Конфуцианско-даосистский тип культуры. Культура Китая (71392-1)

Посмотреть архив целиком

Конфуцианско-даосистский тип культуры. Культура Китая

Древнекитайская цивилизация.

Эпоха древнекитайской цивилизации восходит к рубежу III - II тыс. до н.э. концом ее считают крушение империи Хань (220 г. н.э.).

Специфика, природных условий в значительной мере обусловила ряд важнейших особенностей древнекитайской цивилизации. Климатические условия были более суровыми, чем в Египте, Шумера, Индии, поэтому государство сложилось гораздо позже и на более высоком уровне развития производительных сил. Сыграло свою роль и то, что до середины I тыс- до н.э. Древний Китай развивался почти в отрыве от других цивилизаций.

Китайский этнос создал особый тип культуры, отличающий его от культур других народов. Социальная этика и административная практика здесь всегда играли более значительную роль, чем мистика или поиски индивидуального спасения. Величайшими пророками здесь считались те, кто учил жить достойно, в соответствии с принятой нормой, а не ради спасения на свете.

Начиная со II тыс. до н.э. китайцы верили многим богам, приносили им жертвы, затем на первый план выходит шанди, но и он воспринимался как первопророк и бог одновременно.

Всекитайский пантеон.

Система богов, ритуалов и культов в рамках гигантской структуры религиозного синкретизма была сложной и многоярусной. На высшем его ярусе находились общегосударственные культы Неба и Земли, отправлявшиеся в их полном объеме лишь самим императором в специальных столичных храмах. Храм Неба и доныне являет собой архитектурную достопримечательность Пекина: это обширный комплекс, ведущее положение в которой занимает трехъярусное куполообразное здание, круглое в плане, с мраморными террасами и балюстрадами; оно обычно оживало и красочно светилось в ночь церемониала, свершавшегося под Новый Год.

К числу божеств, имевших всекитайское распространение и значение, относились основатели трех религий - Конфуций, Лао-цзы и Будда; причем первое место среди них, бесспорно, принадлежало Конфуцию, храмы в честь, которого были в каждом уездном городе (их в Китае насчитывалось около 1500). Общекитайским поклонением пользовались и некоторые другие мудрецы - древние мудрецы типа Хуанди и Фуси, бодисатвы и будды Амитаба, Майтрейя, Гуань-инь, а также некоторые обожествленные герои, как, например, бог войны Гуань-ди, некогда отважный полководец времен Троецарствия (Ш в.), превратившийся со временем в популярное божество, покровительствовавшее уже не столько военным, сколько торговцам и богатству.

К числу высших всекитайских божеств относился и Великий Нефритовый император Юйхуан шанди - персона несколько необычного типа, в первые появившаяся в китайском пантеоне на рубеже I - II тысячелетий н.э. и довольно быстро превратившаяся в верховного главу всех божеств, духов, героев и демонов этого пантеона. Культ Юйхуана шанди окружившего себя на небе бесчисленным множеством «министров», чиновников, канцелярий и ведомств и бывшего, таким образом, зеркальной копией императора земного, - это естественное порождение, закономерное завершение тех принципов рационалистического осмысления потустороннего мира, которые были свойственны китайскому мышлению. Однако этот популярный культ, плоть от плоти гигантской системы религиозного синкретизма, нуждавшейся хоть в поверхностной упорядоченности ее пантеона, был враждебно воспринят верхами китайского общества. Не желая видеть в порождении народных суеверий конкурента великого Неба, копий земного сына Неба, императоры не раз пытались запретить культ Юйхуана шанди, но в представлении народа он так и остался великим небесным правителем.

Более скромна по рангу, но неизмеримо более многочисленна группа локальных культов, центральное место в которой занимали божества - покровители территории, деревенские туди-шэни и городские чэн-хуаны. Те и другие охраняли население от опасностей и невзгод. Они выступали в качестве арбитров (суд в храме чэн-хуана в Китае походил на «божий суд» в христианском европейском средневековье) и посредников перед лицом великого Юйхуана шанди, которому регулярно обязаны были давать отчет о положении дел на вверенной им территории. Параллельно с чэн-хуаном и туди-шенями действовало и множество других локальных духов, ведавших горами, реками и т.п.

В рамках каждой семьи или социальной корпорации действовали другие духи, отвечавшие за порядок среди своих подопечных. На первом месте среди них по популярность был дух домашнего очага Цзао-шэнь. Бумажный лубок с его изображением висел в каждом доме. Считалось, что за семь дней до Нового года Цзао-шэнь отправлялся с докладом к Юйхуану шанди. Пока Цзао-шэнь пребывал с докладом на небе, семья тщательно готовилась к Новому году - самому большому празднику в стране. Все чистилось, убиралось. Считалось необходимым к Новому году расплатится с долгами:, привести все дела в порядок. Праздник начинался в полночь, когда под гром хлопушек и вспышек фейерверков семья встречала возвращавшегося Цзао-шэня, в честь чего на стену вешалось новое его изображение.

