Иранская миниатюра и каллиграфия (70152)

Посмотреть архив целиком

Министерство науки и образования Украины

Харьковская государственная академия дизайна и искусств



Кафедра истории и теории искусств








Контрольная работа на тему:

« Иранская миниатюра и каллиграфия »







Выполнила: ст.ΙΙ курса

сп. «Искусствоведение»

Полуэктова А. И.

Проверил: доц. Котляр Е. А.






Харьков, 2007


План:

1. Персидская миниатюра.

2. Связь с реальностью.

3. Концепция мироздания в иранской миниатюре и каллиграфии.

4. Гератская и тебризская школы.

5. Иранская каллиграфия

Выводы.

Список литературы.


Персидская миниатюра


В средние века в странах Ближнего и Среднего Востока искусство миниатюры достигло больших высот.

Особое место миниатюра заняла в художественной культуре Ирана. И сегодня искусство персидской миниатюры (до 1935 года Иран именовался Персией) развивается. Иранские культурные центры часто организуют показ выставок персидской миниатюры, как в своей стране, так и за рубежом. Почти во всех иранских городах в художественных салонах предлагаются на выбор персидские миниатюры современных живописцев. Их охотно покупают местные жители, иностранные туристы...

Что же так неодолимо чарует в восточной миниатюре? И в чем ее принципиальное отличие от миниатюры западноевропейской или русской, от китайских или японских живописных свитков? Речь идет, разумеется, не об отличии этнических образов или бытовых деталей, не о различии сюжетов, а о самом изобразительном существе миниатюрной живописи Востока как особого вида искусства. Подразумевается в основном Средний и частично Ближний Восток, ее именуют иногда еще "мусульманской", хотя развивалась она как раз вопреки исламским канонам... Вопрос еще и в том, насколько четко разделяется миниатюра Востока по этнополитическому признаку (арабская, персидская, среднеазиатская, индийская), например, или в рамках локальных школ (тебризская, гератская, бухарская и т.п.).

В искусствоведческом аспекте наиболее закономерно рассмотрение восточной миниатюры в системе художественных школ. Но так ли четки разделяющие их стилистические грани? Разумеется, если сопоставить, скажем, миниатюру исфаганского мастера Реза Аббаси и делийского миниатюриста Вишну Даса, то и неискушенный глаз ощутит их явственное отличие. Но существует огромное количество миниатюр (в большинстве неподписанных), которые в чем-то тяготеют к иранским, в чем-то к индийским, во многом же отличны и от тех и от других. Отсюда непрекращающиеся жаркие споры среди знатоков относительно их атрибуции. Объяснение этому лежит в существовании между Ираном и Индией промежуточных звеньев единой цепи, располагавшихся одно в Хорасане (средневековая область, охватывавшая часть афганского Туркестана, Северо-Восточного Ирана и юга Туркмении), другое - в Мавераннахре (буквально "то, что за рекой" ─ так в средневековье называли земли Средней Азии между Амударьей и Сырдарьей), стилистически между собой близких, но в чем-то существенном не идентичных.

В мировом изобразительном искусстве миниатюре не принадлежит роль столбовой дороги, но это одна из тех его троп, которые, скользя среди лесов и лугов, взбегая на взгорья и почти теряясь на спусках, тоже ведут в Страну прекрасного. Проследуем же в эту удивительную страну по стежке, проложенной в ХV-ХVΙΙ веках усердием и талантом плеяды миниатюристов.


СВЯЗЬ С РЕАЛЬНОСТЬЮ


В искусство персидского Ирана и Средней Азии миниатюры глубоко созвучно цветистой и изощренной восточной поэзии. Живописцы запечатлевали подвиги легендарных героев, битвы, торжественные пиры, лирические сцены, воспевавшие любовь и верность. Искусство миниатюры условно и декоративно. Это живопись без светотени. Изображение строится на основе тончайшего линейного рисунка и сочетания чистых и звучных цветовых пятен. Миниатюра не знает перспективы: фигуры и предметы расположены на плоскости листа подобно красочному узору. Условные приемы ограничивают изображение человека: его позы, жесты, передача чувств подчинены канону. Как и в поэзии Востока, в миниатюре принят обычай повторения широко известных сюжетов и художественных приемов. В этом отразилось традиционное для средневекового творчества правило. Вновь созданное произведение ценилось, прежде всего, за свое единство с уже известным, ранее существовавшим.

Вместе с тем миниатюра как светское искусство была наиболее приближена к реальности. Плоскость заполнялась изображением памятников архитектуры, пейзажа, предметов быта. Портретное изображение человека приобрело в персидской миниатюре сравнительно большую независимость и активность.

Накопление жизненных впечатлений отличало почти одновременное развитие миниатюры на Среднем Востоке и в странах Западной Европы. Но в то время как в средневековой Европе основным объектом иллюстрирования была культовая литература, на Востоке уделом "фигуративного" искусства стала светская литература. Такое тематическое расхождение в искусстве миниатюры на Западе и Востоке отчасти объясняется борьбой в процессе становления ислама с идолопоклонством и победой иконоборческой тенденции. В исламских странах божество трактовалось как духовное начало, невидимое, не поддающееся воспроизведению, поэтому там отказались от распространения религиозных постулатов изобразительными средствами. К слову и к буквам на Востоке относились с почтением и верой в их божественное происхождение и могущество. Именно поэтому особое внимание в рукописи уделялось каллиграфии. Искусство каллиграфа часто ценилось выше искусства миниатюриста, иллюстрировавшего рукопись, и если подпись художника встречалась не часто, то сведения о писце, времени и месте создания завершали почти каждый манускрипт.


