Художник М.В. Нестеров (ref-21003)

Посмотреть архив целиком

М.В. Нестеров (1862 - 1942гг.)



























Михаил Васильевич Нестеров, проживший восемьдесят лет, пережил в своей долгой и многотрудной творческой биографии два пика -- признание как одного из первых религиозных художников рубежа веков и как одного из лучших портретистов, классика советского искусства предвоенной поры. Придворный художник царской фамилии, в свое время расписывавший престижные, грандиозные храмы по заказу приближенных самодержца, он за год до кончины был удостоен Сталинской премии...

При этом никому и в голову не приходило счесть Нестерова ловким приспособленцем: мало кто имел в художественных кругах столь прочный нравственный авторитет, равно пользовался признанием интеллигенции и рядовых зрителей. Это и понятно: воспитанник московской передвижнической школы, несмотря на увлечение евангельскими, иконописными сюжетами, он всегда держался простого и ясного художественного языка.

Родился Нестеров Михаил Васильевич 19 мая 1862 года в Уфе, в интеллигентной купеческой семье, интересовавшейся искусством. До 12 лет Нестеров учился в Уфе, в гимназии, потом перешёл в реальное училище Воскресенского в Москве. Но ученье плохо давалось ему. С ранних лет в нём стала проявляться большая любовь к рисованию. Директор Воскресенский обратил внимание на это и убедил родителей отдать мальчика в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, куда Нестеров и поступил во 2-ой половине 70-х годов. Здесь, среди однокашников, он познакомился с Левитаном, которого уже на школьной скамье все в училище называли «талантом».Эта дружба с Левитаном сыграла впоследствии немаловажную роль в развитии Нестерова как пейзажиста.

В московском училище живописи и зодчества его руководителем был профессор В.Г. Перов. Вполне понятно, что первые произведения Нестерова носят явный отпечаток влияния Перова, начиная с сюжета и кончая последней карикатурной фигурой («После бани», «Знаток», «Домашний арест», «Жертва», «Приятели» и др.).

Поначалу колеблющийся в своих вкусах, потом решительно неудовлетворённый направлением, царившим в Училище живописи, ваяния и зодчества, М.В. Нестеров в 1881г. переезжает из Москвы в Петербург, чтобы поступить в Академию художеств к увлёкшему его тогда Крамскому.

Это ему легко удаётся. Однако и здесь его ждало разочарование. Крамской ничего не сказал ему нового, талант молодого художника ни только не получил должного признания, но не был даже как следует замечен, и Нестеров вновь возвращается в Москву, в покинутое училище, которое и заканчивает с успехом в 1886г., награждённый званием «классного художника» и большой серебряной медалью за картину «До государя челобитчики».

Затем появились его "Христова невеста" (в Третьяковской галерее) и "За приворотным зельем".

Р

Видение отроку Варфоломею

анние произведения Нестерова, считавшего себя учеником В.Г. Перова и В.Е. Маковского, выполнены на исторические сюжеты в реалистической манере передвижников. Но вскоре в его творчестве наступил резкий перелом. Отныне художник стремился передать тоску по утраченному, несбыточному, воплотить тему мятущейся души, готовой скрыться от мирских треволнений за стенами монастыря, и, наконец, тему уединения, душевного покоя, раскрыть которую мастеру помогал лирический русский пейзаж. Сам Нестеров называл направление, в котором работал, «
опоэтизированным реализмом». Уходя в мир чувств, он искал свой идеал в глубоко и искренне верующих людях прошлого.

Большой успех имели на выставках товарищества передвижников картины Нестерова: "Пустынник" (в Третьяковской галерее; повторение в музее Александра III) и, в особенности, "Видение отроку Варфоломею" (преподобному Сергию Радонежскому; также в Третьяковской галерее).

«Видение отроку Варфоломею» - центральное произведение Нестерова. В его основу лёг эпизод из жития преподобного Сергия Радонежского - одного из самых почитаемых святых на Руси, основателя Троице-Сергиевой лавры. Мальчик – пастушок Варфоломей (будущий Сергий) потерял жеребят в лесу. Отправившись на поиски, он забрёл в пустынное место, и встретил не­знакомого старца – священника. Тот дал отроку кусочек просфоры и, вместе с ним, тягу к учению и просветлению.

В стилистике картины отчётливо проступают признаки национального варианта модерна. Местом действия служит реальный среднерусский пейзаж в окрестностях Абрамцева. Через природу художник пытался донести настроение созерцательности и умиротворения.

Это полотно открывало так называемый «Сергиевский цикл», в который ещё вошли «Юность преподобного Сергия» (1892- 1897гг.), «Труды Сергия Радонежского» (1896 - 1897гг.), «Преподобный Сергий Радонежский» (1899г.). Когда профессор Прахов, заведовавший живописными работами в киевском Владимирском соборе, и В.М.Васнецов – главный исполнитель этих работ – увидели на Передвижной выставке «Пустынника» и «Ведение отроку Варфоломею», они тут же предложили Нестерову участвовать в росписи собора.

