Египетские пирамиды (21909-1)

Посмотреть архив целиком

Эпоха возрождения возродила интерес к пирамидам.

В 1638 году Джон Гриве, 36-летний математик и астроном, окончивший Оксфорд и преподававший геометрию в Лондоне, решил отправиться в Египет. Он исследовал внутренние ходы пирамиды Хеопса и первым произвел измерения ее размеров, хотя и ошибся в расчетах. Высота пирамиды, по его расчетам, равнялась 144 или 149 метрам, если принимать в расчет отсутствующий замковый камень. Погрешности в его расчетах не превысили трех-четырех метров.

Гриве измерил длину основания, которая составила 208 метров; он ошибся примерно на двадцать метров, что понятно: основание было усыпано камнями и было трудно судить, где начинается первый слой.

За заслуги в исследовании пирамиды Гриве был удостоен звания профессора астрономии Оксфордского университета. Все наблюдения и расчеты он скрупулезно описал в труде под названием «Пирамидография». Перед отъездом в Англию Гриве оставил свои инструменты, включая десятифутовый шест, юному венецианцу, которого повстречал в Египте и который сопровождал его в путешествиях к пирамиде, Тито Ливио Бураттини, жаждавшему не меньше Гривса определить не только точные размеры пирамиды, но и единицу измерения, в соответствии с которой она строилась. Но его экспедиция не смогла выполнить своей задачи, геодезическая ценность пирамиды была забыта; ее загадки остались нераскрытыми, так же как и тайны ее соседа Сфинкса, который к тому моменту был уже сильно разрушен ветрами Ливийской пустыни.

Вплоть до Войны за независимость в Северной Америке (1775—1783) серьезных исследований пирамиды не проводилось. В 1765 году Натаниэль Девисон, который позже стал британским консулом в Алжире. Девисон оказался отважнее Гривса он тщательнее исследовал тунели и колодцы пирамиды. Но ничего представляющего исторический либо архитектурный интерес, найти не удалось.

В последний день месяца флореаля IX года революции (19 мая 1798 года) двадцатидевятилетний генерал Бонапарт отплыл из Тулона с 35-тысячным войском на 328 судах, намереваясь завоевать Египет — плацдарм для похода на Индию. Устав от офицерской компании, Наполеон большую часть времени проводил в кругу эрудированных ученых. Он взял их с собой как знатоков египетской истории в надежде на то, что они смогут расшифровать египетские иероглифы и честь этого открытия выпадет на долю французов. На борту флотилии насчитывалось 175 ученых. Открытия, сделанные учеными внутри пирамиды, нельзя было назвать сенсационными.

Снаружи им повезло больше. Эдме-Франсуа Жомар- молодой ученый, обойдя вокруг пирамиды, был поражен количеством песка и камней, наваленных вокруг. С помощью ста пятидесяти оттоманских турок французы расчистили северо-восточный и северо-западный углы, и здесь им посчастливилось сделать важное открытие.

Они обнаружили «эспланаду», на которой первоначально была возведена пирамида, а также две пустые прямоугольные впадины размером 3 на 3,6 метра, уходящие примерно на полметра в основную кладку, на одном уровне, где когда-то находились угловые плиты. Это дало ученым две исходные точки, позволяющие измерить площадь основания пирамиды. Хотя северную сторону по-прежнему закрывали кучи мусора, Жомар сделал ряд замеров. Длина основания получилась равной 230,902 метра. Теперь требовалось рассчитать высоту пирамиды.

Жомару потребовался почти час, чтобы взобраться на вершину пирамиды. Он был поражен открывшимся видом на зеленую речную дельту на севере, черную полоску плодородной почвы на берегу Нила, волнистые дюны на западе. Арабские деревеньки на горизонте были похожи на муравейники; людей у подножия едва можно было различить.

Чтобы определить высоту пирамиды, Жомар сосчитал все ступени на расстоянии 144 метров. Произведя простейшие тригонометрические расчеты, он получил угол наклона, равный 51 градусу 19 минутам 14 секундам, и апофему 184,722. метра (апофема — наклонная высота пирамиды, или расстояние от вершины до центра каждого основания). Так как внешний слой оказался утраченным, была неизвестна его толщина, поэтому и длина апофемы была исчислена неточно; однако полученное значение 184,722 метра многое сказало Жомару. Порывшись в книгах, которые ученые захватили с собой в Египет, Жомар выяснил, что Александрийский стадий (во времена Эратосфена и Гиппарха) был равен 185,5 метра, что было близко к величине апофемы. Далее Жомар обнаружил, что расстояния между египетскими населенными пунктами, как установили французские военные топографы, также совпадают с классическими расстояниями между этими пунктами, вычисленными в стадиях, если стадий принимать за 185 метров.

