Диалектико-материалистическая теория культуры (20909-1)

Посмотреть архив целиком

ДИАЛЕКТИКО-МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ КУЛЬТУРЫ

1 Культура в контексте материалистического понимания истории.

Универсального определения культуры нет. Возможны разнообразные функциональные описания культурной области, которые всякий раз формулируются в зависимости от конкретных целей исследования, но целостного — сущностного — определения культуры, получившего бы общепризнанное распространение, не существует, хотя вместе с тем смысловой объем этого понятия считается интуитивно ясным. Понятие «культура» (лат. cultura возделывание, обрабатывание) изначально связано с «хорошим делом», не только с тем, что сделано, но и как, и зачем. А дело есть способ освоения мира. Культура — это своего рода призма, сквозь которую преломляется и высвечивается для нас все сущее. Сам человек также есть феномен культуры. Культура — это творческий принцип жизни личности и общества в целом;

это не просто умение, доведенное до уровня искусства, но и нравственно санкционированная цель.

Совокупность материальных и духовных ценностей, а также способов их созидания, умение использовать их для прогресса человечества, передавать от поколения к поколению и составляют культуру. Исходной формой и первоисточником развития культуры является человеческий труд, способы его осуществления и результаты.

К материальной культуре относятся прежде всего средства производства и предметы труда, вовлеченные в водоворот общественного бытия. Материальная культура — показатель уровня практического овладения человеком природой.

Культура — это такой социальный феномен, который охватывает не только прошлое, настоящее, но и простирается в будущее. Прошлая культура соучаствует, оживотворяется в нас в своих лучших образцах.

При всей кажущейся идеалистичности образа культуры как верхнего покрова «Тела» развивающейся Вселенной в нем нет ни грана мистицизма, напротив: культура здесь не противопоставляется природе, дух здесь не «спорит» с материей — они мыслятся в единстве, как органичное и естественное следствие эволюции Вселенной. В самом деле, было бы странным, если бы материя, породив дух, отторгла его как нечто чуждое ей. Изо дня в день замыкаясь в научной рассудительности, мы все чаще испытываем дефицит высокого. Приняв же этот образ, мы, нисколько не теряя земной почвы под ногами, все с большей заинтересованностью вглядываемся в высший — культурный — слой жизни, осознавая себя в нем и его в нас. Мы все больше задумываемся о тех отношениях, которые складываются между ним, с одной стороны, природной и социальной жизнью — с другой. Мы все больше осознаем, что именно культура, а не, скажем, материальное производство само по себе является истинной целью всей нашей деятельности. Феномен культуры предстает перед нами в своем истинном величии, вызывая не только благородную гордость, но и чувство ответственности, и даже опасение и тревогу, вызванные многочисленными проблемами современного мира.

В чем же, хотя бы приблизительно, состоит существо современных философских размышлений о судьбах культуры? У нас нет здесь возможности полностью отразить эту проблему, и потому ограничимся теми аспектами, которые позволят, во-первых, отчасти понять сущность и специфику культуры в ее соотношении с другими жизненными феноменами, а во-вторых, дадут возможность очертить контуры тех споров, которые ведутся сегодня о перспективах культурной эволюции человечества, ее направлении, издержках и перепутьях, о разбросе надежд и осуществлений. Таковыми будут мир ценностей, проблемы соотношения культуры с природой, с цивилизацией, с сознанием, проблема типологии культур и проблема массовой культуры.

Для философии культуры XX в. в отличие от XVIII и XIX вв., в которых культура и цивилизация чаще всего мыслились почти полными синонимами, характерно постепенное разведение этих двух понятий, первое из которых продолжает оставаться символом всего позитивного в этой ранее неделимой области, а второе в большинстве случаев получает нейтральную оценку, а порой и прямой негативный смысл.

