Японское чувство красоты (Бигаку) (69178)

Посмотреть архив целиком

Японское чувство красоты (Бигаку)

В Японии сейчас стало модно носить синие джинсы, слушать рок-музыку, питаться в ресторанах типа «Макдоналдс», спать в кроватях и пользоваться за столом вилкой и ножом. С древних времен культура других стран, особенно Китая и Кореи, оказывала огромное влияние на жизнь японцев. Однако с открытием страны в XIX веке после многих лет изоляции и в особенности после Второй мировой войны японцы стараются держаться наравне с представителями Запада и походить на них. В результате западный образ жизни получил широкое распространение и адаптацию в Японии, ему следует все большее число японцев. Это привело к тому, что многие стали задаваться вопросом, где же можно найти признаки оригинальной японской культуры с ее глубоким ощущением прекрасного, которое было столь заметным в прошлом, но, к сожалению, быстро исчезает сегодня. Частичный ответ может быть найден в исследовании традиций японской эстетики в том виде, в каком они существуют сегодня, особенно в сфере моды, музыки, живописи и языка.

Слово вафуку применяется в значении «оригинальная японская одежда», к которой относят, в частности, кимоно. Однако в наши дни японские женщины не так уж час то надевают кимоно, и большинство жителей островов предпочитает так называемую ёфуку (одежду европейского покроя). Действительно, полностью не отказываясь от своих традиционных одеяний, японцы повсеместно перешли к новому стилю одежды как к символу европеизации жизни, и ношение ёфуку стало делом совершенно обычным для всех, за исключением стариков. По-видимому, две причины объясняют сегодняшнюю непопулярность традиционной одежды. Одна — в такой одежде неудобно двигаться, она заставляет женщин передвигаться медленно или оставаться по возможности неподвижными. Другая причина — тех, кто сегодня надевает кимоно, относят к относительно высокому классу или иногда к «выпендривающимся», важничающим персонам. Поэтому кимоно стало своего рода униформой для специальных случаев — вечеринок, различных встреч и церемоний. Таким образом, кимоно не исчезли окончательно из японской эстетики, но сейчас их надевают не столько из-за их красоты, сколько для того, чтобы показать свой статус, соблюсти определенные формальности или проявить снобизм и гордыню.

Хогаку (традиционная японская музыка) также исполняется намного реже в Японии в наши дни. Кое-кто старается сохранить интерес к музыкальным традициям, но большинство японцев, особенно молодых, имеют другие пристрастия. Дети в музыкальных школах учатся играть на пианино, скрипке, электрогитаре и очень редко берут уроки игры на старинных традиционных инструментах вроде кото, сямисзн или сякухати (вид флейты). Музыка для современных японцев, по-видимому, ассоциируется прежде всего с западными направлениями, и даже популярные мелодии энка, которые часто звучат в караоке-барах и считаются истинно японской музыкой, не могут классифицироваться как хогаку, так как исполняются без аккомпанемента традиционных инструментов, перечисленных выше. Современная японская му зыка воспроизводится на инструментах, пришедших с Запада, и многие молодые японцы так хорошо владеют игрой на них, что успешно создают свои собственные песни. В отличие от подобной музыки, хогаку пенится медленным темпом и долгими паузами, в которых исподволь отражены чувства исполнителя. Так как многим современным японцам не хватает терпения хорошенько разбираться в тонкостях музыки такого рода, существуют опасения, что традиционное японское музыкальное искусство отмирает и эстетические подходы меняются. Может, это и так, но оригинальная японская музыка все еще занимает сильные позиции в определенных ситуациях, например, во время новогодней церемонии, договорных свадеб (о-миаи) или банкетов в национальных японских ресторанах высшего разряда (рётэй или каппо). В этих случаях люди стремятся насладиться неподдельной красотой, и когда они слышат хогаку, то легко переносятся в мир старинных церемоний.

