Литературное наследие (69122)

Посмотреть архив целиком

Литературное наследие

Митрополит Питирим (Нечаев)

При разработке паломнических и духовно-просветительных туристических маршрутов литературное наследие Руси может быть использовано двояким образом. Во-первых, можно привлекать произведения русской литературы – как древней, так и нового времени – в качестве вспомогательного материала при показе того или иного монастыря, храма или другого памятного места. Во-вторых, можно строить маршрут, исходя из литературного материала – произведения, группы произведений или творческой биографии писателя. И тот, и другой метод позволяют обогатить восприятие литературного произведения личным опытом соприкосновения с реалиями, его породившим или в нем описанными.

"В деле освоения нашего литературного наследства, являющегося частью наследства общекультурного, древней русской литературе принадлежит значительное место, определяемое прежде всего тем, что она была значительным этапом в развитии великой русской литературы, приобретшей мировое значение" (Н.К.Гудзий). Особо следует отметить тот факт, что, в отличие от литературы нового времени, древнерусская литература намного меньше известна даже вполне воцерковленным людям, знакомым в основном с житиями святых, и то по пересказам XIX в. Введение же ее в круг чтения могло бы сыграть огромную роль в формировании национального самосознания. Неоценимо познавательное значение древней русской литературы для уяснения нашего исторического прошлого. Значительна и воспитательная ценность многих памятников нашей старинной литературы, развивающих темы патриотизма, государственного строительства, политического единства и героизма русского народа.

Глубоко символично, что у истоков русской литературы находится летопись, созданная в Киево-Печерском монастыре – "Повесть временных лет", а средневековый период отечественной словесности завершает "Келейный летописец" святителя Димитрия Ростовского. Летописи создавались при монастырях и княжеских дворах. Это придавало им особый колорит: с одной стороны, летопись всегда проникнута публицистическим духом, а с другой "добру и злу внимая равнодушно" (по словам Пушкина) летописец никогда не осуждает героев своих повествований, даже если и обличает их неправильные с точки зрения христианской морали и блага государства поступки. Знание летописного материала позволяет совершить путешествие во времени, увидеть современный пейзаж, ландшафт, город или поселок в его исторической перспективе. Многотомное научное издание, снабженное всеми необходимыми видами указателей – Полное собрание русских летописей – позволяет найти необходимый материал практически для любого маршрута.

Очень важный жанр древнерусской литературы – слово. Это и проповедь, толкующая значение того или иного текста Священного Писания, и объяснение христианского праздника, и обличение пороков – как личных, так и общественных. Слово, являясь самостоятельным жанром письменной литературы, тем не менее теснейшим образом связано со временем и местом своего появления, т.е. оно всегда имело конкретного адресата.

Едва ли не самым значительным произведением домонгольского периода русской литературы является "Слово о Законе и Благодати" митрополита Илариона (между 1037 и 1050). Написанное первым русским (а не греком) среди иерархов Русской Церкви, оно в полной мере показывает, насколько прониклась глубинными истинами православия молодая Русская Церковь. Говоря о древних святынях Киева, о шедеврах архитектуры, нельзя не сказать и о "Слове о Законе и Благодати", в котором были глубоко поняты и осознаны истины веры, символически выраженные в древних храмах.

Особое место среди произведений древнерусской литературы занимает гимнография – богослужебные тексты, посвященные русским святым, написанные по образцу аналогичных византийских произведений. В храме, посвященном святому или празднику, всегда уместно вспомнить прославляющие их песнопения.

И, наконец, едва ли не основной объем древнерусской литературы составляют жития (агиография) – жизнеописания святых с повествованием о чудесах, совершенных ими как при жизни, так и при молитвенном обращении к ним после их кончины. Большое место в литературе XI в. занимает прославление первых русских святых – крестителя Руси, святого равноапостольного князя Владимира, предтечи крещения — святой княгини Ольги, а также первых христиан-мучеников.