КОНЦЕПЦИЯ МИРОЗДАНИЯ В ИРАНСКОЙ МИНИАТЮРЕ И КАЛЛИГРАФИИ


Любовь к каллиграфии и декоративному оформлению листа вызвала к жизни особо нарядный, орнаментальный стиль, благодаря чему рукописи превращались в шедевры искусства. Ажурные сине-золотые фронтисписы и заставки предваряют текст, названия произведений или глав, начертанные гибким арабским шрифтом, украшались растительным орнаментом. Орнаментальное решение отличало и сами миниатюры─иллюстрации с их узорностью контуров и цветовых пятен, с облаками, решенными в виде завитков, с полянами, трактованными как ковер, с симметрично расположенными фигурами и деревьями. Декоративное оформление восточной средневековой книги соответствовало эстетическим идеалам эпохи, метафорическому строю средневековой литературы, ее фольклорным истокам. В живописи миниатюры нашла отражение своеобразная "концепция мироздания". Краткая пора цветения абрикосовых деревьев, прохлада оазиса, журчащие арыки, ирисы и мальвы на поляне были желанными, непреходящими ценностями в жарком, безводном климате. И художники стремились запечатлеть это: в миниатюрах царит прекрасная вечная весна. Но при этом картины природы являлись своего рода формулами, где два-три дерева заменяли лес, холм на горизонте ─ горный пейзаж, цветочный куст ─ благоуханный сад. Такой прием использовался и тогда, когда изображение нескольких всадников означало столкновение сражающихся армий или склоненные фигуры около вельможи ─ целую толпу придворных. Лица в этой толпе почти одинаковы; также похожи друг на друга герои эпоса и поэм. Важно было обозначить не индивидуальность, а тип, соответствующий сословной иерархии, нормам поведения и идеалу красоты своего времени. Молодых героев изображали с "муравьиной" талией, пожилые, могучие воины именовались "слоно-телыми". Соответственно и в миниатюре выработался стабильный "типаж" царя, всадника, красавицы, старика. Неизменно повторяются композиции торжественных приемов и жестоких баталий, философских бесед и любовных сцен. Состояние персонажей, нюансы настроений передаются ритмом и колоритом, "аккомпанементом" пейзажного фона. Но независимо от сюжета в решении миниатюр сохраняется плоскостно-орнаментальное единство. Подобный подход исключает остроту драматизма. Отрубленные головы и рассеченные тела на поле боя воспринимаются в едином узоре с ковром цветов, орнаментом конских попон и щитов.

Мир персидской миниатюры ─ это слияние реальности, вымысла и символики. Ее образы праздничны, полны радости жизни. Чаще всего перед нами роскошный сказочный сад. Розовые, голубые, сиреневые, золотые, покрытые пестрым ковром цветов лужайки окружают громоздящиеся скалы, похожие на куски драгоценной лавы. Небо золотое или ярко-синее, с затейливо бегущими облачками. Пейзаж, только условно обозначенный в произведениях багдадских миниатюристов на Ближнем Востоке, в живописи стран Среднего Востока приобрел особое значение. Появились даже уникальные изображения чистого пейзажа. Таковы миниатюры ширазской школы.


ГЕРАТСКАЯ И ТЕБРИЗСКАЯ ШКОЛЫ


В XV веке крупнейшим центром искусства книги на Среднем Востоке был Герат. Его правители имели прекрасную библиотеку-мастерскую, в которой переписывались и иллюстрировались новые манускрипты. Их создавали прославленные каллиграфы и живописцы. Самым крупным художником был Камал эд-дин Бехзад (1450-1533). С детства он учился в гератской придворной мастерской. Его яркий талант привлек внимание Алишера Навои, который сыграл большую роль в духовном формировании художника. Миниатюры Бехзада были так прекрасны, что уровня его мастерства позже удалось достичь лишь немногим. До нас дошли лишь около двадцати произведений художника. Среди них иллюстрации к поэме Саади "Бустан" (1487-1488), в которых ярко проявилось высокое мастерство и тонкая наблюдательность художника. Присущее Бехзаду чувство гармонии воплотилось в миниатюре "Беседа ученых в медресе". Новшества, которыми Бехзад обогатил искусство миниатюры, ярко отразились в его иллюстрациях 1490-х годов к рукописи Шараф эд-дина Али Йазди "Зафар-наме" ("Книга побед Тимура"), рассказывающей о событиях реальной истории. Запечатлены походы Тимура, сцены битв и осад, придворные приемы, строительные работы. Для миниатюр Бехзада характерно наполнение их движением.


Случайные файлы

Файл
71557-1.rtf
12135-1.rtf
soc-filos.doc
157591.rtf
13720-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.