Японская живопись начиналась как черно-белая, когда несколько простых мазков кисти могли передать на эскизе совершенство гор и лесов. Рисунок наносился тушью на бумаге или лоскуте шелка с использованием простейших инструментов и отражал переменчивое настроение художника. Западная живопись, точнее то, что многие в Японии сегодня знают как «живопись», зачастую отличается яркими красками и четкой и ясной манерой исполнения. Одно важное различие между этими двумя подходами может быть найдено в самом «духе изобразительного искусства». Хираяма и Такасина (Hirayama,Takashina, 1994, с. 22-23) утверждают, например, что японское ощущение красоты базируется на понятии, известном как моно-но аварэ — художественно-эстетической позиции, возникающей из ощущений, в то время как в западном искусстве художники пытаются создать нечто прекрасное, основываясь на логике красоты. Японское изобразительное искусство сосредоточивается не на логически воспринимаемом понятии красивого, а на том, что красота — это ощущения людей. Японская эстетика очень субъективна (существует в сознании индивидуума и зависит от него), и нет безусловных критериев для ее оценки. На Западе, напротив, прекрасное само по себе и прекрасное в искусстве — понятия, обладающие хорошо разработанными и прочно укоренившимися критериями. Говорят, аварэ (дословно: печаль, сострадание) дает представление о японском чувстве красоты, явлении настолько утонченном, что оно почти не поддается пониманию в силу того, что относится к присущей японцам специфической способности ощущать тонкие различия в том, что другими воспринимается как не заслуживающее внимания. Например, европейцы (представители западной культуры вообще) склонны считать самыми красивыми полностью распустившиеся, но не увядшие цветы. Не так обстоит дело с японским аварэ. Конечно, дети Яма-то восхищаются красотой полностью распустившихся цветов, но их больше трогает и глубоко волнует, когда эти цветы опадают или начинают увядать. Точно так же японцы считают, что луна, затянутая облаками, более привлекательна, чем ясная и полная (Kееnе, 1988). Аварэ таким образом заключает в себе чувство сострадания к явлениям и предметам, потерявшим красоту и парадоксальным образом нашедшим ее в своей противоположности. Более того, ничто не может считаться безоговорочно красивым в Японии, и понятие красоты зависит от субъективной точки зрения человека. Впрочем, подобные основополагающие представления о красоте подвергаются критике за их туманность и, похоже, ценятся все меньше в современной Японии. Многие молодые японцы сегодня уже не могут чувствовать красоту аварэ.

В японском языке много пауз или пустых пространств (ма). В этих пропусках японцы ищут бессозна тельное, скрытое содержание и стараются определить смысл сказанного или написанного через ощущение атмосферы, создаваемой словами. Для многих японцев большое удовольствие состоит в этом «чтении между строк». Например, японские хайку (стихотворения из 17 слогов в трех строках: 5-7-5) должны состоять всего из нескольких слов, но глубокий смысл такой композиции надо искать в ма (промежутках) между этими словами. Согласно Исикава (Ishikawa, 1992, с. 63-68), ма— это пустое пространство, полное смысла, которое лежит в основе всего японского искусства и присутствует во многих сферах, включая живопись, архитектуру, музыку и литературу. Эта концепция в конечном счете привела к некоторому непониманию [иностранцами] японцев. Правда, доля вины здесь лежит и на японцах, которые, придавая большое значение ма, никогда не выражают свои подлинные намерения, предпочитая недомолвки и умолчание. Сегодня японский язык претерпевает изменения по мере того, как японцы выражаются все более категорично и прямо и начинают сердиться на свою же уклончивость. Однако здесь также налицо и опасность утерять способность оценивать такие паузы (ма), которые зачастую кажутся не имеющими особой ценности для большинства людей, за исключением тех, кто привык читать между строк.

Сегодня традиционное особое восприятие красоты еще можно встретить в Японии, но оно быстро меняется. И наибольшие изменения привнесены самими японцами. Как отмечают Хираяма и Такасина (1994, предисловие), еще с древних времен японцы демонстрировали способность заимствовать иностранные идеи И культурные ценности и приспосабливать их к требованиям, вытекающим из особенностей японского характера, создавая нечто новое и полезное для самих себя. Возможно, современные японцы пытаются сейчас продолжать процесс «создания чего-то нового и ценного для них самих», но молодежь часто просто подражает западным образцам. Если эта тенденция будет продолжаться, способность людей воспринимать традиционные японские эстетические ценности может быть утрачена, и это будет большой потерей. Японцы должны учиться умению гордиться своими эстетическими ценностями и находить место для своего традиционного искусства в современном мире. Это означает, что необходимо учиться более глубокому проникновению в смысл бигаку для оценки традиций, скрытых за утонченностью истинно японского восприятия красоты.

Список литературы

Hirayama I., Takashina S.Japanese art in perspective: A global view. Tokyo: Bijutsu Nenkansha, 1994. Ishikawa T. Traditions - A thousand years of Japanese beauty.

Tokyo: The East Publications, 1992. Keene D. The pleasures of Japanese Literature. New York: Columbia University Press, 1988.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://leit.ru



Случайные файлы

Файл
31014-1.rtf
ref-20946.DOC
165500.rtf
104425.rtf
129340.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.