Если в сказках Запада дракон чаще всего - страшное чудовище, олицетворение зла, с которых сражается носитель добра, в Китае дракон не редко был символом добра, мира и процветания. Гораздо реже он воспринимался как носитель зла. Праздник дракона пятого числа пятого месяца - один из самых любимых в Китае. В этот день на празднично украшенных лодках ездили по рекам и приносили жертву законам - повелителям вод.

Кроме дракона китайцы почитали и других священных животных -сказочную птицу феникс, единорога-цилиня и черепаху. Благоговейно, со священным страхом почитали они тигра - царя зверей, на лбу которого в изображениях, часто чертили знак "ван" (царь). Тигр считался кроме того, грозой демонов болезней и, следовательно, в какой-то мере патроном здоровья. Его клыки и когти высоко ценились: обрамленные в серебро, они служили ценными амулетами, растолченные в порошок -целебными снадобьями. Почитались в Китае также коты, петухи, обезьяны, змеи. Конечно, это было не то священное почитание, с какими индийцы относили к корове. Просто эти животные пользовались некоторым покровительством, а их духам, изображавшимся в их же облике, в особых кумирнях время от времени приносили жертвы.

Существенное влияние не только на последующее развитие философии, но и особенности на развитие религии, оказала книга. «Дао-дэ-пзин» («Книга о Дао»), представляющая собой сборник афоризмов, мудрых, но порой странных и загадочных изречений.

Центральной идеей философии Лао-Цзы (около VI века) была идея дао. Слово "дао" на китайском языке буквально означает путь; но в этой философской системе оно получило гораздо более широкое метафизическое, религиозное содержание. Дао означает не только путь, но и образ жизни, метод, принцип.

Основная идея практической философии, или этики Лао-Цзы: это принцип недеяния, бездействия, квиетизма. Всякое стремление что-либо изменить в природе или в жизни людей осуждается. Злом считает Лао-Цзы и всякое знание: «святой муж», управляющий страной, «старается, чтобы мудрые не смели сделать что-нибудь. Когда все сделаются бездеятельными, то на земле будет полное спокойствие». «Кто свободен от всякого рода знаний, тот никогда не будет болеть».

Главная добродетель - воздержание. «Аля того, чтобы служить небу и управлять людьми, всего лучше соблюдать воздержание. Воздержание - это первая ступень добродетели, которая и есть начало нравственного совершенства».

Учение Лао-Цзы послужило основой для развития даоской религии, одной из трех господствующих ныне в Китае религий.

Почти одновременно с философскими книгами Лао-Цзы и его учеников появилась в Китае и другая группа философских сочинений, восходящая к родоначальнику другой господствующий религии Китая - Кун-цзы, или Конфуцию. Философия Конфуция а школа, ведущая, от него свое происхождение, коренным образом отличаются от философской системы Лао-Цзы. Они отражали взгляды и интересы чиновничества.

Классические конфуцианские книги распадаются на «Пятикнижие» («У-цзин») и «Четверокнижае» («Сы-щу»). Эти книги далеко не все могут считаться религиозными. Некоторые из них к религий не имеют никакого отношения. Классическое «Пятикнижие» - еще и сейчас основной канон конфуцианской религии - состоит из следующих сочинений: древнейшая книга - «И-цзин» («Книга перемен») - сборник магических формул, заклинаний; «Шу-цзин» («Древняя история») - история легендарных императоров, религиозного содержания в ней мало; «Ши-цзин» («Книга песнопений») - сборник древней поэзии, отчасти космологического и мифологического содержания (в последней из четырех частей сборника есть и чисто религиозные песни или гимны, исполнявшиеся в связи с религиозными обрядами и жертвоприношениями); «Ли-цзи» («Книга церемоний») - описание многочисленных обрядов, далеко не все из которых имеют религиозное значение, «Чун-цю» («Книга весны и осени») - это хроника одного из Китайских княжеств, очень краткая, сухая, лапидарная, ни каких религиозных элементов не заключающая.

«Сы-щу» («Четверокнижие») состоит из следующих книг; «Да-сюе» («Великое учение») - учение о самоусовершенствовании человека, изложенное по Конфуцию одним из его учеников; «Чжун-юн» («Книга о середине») - учение о необходимости соблюдать во всем гармонию и не вдаваться в крайности; «Лун-юй» - книга изречений и афоризмов Конфуция и его учеников; «Меи-цзы» - учение философа Мен-цзы, самого выдающегося из позднейших учеников Конфуция.


Случайные файлы

Файл
73579.rtf
19233-1.rtf
94880.rtf
53585.doc
56109.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.