Боевая культура славян (69874)

Посмотреть архив целиком

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»







«боевая культура славян»

Доклад




Выполнила

студентка 5 курса, з\о

Боянова Илона



Проверил:





САМАРА

2008





Воинские (боевые) искусства составляют неотъемлемую часть традиционных культур почти всех народов мира. Однако сфера славянской боевой культуры до сих пор мало изучена. Как ни странно в современных славянских государствах можно найти множество специалистов по восточным системам и лишь единицы занимаются возрождением славянской боевой традиции. Такое положение вещей позволяет некоторым предполагать, будто у славян и вовсе не было боевой системы.

Однако авторы, пишущие о том, что боевого искусства на Руси не существовало, правы только в том смысле, что русское традиционное сознание не относило бой к сфере искусств. Но они совершенно не правы в том, что у русских не было искусных воинов – воинов профессионалов и их боевого искусства. Профессиональный бой - это уже не игра. И с религией он соединен не больше, чем кулачный бой. Акцент на поиск божественного пути через бой, особенно через профессиональный бой, на Руси никогда не ставился. Скорее, наоборот, профессиональный бой считался грехом, но грехом вынужденным из-за необходимости бороться за свою жизнь, за свободу, за Отечество, за Веру. На Востоке был совершенно иной акцент. Бой в любой форме – это явно не игра, а нечто противоположное ей. Это занятие слишком серьезное и опасное для игры, не позволяющее расслабиться и отдохнуть. Религиозные искания, соединенные с постоянным каждодневным исполнением боевых упражнений – это тоже явно не игра.

Корни русского воинского искусства следует искать в тех глубинах истории, когда складывались особенности протославянской, славянской, а затем русской нации. В далеком дохристианском прошлом уже существовали два основных направления в отечественной боевой культуре, сохранившихся до нашего времени. Народ, вынужденный одновременно сражаться и созидать, выработал два общественных института, способных обеспечить безопасность страны: воины – профессионалы-дружинники и вои – воины-труженики. Воинская культура воев наиболее архаична, так как такой институт самообороны рода возник раньше регулярных воинских формирований. Община выработала уникальный способ подготовки бойцов, не отрывая их от обязательного труда. С самого раннего детства в мужчине воспитывался необходимый для бойца комплекс навыков через боевые игры, бойцовские обряды, специальные упражнения.

В докторской диссертации «Воинская состязательно-игровая традиция в народной культуре русских» (М., 1998) Горбунов Б. В. пишет: «Углубленное изучение традиционных рукопашных состязаний позволило выявить 76 вариантов кулачного боя, бытовавших у русских, в частности 55 вариантов кулачного боя «стенка на стенку», в первом приближении осуществить их географическую локализацию и установить бытование этой народной игры в 349 уездах 79 губерний, в том числе в 159 городах. В составе состязаний по борьбе обнаружен 21 вариант, которые известны не менее чем в 274 уездах 66 губерний, в том числе в 112 городах. Исследование в этом отношении других народных боевых игр обнаружило следующее. В 42 уездах, округах Сибири, Среднего и Южного Урала, а также в 24 уездах Европейской России зафиксировано 38 вариантов состязания за обладание снежной крепости. У русских был известен 51 вариант традиционных состязаний с метанием холодного оружия (копье, свайка, нож, топор, камень) в цель. Они известны по крайней мере в 254 уездах 63 губерний, в том числе в 49 городах. Нам удалось выявить в составе традиционных русских боевых игр 10 вариантов палочного боя, по 5 вариантов состязаний стрелков из лука и огнестрельного оружия, 2 варианта игры в мяч с рукопашным противоборством, 9 вариантов медвежьего боя».

Интересно, что тактика стеношного соступа, распространенного повсеместно на Руси, использовалась русским войском как одна из основных вплоть до15 века, а позднее сохранилась в рукопашных боях и применялась постоянно, включая Великую Отечественную Войну.

