Бретонское самосознание (76884-1)

Посмотреть архив целиком

Бретонское самосознание

Ронан ле Коадик

Предисловие

"Что такое бретонское самосознание (далее в тексте - БС - прим. пер.)"? Этот немного наивный вопрос я себе задавал в течение трех лет и нескольких месяцев. Очень быстро, однако, появилась необходимость сформулировать концепт самосознания в общем. Согласно фразе Эрика Эриксона (Erik Erikson) (введшего понятие "самосознания" в гуманитарных науках), "чем больше пишут об этой теме, тем больше слов воздвигается границей вокруг реальности также неизмеримой, как и всепоглощающей " ...

Тем не менее, надо сжать немного эту "неизмеримую реальность". И я предлагаю привести ее к союзу трех свойств: единство, постоянство и уникальность. Действительно, самоидентификация человеческой группы является совокупностью общих черт всей этой группы (единство) которые устойчивы (постоянство), и присущи в данной совокупности только ей (уникальность).

Однако, помимо Французской Республики ("единой и неделимой", как каждый знает!) почти не существует в мире примера общности, которая была бы едина, постоянна и уникальна. Можно, таким образом, допустить, что "самосознание" является не конкретной и материальной реальностью, но общественным представлением.

Именно исходя из этой констатации я строил мою диссертацию; это заставило меня выбрать метод опросов. И в частности полунаправленные беседы, что оставляло интервьюированным лицам свободу выражать свое мнения. Кроме пятнадцати специалистов, я опросил, выборочно, группу из сорока шести человек, составленную в основном из бретонцев в возрасте около сорока лет: руководителей предприятий, на которых трудятся более десяти работников, морских рыбаков и сельскохозяйственных рабочих. Опросы проводились в бретоноговорящем регионе Гоэлло (Goello) и в верхне-бретонском кантоне Этабль (Etables). Выборка приблизительно повторяет пропорции между жителями Верхней и Нижней Бретани.

Кажется, что хотя значительное количество трудов публикуется каждый год о Бретани (многие из которых очень увлекательны), до настоящего времени, в них мало отражалось, что сами бретонцы сегодня думают о своей самоидентификации. Я попытался, ответить на этот вопрос в трех перспективах: моей, с одной стороны; бретонцев которых я встретил, с другой стороны; и, наконец, в перспективе делающей попытку ответить на вопросы, которые могли бы возникнуть у людей рассматривающих Бретань извне.

Диссертация разделена на три части, которые отражают эти три угла зрения:

Часть первая: живучий миф

Самосознание - построение умозрительное

Самосознание, в основном, является представлением. И если послушать бретонцев говорящих о своем особенном тождестве, испытываешь ощущение, что слушаешь мифический рассказ. Из-за формы повествования, во-первых; действительно, опрашиваемые лица охотно используют изъявительное наклонение и третье лицо единственного числа, что дает фразы типа: " бретонец, это...", или "бретонец, он... ". Кроме того, некоторые темы, проскальзывающие в беседах, являются построениями гипотетического характера. "Бретонская душа", "бретонский дух", "вечное тождество бретонцев", "бретонцы сердцем" и т. д. Наконец, обнаруживает мифологические черты то, что, по мнению лиц которых я встретил, определяет специфику "бретонского духа". Это, принадлежность к кельтскому сообществу (таким образом "раса"), почва и климат. Этот привкус мифологичности в разговорах касающихся БС, не исключает эмоционального плана. Напротив, очень живая эмоциональность отличала все мои беседы с опрашиваемыми.

Представления об атрибутике бретонского духа

Характеристики бретонского духа согласно мнению тех, кто принимал участие в интервью:

Близость к природе;

Индивидуальные черты: предполагается, что бретонец дик, суров, мятежен, серьезен, трудолюбив, эмоционален, обладает хорошей интуицией, и т.д.;

Обычаи: бретонцу охотно приписывают архаичные характеристики , такие как клановый дух, и т.д.

Я изучил несколько трудов французской литературы XIX века: Флобера, Бальзака и Гюго, и провел параллели с трудами бретонских авторов XIX и XX веков. И у тех и у других, обнаруживаютcя те же темы что и в моих беседах. Авторы бретонцы, однако, ценят черты приписываемые бретонцам, в то время как французы их осуждают. Например, "дикость" - для бретонских писателей это форма чистоты, в то время как, для французских авторов, она граничит с глупостью. В других, более удаленных во времени источниках, оппозиция становятся более выраженной; особенно в Средние века, когда Бретань находилась в конфликте с Францией.

