Карл Росси и рыбинские купцы (75417-1)

Посмотреть архив целиком

Карл Росси и рыбинские купцы

М.С. Емельянова

Вопрос о том, реально ли присутствие знаменитого К.И. Росси в Рыбинске, уже обсуждался в краеведческой литературе о городе. Об этом писали Н.С.

Борисов и Л.М. Марасинова в книге «Рыбинск. Мышкин. Пошехонье. Архитектурно-художественные памятники XVII-XIX веков». Однако они лишь частично выявили те памятники, которые приписываются знаменитому архитектору, не затрагивая проблемы создания проектов для рыбинских купцов и точности воспроизведения проектов в конкретных зданиях, что мы и попытаемся сделать в этой статье.

В ретроспективе авторитет Росси видится нам настолько бесспорным, что трудно усомниться в желании рыбинцев видеть его архитектором, проектирующим для города. Однако более тщательный анализ фактов вынуждает оценить ситуацию иначе.

Несомненным остается лишь тот факт, что архитектор создал в 1811 году для молодого Рыбинска 18 образцовых проектов, в число которых входило 14 домов, фасад каменного гостиного двора и хлебной пекарни, а также деревянных гостиного двора и хлебной пекарни. Сами проекты хранятся в настоящее время в Центральном государственном военноисторическом архиве Москвы.

Рассмотрим эти проекты более подробно. Наибольший интерес в художественном отношении имеют каменные купеческие особняки. Они делятся на несколько групп: 1) особняк с портиком из колонн или пилястр с фронтоном, 2) дом с мезонином, 3) дом с классическим членением фасада, 4) дом с четным количеством осей.

Все проекты зданий были выполнены для представителей местного купечества и мещанства. Серия производит целостное в своем художественном своеобразии впечатление. Наиболее впечатляют особняки первой группы. Их проекты были выполнены для купцов Ивана Крашенинникова, Лаврентия Крашенинникова, Михаила Тюменева и Алексея Тюменева.

Проект дома Ивана Крашенинникова – самый грандиозный из всей серии.

Его уличный фасад состоит из 13 осей, проходящих по линии окон двух этажей.

Первый этаж, обработанный ленточным рустом с небольшими прямоугольными окнами, украшенными замками, образует цоколь, на который опирается портик второго этажа. Портик состоит из шести ионических колонн, поддерживающих треугольный фронтон и образующих в центре фасада балкон. Особняк выглядит внушительно. К сожалению, этот проект не был реализован, хотя он по праву мог бы стать одним из самых ярких образцов ампира в Рыбинске наравне с лоцманской биржей и гостиными дворами. Дом напоминает скорее не городскую усадьбу, а загородную резиденцию или общественное здание. Заметим, что купцы Крашенинниковы были одними из самых богатых купцов города. Они на протяжении XVIII–XIX веков активно участвовали в деловой и общественной жизни Рыбинска, были почетными гражданами города, имели тесные деловые контакты с СанктПетербургом. Возможно, купец лично встречался со знаменитым архитектором и обсуждал проект своего особняка. Проект дома выполняет знаковую роль. Он призван свидетельствовать о высоком общественном статусе владельца. Такая ситуация, впрочем, типична для периода классицизма, когда ценилась общественная жизнь человека, его общественное положение, а дом как нельзя более наглядно демонстрировал успехи своего владельца.

Особняк Лаврентия Крашенинникова значительно меньше. Он имеет семь осей по линии главного фасада. Это двухэтажное здание, первый этаж и углы второго у которого обработаны рустом.

Прямоугольные окна первого этажа украшены замковым камнем. Четыре полуколонны, объединяющие оба этажа, поддерживают фронтон. Горизонтальный поясок разделяет оба этажа. Окна во втором этаже больше, чем в первом. Они строятся по классическому образцу: длина составляет две ширины. По низу окна украшены небольшой лепной гирляндой.

Спокойная гладь стены и скромные украшения окон, величественный портик противопоставляются раскрепованному карнизу. Дом перекрыт крышей на два ската, карниз украшен дентикулами.

Проект особняка Михаила Тюменева имеет много общего с домом Лаврентия Крашенинникова. На его фасаде также располагается семь осей окон. Оба этажа объединяет четырехколонный портик, первый этаж украшен ленточным рустом, а его окна – замком. Однако дома не производят одинакового впечатления.

Этажи особняка Тюменева разделяет двойная горизонтальная тяга. Окна верхнего этажа лишены декора, а замковый камень нижнего украшен масками.

Фронтон прорезан полуциркульным окном. Особняк выглядит более легким, стройным по сравнению с цельным, величественным монолитом Крашенинниковых.

Дом Алексея Тюменева также относится к вышеозначенной группе. Он значительно меньше своих предшественников. Главный фасад двухэтажного особняка прорезают пять осей окон.

Центр выделен портиком из четырех ионических полуколонн, поддерживающих треугольный фронтон. Оба этажа украшены ленточным рустом. Окна первого этажа меньше окон второго и украшены замком. Три окна в центре второго этажа лишены украшений, а под боковыми располагается полочка.