Наконец, Жомар установил по книгам, что стадий иэ 600 футов должен равняться 1/600 географического градуса. Он вычислил, что длина дуги, равная одному градусу широты, на главной широте Египта равнялась 110827,68 метра. Разделив это значение на 600, он получил 184,712 метра. От полученного им значения апофемы эта цифра отличалась на десять сантиметров. Жомар задумался над следующим вопросом: могли ли египтяне построить свою систему измерения — стадии, локти и футы — исходя из размеров Земли и затем возвести, пользуясь этой системой, пирамиду? В подкрепление своей удивительной гипотезе Жомар обнаружил, что несколько греческих авторов отмечали, что периметр основания пирамиды равнялся половине минуты долготы. Иными словами, основание, умноженное на 480, было равно одному градусу. По другим греческим источникам основание пирамиды равнялось 500 локтям. Умножив 0,4618 метра на 500, он получил 230,9 метра, то есть длину основания, которую он только что рассчитал. Теория Жомара потрясла его коллег. В конце концов Жомар остался при мнений, что строители пирамиды располагали неким средством, позволяющим рассчитывать географический градус и длину окружности Земли, и обладали передовыми познаниями в географии и геодезии, которые и воплотили в Великой пирамиде.

Тем временем Наполеон, сам блестящий математик, который рассчитал, что из плит, из которых сложена Великая пирамида и соседние с ней сооружения, можно построить стену вокруг Франции высотой три метра и толщиной один метр, был зачарован Усыпальницей царя. 25 термидора (12 августа 1799 года) он посетил пирамиду всместе с имамом Мухаммедом, сопровождавшим его в качестве проводника. Бонапарт попросил оставить его одного в Усыпальнице царя, как, согласно легенде, сделал когда-то Александр Македонский.

Выйдя оттуда, он был необыкновенно бледен. На шутливый вопрос адъютанта, не увидел ли он там чего-нибудь сверхъестественного, Бонапарт резко ответил, что не собирается обсуждать это, и более спокойно добавил, что не желает, чтобы впредь упоминали об этом инциденте.

Спустя годы, когда Наполеон был уже императором он по-прежнему отказывался говорить о том, что произошло внутри пирамиды, лишь вскользь упомянув, что там он получил информацию о своей судьбе. На острове Святой Елены перед самой своей кончиной он хотел было сделать признание Лас Касесу, но потом покачал головой: «Нет. Какой смысл? Все равно вы мне не поверите».

Исследования продолжили Александр Уильям Кроуфорд (позже лорд Линдсей) и итальянец Кавилья, затем Полковник Ховард-Виз, сын генерала Ричарда Виза и внук графа Стаффорда который нанял профессионального гражданского инженера Джона Шае Перринга. Они расчистили тоннели и добрались до дна колодца, вскрыли потолок царской усыпальницы, обнаружили блоки с красными иероглифическими надписями, которые позднее были расшифрованы. Ховард-Виз решил расчистить часть завала в центре северного фасада, чтобы попытаться добраться до основания. В процессе этой работы он сделал великое открытие: две облицовочные отшлифованные известняковые плиты на нижнем уровне пирамиды были по-прежнему на месте. Вырезанные под идеальным углом и отполированные до блеска, плиты представляли собой красивое зрелище, как говорил Ховард-Виз, «угол был выполнен так великолепно, словно при помощи современных оптических инструментов. Стыки были едва различимы и были не толще серебряной фольги». Полковнику также удалось освободить от завалов часть фундамента, на котором возводилась пирамида и который тянулся на север. «Он был аккуратно уложен и тщательно обработан, — замечал Ховард-Виз, — но под постройкой он был уложен даже еще более аккуратно и абсолютно ровно».

Лишь немногие из блоков облицовки сохранили свой первоначальный вид. Сегодня их осталось всего три-четыре. Изначально их было двадцать семь тысяч — прекрасно уложенных и отполированных. В качестве реализации высокоточной технологии во всем мире сейчас не существует ничего подобного этой известняковой облицовке. Сама такая задача кажется невыполнимой. Кроме того, к еще большему удивлению, эти облицовочные блоки клались на быстро твердеющий гипс, что вынуждало совершать эту операцию сразу, безо всяких примерок и последующих исправлений. В действительности в современной промышленности по стандарту ДИН-875 приняты ошибки в 0,03 миллиметра на квадратный метр — гораздо большая величина, чем допускавшаяся при строительстве пирамиды. Сооружение каждого блока облицовки площадью двадцать квадратных метров, равнозначно полировке зеркала телескопа на горе Паломар (США). Чтобы уяснить величие труда египтян, достаточно вспомнить, что таких блоков было двадцать семь тысяч. Им удавалось тысячи лет назад производить серийно то, что современная промышленность стройматериалов выпускает только под маркой ручной выделки.

Полковник Хотел вывезти облицовочные плиты в Британский музей, но разъяренные мусульмане раскопали и откололи от них ровные края.


Случайные файлы

Файл
krim.doc
70099.rtf
fer-m_05.doc
2018-1.rtf
5129-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.