Древнее житие святого князя Владимира, Корсунская легенда, память и похвала Иакова Мниха, проложное житие, известное в списках XIII в., а также использование текстов в "Повести Временных Лет", безусловно, восходит к XI в. По этим древним текстам можно проследить жизненный путь князя Владимира и княгини Ольги как во времени так и в пространстве, увидеть маршруты их путешествий на пути к истинной вере. Причем, вспомнить житие святой Ольги уместно не только в Киеве, но и во Пскове, где, по преданию, Ольга до замужества была перевозчицей у слияния рек Псковы и Великой и где в Троицком соборе хранится легендарный Ольгин крест. Большое число агиографических и гимнографических сочинений XI—нач.XII вв. посвящено первым русским князьям-страстотерпцам, святым Борису и Глебу: жития, служба, сказание о чудесах и перенесении мощей. Борису и Глебу посвящено много храмов и монастырей, но особо следует отметить один из древнейших монастырей Руси – Новоторжский Борисоглебский, основатель которого, преподобный Ефрем Новоторжский, был слугой одного из братьев-страстотерпцев. Широкое почитание вскоре после смерти получил и преподобный Феодосий Печерский (1074) один из первых, наряду с преподобным Антонием, русских подвижников и создатель Киево-Печерской Лавры – матери монастырей русских. Его житие, написанное вскоре после его смерти преподобным Нестором Печерским, а также Киево-Печерский патерик – собрание житий подвижников древнейшего русского монастыря – представляют собой богатейший литературный материал для совершающих паломничество в Киево-Печерскую Лавру.

Вообще же, при организации паломничества в любой монастырь необходимо знать жития его основателя и прославленных подвижников, а в случае, когда монастырь посвящен какому-либо святому – и житие этого святого. Достаточное количество житий существует в отдельных изданиях, а также в сборниках. Практически любое житие можно найти в изданных Археографической комиссией на рубеже XIX – XX вв. "Великих Минеях Четиих" Митрополита Макария (об этом корпусе книг речь пойдет ниже), а также в "Житиях святых" святителя Димитрия Ростовского.

С распадом Древней Руси на отдельные княжества каждое из них приобретает свое "литературное лицо". Особое внимание уделяется житиям местных святых, событиям местной истории. Так, в Новгородской литературе появляются Житие князя Феодора-Мстислава Владимировича (единственное в новгородской литературе княжеское житие), Жития Варлаама Хутынского, епископа Аркадия. После 1174 г. появляется 1-й вариант "Сказания о чуде от иконы Знамения", произведения, посвященного особо чтимой в Новгороде иконе Божией Матери, но связанное с глубокой национальной трагедией: оно возникло после неудачного похода суздальцев на новгородцев, т.е. после очередной междоусобицы. Литература Владимиро-Суздальской Руси связана прежде всего с именем святого князя Андрея Юрьевича Боголюбского. В его княжение возникает новая архиерейская кафедра — Суздальская; древняя, но ранее незначительная, Ростовская, приобретает особое значение. С этим периодом связано Сказание о чудесах Владимирской иконы Божией Матери; Житие святителя Леонтия Ростовского — до возвышения Москвы — покровителя северо-восточных земель. Огромное впечатление производит Повесть о мученической смерти князя Андрея Боголюбского (не оформленная в виде жития, но сохранившаяся в составе летописей), если ее рассказать непосредственно на месте трагической гибели князя в исторических помещениях княжеской резиденции в Боголюбове. Древние Полоцк и Смоленск оставили нам Жития преподобной Евфросинии Полоцкой и преподобного Авраамия Смоленского. Часть произведений этого периода носила не местный, а общерусский характер. Здесь следует отметить Вопрошание Кирика Новгородца к архиепископу Нифонту, произведение, дающее представление о церковно-обиходной практике того времени. Рассказ об особенностях древнего богослужения будет весьма уместен в древнейших (домонгольских) храмах Новгорода, Пскова, Владимира.

Для периода монголо-татарского нашествия (середина XIII-XIV вв.) характерно особое стремление к поддержанию традиций. В историческом противостоянии Русь отстаивала свою национально-религиозную самостоятельность. Особое место в этот период занимают Княжеские жития. Прославляются святые князья-воины (Александр Невский), князья, претерпевшие мучения за веру в Орде (Михаил Черниговский и боярин его Феодор, Михаил Тверской).

В период противостояния Орде возникают тексты со светским сюжетами, например воинские повести, но они несут на себе отпечаток конфессионального противостояния, поскольку рассказывают о сражениях православных христиан с иноверцами и при известных обстоятельствах могли произноситься в церкви (например, Повесть о Меркурии Смоленском как чтение на праздник Смоленской иконы Божией Матери или повесть о разорении Рязани Батыем в числе чудес от Зарайской иконы Святителя Николая). Сложные отношения между более древним Тверским княжеством и Москвой, возвысившейся уже во время ордынского ига, нашли отражения в тверской литературе, особо богатой княжескими житиями. Поклонение благоверным князьям Тверской земли может стать отдельным направлением паломничества. Среди произведений, посвященных борьбе против ордынского ига, нельзя не отметить Задонщину – произведение, посвященное Куликовской битве. Происходит перелом как в ходе истории, так и в сознании людей и в литературе отражавшей национальное самосознание.


Случайные файлы

Файл
168250.rtf
102866.rtf
123561.rtf
24340.rtf
22700.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.