Нестеров приступил к росписи Владимирского собора в Киеве в конце 1890г и работал там, почти без перерыва, вплоть до 1894 года.

Н

Юность преподобного Сергия

елегко дались эти четыре года росписи Владимирского собора Нестерову. Ему
принадлежат запрестольные образа в двух приделах на хорах и по 10 других образов там же, по 4 образа в диаконике и жертвеннике и "Богоявление" в крестильнице.

«Художник был поставлен в необычные для него условия: он должен был писать святых с широко раскрытыми глазами на грандиозных площадях церковных стен, к которым он не привык. Пышный русско-византийский стиль его сбивал с толку. И несмотря на это, там, в этом пышно-великолепном соборе, нашлись скромные и уединённые уголки, где приютились смиренные и грустные создания Нестерова: на маленьких боковых иконостасах нижнего и верхнего этажей есть миниатюрное Благовещенье, иконы святой Варвары, Бориса и Глеба, где теплится это глубоко сладостное святое чувство самоуничижения. Мать, рождающая младенца на неслыханные страдания, мать, сердце которой пронзено мечом печали и согрета светлой радостью рождения, - она полна у Нестерова неземного очарования.… И мученики, отдающие плоть на растерзание, радостно вкушающие красоту боли и мучения, раскрывающие объятия смерти в провидении вечной близости к Богу, - это образы незабываемые», - так отзывается об этой дебютной работе Нестерова – иконописца Мстислав Формаковский.

Этой росписи Владимирского собора было довольно, чтобы имя Нестерова прогремело в России с тою силой, что и имя Васнецова.

С этого времени Нестеров, едва кончая роспись одного храма, принимался уже за работу для другого. В 1898 году по инициативе наследника Георгия, Нестеров приглашается на Аббастуманские горы для росписи дворцовой, во имя Александра Невского, церкви. В течение 5-6 лет Нестеров исполнил лично 50 композиций на стенах и иконостасе. К сентябрю 1904 г. все работы были закончены, а эскизы главнейших произведений приобретены в Музей Александра III.

С

Великий постриг

тенописи Нестерова изображают земную жизнь Спасителя, Богоматери, хоры ангелов, евангелистов святых, и т.д. Почему-то, прежде всего и невольно внимание останавливается именно на святых. Вот святая Нина, покровительница Грузии, умеренно строгая, черноокая женщина на фоне приятно синеющих гор. Вот Александра, святая царица, в короне, в богатом уборе; святой Пантелеймон, миловидный отрок, с целебными травами в руке, в нарядных чистеньких лопатках; святой Георгий, легко поражающий копьём нестрашного розоватого дракона; преподобный Сергий, заботливо облачённый в традиционные одежды схимника; святой Анастасий, святая Татьяна, святая Ксения, - все они хорошенькие, немного жеманные, все с подчеркнуто большими глазами.

Им написаны иконы для церквей в Новой Чартории (Волынской губернии) и в Гаграх (на Кавказе). В последнее время им выполнена обширная роспись нового собора Марфо-Мариинской обители в Москве, и написаны образа для собора в Сумахе. Внимания заслуживают также картины Нестерова: "Юность преподобного Сергия" (1892 - 97; в Третьяковской галерее), "Под благовест" (в Тенишевском музее, в Смоленске), "Труды преподобного Сергия" (1896 - 97; в Третьяковской галерее), "На горах" (у графа Меринга , в Киеве), "Великий постриг" (1897 - 98; в музее Александра III), "Благовещение" (собственность Государя Императора), "Преподобный Сергий Радонежский" (1891 - 99; в музее Александра III), "Святая Русь" (в музее Академии Художеств), "Святой Димитрий Царевич убиенный" (1899; в музее Александра III), акварель "Прощание преподобного Сергия с князем Димитрием Донским" в Третьяковской галерее). Здесь художник не описывает конкретных событий. Это – события православной духовной жизни.

Вся церковная живопись (составляющая половину всех произведений Нестерова), отнимавшая так много времени и энергии у трудолюбивого художника, оставляла, тем не менее, достаточно возможности и для чистой станковой живописи. Одновременно мастер запечатлел образы монахов и пустынников, старцев-отшельников, мечтателей и печальных девушек. Все они предстают на фоне неброских русских пейзажей. Природа на картинах Нестерова всегда тиха и спокойна. Здесь не бушуют бури, не льют дожди, не грохочет гром, и ветер не качает деревьев. Голубизна неба безмятежно чиста, прозрачна. Одинокие скиты, главки деревянных церквей на фоне неба – всё это поддерживает ощущение прочной связи прошлого с настоящим.

Программными произведениями мастера стали: “Святая Русь” (1905 г.) и на “На Руси” (“Душа народа” 1916 г.). На первой картине художник представил Христа в окружении русских святых и народа на фоне русской природы. В 1907г. картина была приобретена в собственность Академией Художеств. В 1910 г. Нестерову было присвоено звание академика.

Н