Все четыре чертежа демонстрируют типичные классицистические купеческие особняки. Они должны были выделяться из общей городской застройки и являют собой не обычный городской дом, а центр усадьбы, который рассчитан на восприятие с разных точек зрения.

Невозможно представить, чтобы эти посвоему величественные здания стали бы частью типовой городской застройки, да еще «сплошной фасадой», что характерно для некоторых центральных улиц Рыбинска. Эти проекты должны были определять застройку улицы, стать ее своеобразными архитектурными доминантами, на которые должны были ориентироваться архитекторы в дальнейшем строительстве.

Вторую группу, как мы уже заметили, составляют проекты домов с мезонином. Это дома, проектировавшиеся для купцов Антипа Суроежина, Ивана Селецкого и посадского Дмитрия Шонгина.

Наиболее величественное впечатление производит дом посадского Дмитрия Шонгина. Это двухэтажное здание с мезонином, главный фасад которого содержит 11 осей окон. В первом рустованном этаже небольшие прямоугольные окна украшены замковым камнем. Над двумя входами, располагающимися по бокам фасада, также украшение в виде замка. Первый этаж ниже второго, поэтому он выглядит как цоколь, на котором возвышается дом. Центр фасада отмечен пятиоконным ризалитом. Боковые окна верхнего этажа не имеют наличников. Окна ризалита богато украшены лепниной. Окна мезонина весьма невелики, под ними помещаются полочки.

Пышное украшение окон ризалита еще больше способствует выделению центральной оси фасада. Здание помимо вертикального имеет горизонтальное членение. Его разделяет межэтажный поясок и тяга, тянущаяся по низу окон второго этажа. Это способствует видимому облегчению длинного фасада, позволяет избежать монолитности и монотонности. Здание выглядит стройнее, как бы устремляется ввысь. Вполне очевидно, что первый этаж проектировался не жилым, а служебным и предназначался для торговых помещений или складов.

Точно так же для целей торговли, скорее всего, предназначались и первые этажи домов Антипа Сураежина и Ивана Селецкого. Они гораздо меньше рассмотренного выше проекта. Оба фасада имеют семь осей окон. Вход располагался в центре первого этажа. Оба здания имеют горизонтальное членение и трехоконный мезонин, что способствует четкому выделению центральной оси. Окна нижнего рустованного этажа также украшены замковым камнем. Проекты Сураежина и Селецкого различаются лишь рисунком окон второго и мезонинного этажей, однако этот рисунок не выпадает из классического стиля, в котором проектировались оба дома.

Дом с мезонином, в отличие от особняка, встречается в Рыбинске гораздо чаще. Такая ситуация не случайна.

Особняк – здание, являющееся собственностью претендующего на высокое общественное положение владельца, не мог быть распространен в Рыбинске по причине того, что в начале XIX века в городе просто не было людей, могущих себе позволить подобное строительство. Дом же с мезонином – явление весьма распространенное среди «образцовых» проектов, в огромном количестве распространявшихся по стране. Такой тип здания позволял органично вписать его в уже сложившийся архитектурный ансамбль любой из улиц. Кроме того, жилым в данных проектах становится второй этаж – помещение, предназначавшееся для частной жизни владельцев. Первый этаж выглядит в экстерьере как цоколь, на котором высится здание, и имеет служебное назначение. Такого типа дома были удобны для их владельцев, основным делом которых являлась торговля. Им не нужно было искать дополнительных помещений для развития дела.

Следующая группа – проекты, не отклоняющиеся от классицистического канона. К ним относятся дома Михаила Жилова, Антипа Тюменева, Дмитрия Яблокова, Михаила Бычкова, Павла Куракина, Павла Сураежина.

Проекты, выполненные для посадских людей Михаила Бычкова и Павла Сураежина, имеют сходные в планировке черты. Это двухэтажные здания в пять осей с небольшим трехоконным ризалитом в центре фасада. По бокам и в центре первого этажа дома Михаила Бычкова расположены три двери, а также окнавитрины. Второй этаж по бокам также украшен ленточным рустом и противопоставляется глади стены ризалита. Под прямоугольными боковыми окнами (длина – две ширины) помещаются полочки. Окна ризалита украшены пышной лепниной, карниз раскрепован. Помимо вертикального членения с выделением центра фасада проект имеет также горизонтальное членение в виде межэтажной тяги. Само здание производит впечатление строгой симметрии, столь характерной для зрелого классицизма. Оно не выглядит слишком уж «типовым». Архитектор попытался придать оригинальность этому дому облегчением первого этажа путем дверных проемов и широких окон, а также применением руста по бокам второго этажа, что придает зданию большую стройность, подчеркивает симметрию фасада и выделение его центральной оси.


Случайные файлы

Файл
89061.doc
11513-1.rtf
128875.rtf
19517-1.rtf
63334.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.