков, и вскоре приобрела особенный характер, заданный македонскими правителями: она стала символом города и питала мусейон несравненными книгами.

Птолемей II также покровительствовал науке и искусству. Он был страстным собирателем книг, и при нем Александрийская библиотека пополнилась уникальной коллекцией афинских рукописей, среди которых были бесценные оригиналы произведений великих трагиков – Эсхила, Софокла, Еврипида. Попросив афинян дать ему эти рукописи на время, чтобы сделать с них копии, Птолемей заплатил Афинам огромный залог – около полутонны золота. Он, однако, так и не вернул рукописи в Афины, посчитав, что вполне за них расплатился.

Египетские чиновники забирали в библиотеку все ввозимые в страну греческие пергаменты: каждый корабль, прибывший в Александрию, если на нем имелись литературные произведения должен был или продать их библиотеке, или предоставить для копирования. Хранители библиотеки спешно переписывали все попадавшиеся под руки книги, сотни грамотных рабов ежедневно трудились, переписывая и рассортировывая тысячи свитков. Многие владельцы книг уезжали из Египта без своих оригинальных изданий, но, если им везло, получали копии. Оригиналы, «поступившие с кораблей», направлялись в библиотечные склады и именовались в каталогах как «корабельная библиотека». Таким образом, в Александрии оказалась медицинская литература, в т.ч. бесценные сочинения Гиппократа «Инфекционные болезни».

В библиотеке хранились предположительно 200 тыс. томов (некоторые считают — 490 тыс.), хотя определение «том» — это фактически свиток папируса определенной длины. Из-за наличия множества дубликатов истинное количество книг к 220 г. до н.э., вероятно, составило около 120 тыс. Ко времени большого пожара в 48 г. до н.э., по данным Ливия, в библиотеке было более 400 тыс. свитков. В свете сегодняшней оценки богатство античной библиотеки Александрии равнялось 128 тыс. современных томов. Считалось даже, что в мире не существует ни одного ценного произведения, копии которого не было бы в Александрийской библиотеке. В хранилище находились не только свитки, но и каменные и вощеные таблички с клинописью и иероглифами.

Под руководством главного библиотекаря персонал выполнял огромную работу. Новые поступления приходили постоянно, все они заносились в каталоги: откуда поступили, кто бывший владелец, имя автора и краткий реферат. Часто рукописи копировались, а ошибки исправлялись.

По мере того, как Александрия росла и процветала, набирала мощь и ее библиотека, становясь эпицентром эллинизма в большей степени, чем Греция. В библиотеке Александрии величайшие труды прошлого подверглись систематизации, кодированию, поправкам и разъяснениям. Эта работа началась при Зенодоте Эфесском (ок.325—260 гг. до н.э.) — греческом грамматике, ставшем в 284 г. до н.э. первым суперинтендантом библиотеки. Библиотечный начальник, сам сочинявший эпические поэмы, прославился изданием первого критического исследования произведений Гомера. После сравнения различных манускриптов, полагаясь при этом на собственные суждения, Зенодот выбросил из текстов Гомера строки сомнительной аутентичности, другие переставил, подчеркнул спорные места, внес некоторые исправления и разделил «Илиаду» и «Одиссею» на две книги. При этом он ввел новое чтение. До того греческий язык развивался стихийно. Теперь он был тщательно проверен, и в результате появилась греческая грамматика — очень важный предмет, но также и опасный — из-за того, что привлекал педантов, школьных учителей и всех, кто считал, что литература — это удел правителей. И грамматики Александрии забыв, что они просто кодифицировали предмет прошлого, стали диктовать правила на вечные времена. Они подали сомнительный пример потомкам. Греческие ударения и введение системы пунктуации — еще одно благодеяние, изобретенное в мусейоне.


Случайные файлы

Файл
178171.rtf
9163-1.rtf
47570.rtf
58930.rtf
29538-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.