Цивилизация, как синоним материальной культуры, как достаточно высокая ступень овладения силами природы, безусловно, несет в себе мощный заряд технического прогресса и способствует достижению изобилия материальных благ. Не нужно тратить лишних слов, чтобы доказывать очевидные факты благотворного влияния, которое оказало на общественную жизнь распространение технических изобретений, это аксиома. Вместе с тем техника, материальное изобилие сами по себе еще не означают собственно культурного, духовного расцвета, они не могут быть оценены как безусловно нравственные или же как безусловно безнравственные: они нейтральны. Культурная значимость технических завоеваний зависит от того, в каком ценностном контексте они используются, а это не только, например, орошение ранее неплодоносных земель, но и создание изощренных орудий массового убийства. Понятие цивилизации поэтому чаще всего связывается именно с этим культурно-нейтральным по своей внутренней природе развитием техники, которую можно использовать в самых разнообразных целях, а понятие культуры, наоборот, максимально сблизилось с понятием именно духовного прогресса. Цивилизация — это преобразованный человеком мир внеположных ему материальных объектов, а культура — это внутреннее достояние самого человека, оценка его духовного развития, его подавленности или свободы, его полной зависимости от окружающего социального мира или его духовной автономности. В западной философии встречается резко негативное отношение к цивилизации. Подобное отношение к цивилизации как к «агонии культуры» отчетливо сформулировал еще О. Шпенглер, и с тех пор это отношение к ней еще более укрепилось. К негативным качествам цивилизации обычно относят ее тенденцию к стандартизации мышления, ориентацию на абсолютную верность общепринятых истин, свойственную ей низкую оценку независимости и оригинальности индивидуального мышления, которые воспринимаются как «социальная опасность». Если культура, с этой точки зрения, формирует совершенную личность, то цивилизация формирует идеального законопослушного члена общества, довольствующегося предоставляемыми ему благами. Цивилизация все чаще понимается как синоним урбанизации, скученности, тирании машин, как источник дегуманизации мира. В самом деле, как бы глубоко ни проник человеческий ум в тайны мира, духовный мир самого человека остается во многом загадочным. Цивилизация и наука сами по себе не могут обеспечить духовного прогресса, здесь необходима культура как совокупное духовное образование, включающее в себя весь спектр интеллектуальных, нравственных и эстетических достижений человечества, которые являются не пассивными атрибутами материального бытия, но активным и самостоятельным слоем в объективно развивающемся историческом процессе.

2 Диалектика культурно-исторического процесса в теории общественно-экономических формаций.

В противоположность умозрительным рассуждениям философов прошлого об обществе вообще Маркс выдвинул категорию общественно-экономической формации, то есть общества, находящегося «на определенной ступени исторического развития«, общества «с своеобразным отличительным характером»1. Первобытнообщинное, рабовладельческое, феодальное, капиталистическое, социалистическое общества — вот классическая формационная «лестница» человеческой истории в ее прогрессирующем развитии. Качественно определенный, исторически конкретный тип социальной системы, взятый в единстве всех ее сторон — способа производства, состояний науки, искусства, всего многообразия и богатства духовной сферы, семейно-бытовых отношений и всего образа жизни людей, и есть общественно-экономическая формация.

Структура общественно-экономической формации характеризуется прежде всего категориями «базис» и «надстройка», которые призваны объяснить, каким образом производственные отношения определяют иные стороны социальной жизни — политические, правовые и др. и как эти последние в свою очередь воздействуют на экономическое развитие общества. Иными словами в социально-философской теории категории базиса и надстройки выделяются с целью конкретизации материалистического понимания структуры общества, установления причинно-следственных связей в общественной жизни. Уточняя значение этих категорий, В. И. Ленин пояснял, что основная идея материалистического понимания истории «состояла в том, что общественные отношения делятся на материальные и идеологические. Последние представляют собой лишь надстройку над первыми...»2. Базис — это совокупность производственных отношений, составляющих экономическую структуру общества, определяющую систему идеологических форм социальной жизни людей. Когда же говорят о надстройке, то имеют в виду совокупность идей и идеологических отношений, а также закрепляющих их учреждений и организаций (государство, политические партии, профессиональные союзы и иные общественные организации), свойственных данному обществу.

Ясно, что данные категории не исчерпывают всего многообразия явлений общественной жизни; такой, например, феномен, как наука (а также некоторые иные духовные явления), нельзя рассматривать как порождение той или иной экономической структуры общества, обозначаемой категорией базиса. Было бы весьма грубым упрощением включать науку в систему идеологической надстройки той или иной общественно-экономической формации, хотя, безусловно, и экономические, и идеологические отношения оказывают влияние на ее мировоззренческое содержание, на направление развития тех или иных областей знания (и прежде всего на обществознание).


Случайные файлы

Файл
180166.rtf
Shpora-2.1.doc
158713.rtf
103463.rtf
23781-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.