«Кулачный бой у южных славян («шакание», «шакати се», «шакам се», «песничание» - у сербов и хорватов; «юмручен бой», «бой с юмруци», «пестничен бой» - у болгар; «бой с пестми» - у словенцев), как и у восточных славян (русских, украинцев и белорусов) имеет древнюю и долгую историю, и вполне возможно, общие с восточными, впрочем как и с западными славянами, корни. Организация кулачного боя у южных славян как и у восточных была связана с календарными праздниками и часто была наполнена ритуальным смыслом, как например, «сражение» двух групп на масленицу у фракийских болгар или противоборство двух партий («каштелане» и «николеты») за большую зеленую ветвь 1 мая у хорватов в Дубровнике. Устройство кулачных боев носило состязательно-соревновательный характер. У некоторых народов, как, например, у черногорцев, он включался в комплекс традиционных состязаний, проводимых во время праздников и торжеств. У тех же черногорцев кулачный бой был той дисциплиной, которой к 14-ти годам должен был быть обучен каждый подросток.» (А.С. Мандзяк, «Боевые искусства Европы»)

В средневековых и позднесредневековых городах, например в Дубровнике, некоторым навыкам кулачного боя специально обучали рабочих в отдельных ремесленных организациях. Хорватский ученый Д. Маревич доказал, что в 16 веке кулачный бой являлся неотъемлемым элементом городской культуры в Далмации.

Кулачный бой у чехов и словаков пользовался большой популярностью еще во времена Великой Моравии, государства, о котором первые упоминания письменных источников относятся к 822 г. В12-13 вв. соревнования по кулачному бою устраивались во многих чешских городах, по количеству которых на единицу территории в 13в. Чехия стояла на уровне таких развитых государств, как Италия и Нидерланды. Особенно сильными кулачными бойцами считались ремесленники, состоявшие в боевых рядах многих цеховых организаций. Между ними часто устраивались состязания: с каждой стороны выходил один боец, или же бились группа на группу. Эта традиция сохранялась в некоторых словацких городах и в пост средневековый период. В некоторых областях Словакии кулачный бой являлся частью обряда, связанного с изменением социального статуса взрослеющих парней.

«Ритуал, неизменно сопровождающий обряд приема мальчиков в ряды взрослой юношеской группы села, возможно, был генетически связан с обрядом древних инициаций. Это было крещение с выбирающимся из среды взрослых юношей крестным отцом. Новенький должен был выдержать целый ряд испытаний: показать себя в драке, вытерпеть обливание холодной водой, подбрасывания в воздух. Обряд заканчивался общей выпивкой за его счет. В целом ряде областей Словакии обряд этот действует до настоящего времени и распространен довольно широко, а иногда даже возрождается там, где когда-то был забыт.» (Грацманская Н.Н. Словаки (К проблемам этнокультурной истории). М., 1994.)

Сходный обычай существовал и у чехов.

«У чехов обычаи, связанные с изменением социального статуса взрослеющих парней и соответствующие товарищества существовали только на востоке – в Моравии. В первой половине 19 в. мальчик, который хотел попасть в число «хасов», как здесь собирательно называли взрослых ребят, должен был вступить в единоборство со «старичком». Если он побеждал или добывал перо со шляпы противника, его принимали без каких-либо дополнительных испытаний». (Хорватова Э. Традиционные юношеские союзы и инициационные обряды у западных славян./ Славянский и балканский фольклор. М., 1989.)

«Трудно утверждать, будто русский кулачный бой мог иметь глубокую философскую разработку. Думается, что попытка искать в нем признаки концептуального ума есть не что иное, как давление стереотипа восточной соревновательной культуры. Русский кулачный бой хорош по-своему. Желание же раскрывать его с помощью восточной схемы не принесет ничего, кроме разочарования. Однако это не означает, что кулачное дело на Руси «не дотягивало» до серьезной социальной программы, способной, к примеру, быть предметом сословной культуры. И, хотя борьбе в этом отношении повезло больше, у нас есть неоспоримые доказательства того, что использование кулачного боя могло являться стратегическим приемом разрешения вооруженного конфликта. «Сседоша с коней новгородци, и ступишася на кулачьци, и бысть брань крепка, и нача одоляти Мстиславъ» (Радзивиловская летопись за 1096 годом). В конце ХI века новгородские дружинники были отменными кулачными бойцами. Эта выдержка из летописи повествует о битве князей Олега и Мстислава, что состоялась «в заутро, в пяток после четверга Федоровой недели», новгородцы, спешившись и перейдя «на кулачки», разогнали дружину черниговского князя Олега Святославовича. Как и века спустя, избиение без применения оружия позволяло избежать кровопролития, но вместе с тем и вынуждало противника отказаться от дальнейшего сопротивления.

Мифическим зачинателем русской кулачной школы следует считать новгородца Василия Буслаева. Именно он возник в русской эпической поэзии как сложившийся мастер кулачной драки. Конечно, кулачный бой на Руси существовал и до него, но ни один персонаж так не вдохновил сказителей.


Случайные файлы

Файл
174008.rtf
138866.rtf
29736.rtf
126177.rtf
grufed.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.