Архип Иванович Куинджи и его загадка (69811)

Посмотреть архив целиком

Министерство образования и науки

Уральская Государственная Юридическая Академия

Институт Юстиции









Реферат по культурологии

на тему: Архип Иванович Куинджи и его загадка




Исполнитель:

студентка 212 группы

Мальцева К.Н.

Научный руководитель:

Штифанова Е.В.






Екатеринбург 2010


Содержание


Глава 1. Биографические сведения

Глава 2. Школа Куинджи

Заключение

Библиография


Введение


Мое знакомство с творчеством А.И. Куинджи произошло 6 июня 2006 года. Благодаря Третьяковской галерее я открыла для себя много художников, но самое большое впечатление на меня произвел именно Куинджи. Мимо его картин невозможно пройти. Сначала, я решила, что это современный художник, рисующий флуоресцентными красками, и каково было мое удивление, что все это создано более 100 лет назад.

Ни одна, даже самая искусная репродукция никогда не сможет вызвать тех эмоций, которые вызывают его картины. И дело вовсе не в том, что он изображает, а как.

Это легко можно продемонстрировать на сравнении картины И.И Шишкина "На опушке соснового леса", 1882 и "Березовая роща" А.И. Куинджи 1879. Эти произведения схожи по сюжету, времени написания, но совершенно разные по исполнению.

Картина Ивана Ивановича очень трогательная. Смотря на нее, мы чувствуем запах леса, различаем каждый кустик, каждый даже самый маленький цветочек. Во всех своих произведениях он является удивительным знатоком растительных форм, воспроизводящим их с тонким пониманием, как общего характера, так и мельчайших отличительных черт любой породы деревьев формы их листьев, ветвей, стволов, кореньев во всех подробностях. Сама местность под деревьями: камни, неровности почвы, поросшие папоротниками и другими лесными травами, сухие листья - получили в картинах и рисунках Шишкина вид совершенной действительности.

Березовая роща Архипа Ивановича напротив отличается своей нереалистичностью. В своей картине он передает удивительно живо и ярко красоту летнего дня. Залитые светом, белые, светящиеся березы, тень густого леса, пронизанную солнечными зайчиками; темная бликующая зелень и ослепительно-голубое небо. Все здесь построено на контрастах. Это такие же березы, что и на картине Шишкина, только волшебные, сказочно мерцающие своей корой. Привычные для нас деревья, которые мы видим каждый день, обрели новое свойство.

Куинджи благодаря развитому воображению обладал редким даром видеть такие вещи, которые не доступны обычным людям. Он учит нас смотреть на мир широко открытыми глазами и видеть удивительное вокруг. И именно об этом я хочу рассказать в своей работе.


Глава 1. Биографические сведения


Свой рассказ о Куинджи я хочу начать с его биографии. Она также необычна и противоречива как и его творчество.

Загадки начинаются с даты его рождения. В архивах хранятся сразу три его паспорта, и какой же из них наиболее подлинный, не ясно до сих пор. В одном из них рождение отмечено 1841 годом, во втором - 1842-м, а в третьем - 1843-м. Архип Иванович Куинджи родился в Крыму в Мариуполе, в семье бедного сапожника, грека по национальности Ивана Христофоровича. Фамилия Куинджи была дана ему по прозвищу деда, что по-татарски означает "золотых дел мастер".

В шесть лет он остался сиротой и рано познал жестокую нужду. К одиннадцати годам мальчик поступает на службу к хуторянину Чабаненко, имевшему подряд по постройке церкви. Обязанность мальчика состояла в приемке кирпича. Жил он на кухне у Чабаненко. Последний также вспоминает о страсти мальчика к рисованию: он рисовал в книжках для приемки кирпича, рисовал и углем на стенах в кухне. Хозяева подчас призывали туда гостей полюбоваться этой наивной стенописью. В книжке "для кирпичей" появился произведший фурор портрет местного церковного старосты Бибелли...

От Чабаненко Куинджи переходит к хлеботорговцу Аморети. Он должен был чистить сапоги, прислуживать за столом и т.д. Аморети обращает внимание на художественные способности Архипа Ивановича, показывает его рисунки своему собрату по профессии Дуранте. Последний советует юноше поехать в Феодосию к Айвазовскому, уже знаменитому в то время маринисту, и снабжает рекомендацией к нему.

Архип Иванович является к Айвазовскому пятнадцатилетним юнцом, коренастым, толстым, застенчивым; на нем - рубаха и жилет, вытянутые в коленках короткие панталоны из грубой, в крупную клетку материи; на голове - соломенная шляпа... Таким он запомнился дочери Айвазовского. Пробыл он у Айвазовского недолго, два-три летних месяца. Жил на дворе, под навесом. В мастерскую его не пускали. Кое-какие указания в живописи давал Архипу Ивановичу лишь молодой родственник Дуранте - Феселер, копировавший картины Айвазовского. "Был уже не мальчик, - рассказывал он впоследствии, - понимал, что времени терять в мои годы нельзя. Желание учиться у меня было горячее и твердое, и я решился ехать в Петербург где никого не знал и был почти без денег", но мечта сбывается не сразу. В первый раз он провалил экзамен, а во второй - один из тридцати экзаменующихся оказывается отвергнутым.