Опыт интерпретации

Как можно истолковать эти представления? Отметим, в первую очередь, что существует подчеркнутое сходство в изображении бретонцев, женщин и чернокожих. Чтобы лучше вникнуть в это сравнение, воспользуемся трудами Leopold Sedar Senghor и других авторов, которые работая над этим вопросом, отмечали, что черные эмоциональны, обладают хорошей интуицией, мятежны и близки к природе. Таким образом, в ментальности чернокожих, обнаруживаются те же элементы, что и в бретонской. Как это объяснить? В обоих этих случаях мы имеем дело с доминантами. В рамках коллективной самоиндентификации, чтобы строить положительное представление о самом себе, полезно (может быть даже необходимо) отличаться от другой группы, которая идентифицируется с отрицательным знаком. Я выдвигаю, таким образом гипотезу, что черты бретонцев, были придуманы французскими авторами, как нечто противоположное французской ментальности. Эти же черты затем возвышались бретонскими авторами; так же, как стереотипы европейцев по отношению к черным, переосмыслялись, с противоположным знаком, черными писателями. Напротив, феминистические движения, вместо того, чтобы поднять на щит, стереотипы, приписываемые женщинам, борются с ними.

Вернемся к бретонцам. Как распространялись представления и стереотипы? Почему они были настолько сильны, что были допущены самими бретонцами? Мне кажется, что обобществление играло в этом отношении абсолютно фундаментальную роль. Оно могло быть семейным или школьным. Я изучал учебники истории и географии, написанные с конца XIX века до шестидесятых годов нашего, и обнаружил большое постоянство в передаче ими стереотипов. По отношению к ним (и к тому, что они могут быть отрицательными), бретонцы могут принимать несколько типов отношений.

Часть вторая: от покорности до независимости

Покорность

Согласно мнению большой части опрошенных, "прежде была отрицательная самоидентификация, бретонцы испытывали комплекс в отношении себя, но это прошло, с этим покончено". В основном, этот тип отношения проявляли мужчины. Большинство женщин, наоборот, сталкиваясь с этим вопросом, пытаются сказать то же самое, однако непроизвольно выраженные эмоции выдают их. Например, одна женщина, которую в своем опросе я назвал Элен, говорит, с первых секунд: "Факт быт бретонкой? О, это не представляет большой проблемы в том смысле, что у меня есть бретонский акцент, или что меня часто упрекают в этом". Затем, в ходе беседы, обнаруживается, что акцент это ее постоянная мука. Так же как она, некоторое количество людей (которым только около сорока лет сегодня), пережили настоящий кошмар только из-за того, что их родной язык был бретонским или потому что они имели сильный акцент. Это отношение символического подчинения может, также, быть изучено в сравнении с различным отношением к клише, которые трудно носить, таким как "бретонец пьяница" или "бретонец упрям", разнящимся в зависимости от социального статуса, профессионального положения, пола, или происхождения опрашиваемых лиц.

Что касается стереотипа касающегося бретонского пьянства, то большинство интервьюированных его отклоняют говоря: "Нет, бретонцы не являются пьяницами, это люди которые умеют жить, это гуляки!" Другие, менее мятежные, говорят что "бретонский алкоголизм может быть существовал прежде" или что "он существует, может быть в других регионах Бретани". Наконец, некоторые бретонцы признают: "да это верно, алкоголизм имеет место". Какие категории опрашиваемых высказали это последнее мнение? Женщины, сельскохозяйственные рабочие и жители Нижней Бретани. Та же ситуация с пресловутым бретонским упрямством: для некоторых респондентов, "бретонцы являются стойкими людьми, идущими до конца того, что они делают". Но другие признают: "да, это верно, упрямы, ограничены" и это, опять же, мнение сельскохозяйственных рабочих, жителей Нижней Бретани и женщин.

Отрицательная самоидентификация остается, таким образом, пластом в сознании. Тем не менее, в настоящее время, как считает большая часть опрошенных, она принадлежит скорее к прошлому.

Символическая инверсия и ее подводные камни

Бретонцы пытались трансформировать то что, в изображении их самих, было им неприятно. Мы возьмем два примера этой борьбы против отрицательных представлений: сельское хозяйство и бретонский язык. Это, конечно, два очень различных случая, но в каждом из них мужчины и женщины сражаются против отрицательного мнения о себе, и в каждом из них, они сталкиваются с подводными камнями.

Современное сельское хозяйство.

Французские романы XIX века давали бретонским крестьянам отрицательное и архаичное изображение. После второй мировой войны, эти последние боролись за то, чтобы сделать бретонское сельское хозяйство высокопроизводительным. Сельскохозяйственное производство в Бретани, осуществило, с шестидесятых до девяностых годов, впечатляющий рывок вперед, полностью сохранив высокую сельскую плотность и социальную прослойку в бретонских деревнях. В контексте сегодняшней безработицы, это ценное преимущество. Однако, несмотря на эти значительные достижения, которые подняли бретонскую агрокультуру во главу европейского сельского хозяйства, бретонцы занимающиеся сельским хозяйством столкнулись с двумя проблемами.


Случайные файлы

Файл
13993.rtf
116599.rtf
85056.rtf
18057.rtf
161564.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.