Но он показал силу южного характера и не сдался. Вырваться из полосы неудач ему помогло написание картины "Татарская сакля в Крыму". Общий колорит и мотив отражают влияние Айвазовского. Картина выставляется на Академической выставке в 1868 году И члены Академии присуждают автору звание неклассного художника. Однако юноша не соблазняется этим успехом. Он даже отказывается от звания художника и просит взамен его разрешения быть вольнослушателем, и старая мечта осуществлена. В 1868 году Куинджи, наконец, в Академии.

Сюжеты многих картин Куинджи связаны с его домом в Мариупольском предместье Карасу. Природа этих мест была необычайно живописной: обрыв, с которого открывается вид на долину реки Калки и на море.

Кто хоть раз в жизни наблюдал восход солнца над южным морем, тот поймет, почему впечатлительный глаз южанина-художника заинтересовался именно яркими и космическими тонами, и к передаче густоты и чистоты, глубины и светящейся силы которых, направил всю свою зоркость и весь свой труд.

Мастерская художника помещалась на верхнем этаже. Из нее был выход на крышу дома. Куинджи трогательно любил птиц, особенно больных и покалеченных. На крыше он устроил лазарет, где лечил их.

Куинджи любил музицировать. Он играл на скрипке, жена - на фортепьяно. Был человеком общительным, добрым. Жизнь свою подчинил искусству.

Несмотря на большое состояние, Куинджи жил крайне скромно, почти аскетично. Когда после его смерти описывали имущество, то обнаружили и занесли в опись: "Гостиная: один диван, два кресла и восемь стульев мягких, один рояль. Столовая: один буфет, обеденный стол и двенадцать стульев. Мастерская: четыре мольберта, один этюдник, стенное зеркало в деревянной раме, скрипка в футляре". Вот и все, а умер миллионер.

Мнения современников

Иллюстраций на тему о "неистовости" А.И. Куинджи из всех периодов его жизни можно было бы привести десятки. Я приведу несколько анекдотичных ситуаций из молодости Куинджи.

Зайдя однажды к Крамскому, Куинджи застал его сыновей за уроком математики. Репетитор объяснял сложную алгебраическую задачу на решение уравнений. Куинджи попросил объяснить и ему. "Оставьте, Архип Иванович, все равно не поймете!" - возражает Крамской. Но тот не унимается: "Позвольте! Это... я - человек... и потому все могу понять!." И Куинджи настойчиво требует, чтобы репетитор "рассказал" ему задачу. Тот рассказал и написал на бумажке ряд формул. Архип Иванович, никогда не прикасавшийся к математике, взял бумажку с собой, просидел над нею ночь, а наутро, торжествующий, явился к Крамскому: задача была решена... В другой раз он попал на каток и, впервые в жизни надев коньки, сразу стал скатываться с горы. Упал раз и изрядно расшибся, но поднялся опять на вышку и покатился - и снова упал. В этом случае он, впрочем, спасовал перед силой вещей: третьей попытки уже не делал...

В отличие от многих талантливых художников Куинджи достаточно рано обрел признание. К середине 70-х годов Куинджи стал так популярен, что представить передвижные выставки без его работ казалось невозможным. В 1875 году его принимают в члены Товарищества передвижных художественных выставок.

В Париже в 1878 году открылась Всемирная выставка. В ее художественном отделе демонстрировались произведения Куинджи. Критики единодушно отметили успех его работ, их национальную самобытность. В газете "Temps" Поль Манц писал: "Истинный интерес представляют несколько пейзажистов, особенно г. Куинджи. Ни малейшего следа иностранного влияния или, по крайней мере, никаких признаков подражательности: Лунная ночь на Украине - удивляет, дает даже впечатление ненатуральности".

Известный критик Эмиль Дюранти, отстаивавший и защищавший творчество импрессионистов, отмечал: "... г. Куинджи, бесспорно, самый любопытный, самый интересный между молодыми русскими живописцами. Оригинальная национальность чувствуется у него еще более, чем у других".

Высокие оценки его творчества отражали не только уровень мастерства, но и роль в мировой художественной культуре. В череде картин конца 1870-х годов, обозначивших новое направление пейзажа, были решительно раздвинуты границы художественной образности. Обогащенная неслыханной для того времени живописью, все более утверждалась идея "цветения" жизни.

Богатейшие красоты природы стали источником не только восторженного вдохновения, но и наслаждения, чего недоставало прежнему передвижническому пейзажу.

Но не всегда отзывы были столь лестны. Едва ли не каждая картина Куинджи разжигала страсти: его обвиняли в стремлении к дешевым эффектам, использовании тайных приемов, вроде скрытой подсветки полотен. Примером этому служит диалог с Орловским.

Он подвел Куинджи к окну в академический сад, подал ему зеленое стекло.

Смотрите!! - произнес он таинственным шепотом.

Это?. Что такое? - недоумевал Куинджи. - Зеленое стекло?. Так что же? Где секрет, в чем?


Случайные файлы

Файл
169109.rtf
7699-1.rtf
200923.rtf
116248.rtf
10668-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.