Чукотско-камчатские языки (19018-1)

Посмотреть архив целиком

ЧУКОТСКО-КАМЧАТСКИЕ ЯЗЫКИ

1. Термин "чукотско-камчатские языки" предложен в 1958 г. П. Я. Скориком; по его же данным, в состав чукотско-камчатской группы входит пять языков: чукотский, корякский, алюторский, керекский, ительменский. Именно в таком составе чукотско-камчатские языки (Ч.-к.я.) описаны в сборнике "Языки народов СССР" (Л., 1968, т. 5). В настоящем издании в качестве отдельных языков представлено только четыре: алюторский язык описан в одной статье с корякским как его диалект

2. Ареал распространения Ч.-к.я. - крайний северо-восток Азии (Чукотка и Камчатка); в прошлом он охватывал всю Камчатку, но в настоящее время, в связи с почти полным исчезновением ительменского языка, южная граница ареала проходит по середине полуострова; река Хайрюзова (западный берег) - река Озерная (восточный берег). Северо-западная граница ареала - река Индигирка, впадающая в Ледовитый океан. На Ч.-к.я. говорит коренное население Чукотского и Корякского автономного округов и Нижне-Колымского района республика Саха (Якутия); носители ительменского языка проживают в двух-трех поселках западного побережья Камчатки, административно входящих в Корякский автономный округ.

Языком межнационального общения в чукотско-камчатском ареале является русский.

3. По данным переписи 1989 г., общая численность чукотско-камчатских народов - ок. 27 тыс. чел.; однако говорящих на Ч.-к.я. существенно меньше. Так, число носителей чукотского языка, при общей численности 15 тыс. чел., составляет 70% от нее (наивысший процент в чукотско-камчатской группе); носителей корякского языка - 53% при общей численности 9200 чел. В это число входят и носители алюторского языка, которые при переписях всегда регистрировались как коряки. На керекском языке в 1991 г. говорили три человека (кереков при переписи учитывали как чукчей). В критическом положении находится и ительменский язык. Данные о численности ительменов в переписи 1989 г. (2500 чел.) сильно завышены; это объясняется тем, что ительменами записывались многие камчадалы (обрусевшие ительмены и русские старожилы Камчатки) в расчете на "северные льготы", которые существовали при советской власти. По переписи 1926 г. ительменов (без камчадалов) было 803 человека при практически стопроцентном числе носителей языка; по переписи 1959 г. - 1109 чел. (35% носителей); отсюда ясно, что цифра 1989 г. абсолютно неадекватна. Число носителей ительменского языка в настоящее время не превышает 100 человек.

4. В. Г. Богораз, автор первой сопоставительной грамматики чукотского, корякского и ительменского языков (1922), считал, что все эти языки связаны генетическим родством. Выводы Богораза базировались на довольно обширных материалах, собранных им и В. Г. Иохельсоном в начале XX в., но степень изученности этих материалов была недостаточно глубокой. На первый взгляд родство казалось несомненным: много общей лексики, сходные системы склонения и особенно спряжения, где парадигмы личных префиксов совпадают практически полностью, кроме того, Богораз ошибочно полагал, что ительменский язык - эргативный и имеет инкорпорацию. Принципиальные отличия обнаруживала фонетическая система. Богораз отмечал наличие в ительменском необычно громоздких стечений согласных (до шести в пределах одного слога), но специальной интерпретации этот факт у него не нашел.

Гипотезу Богораза поддерживал и всячески отстаивал Скорик. По мере накопления конкретных фактов и углубления знаний специфика ительменского языка становилась все более очевидной, и при изложении идеи генетической связи Ч.-к.я. постоянно приходилось делать оговорки, что "элементы сходства у четырех чукотско-камчатских языков больше, чем у этих языков с ительменским". отличия ительменского языка Скорик объяснял его "ранним обособлением" от языка-основы, и, следовательно, более длительным самостоятельным развитием, а кроме того - иноязычным влиянием; высказывалось предположение, что ительменский язык "поглотил" какие-то иные языки и представляет собой язык-конгломерат.

Альтернативная гипотеза была высказана этнографом И. С. Вдовиным и, независимо от него, Д. Уортом, - они считают, что ительменский язык не связан генетическими узами с другими языками чукотско-камчатской группы, а элементы общности являются результатом длительных и интенсивных контактов. Таким образом, чукотско-камчатская группа представляет собой не генетическую, а ареальную общность, своего рода языковой союз, состоящий из безусловно родственных чукотско-корякских языков и ительменского языка. Я отношусь к убежденным сторонникам именно этой гипотезы, так как она позволяет удовлетворительно объяснить большое количество фактов, хочется думать - все факты. Работы А. С. Асиновского по экспериментальной и сравнительной фонетике Ч.-к.я. подтверждают эту гипотезу.

В дальнейшем, для краткости, гипотеза, исходящая из презумпции генетического единства Ч.-к.я., именуется "гипотезой А", противоположная - "гипотезой Б".

5. Согласно "гипотезе А", ительменский язык обособился первым, но момент этого обособления, разумеется, не может быть указан даже приблизительно. Согласно "гипотезе Б", этот "момент X" был моментом не обособления, а начала контактов ительменского языка с чукотско-корякскими языками. Археологические данные указывают на то, что ительмены были автохтонным населением Камчатки, тогда как их южные соседи (айны) и северные соседи (коряки) появились на Камчатке позднее. Далее известно, что ительмены, образ жизни которых был оседлым, в отличие от кочевников чукчей и коряков, делились на три территориальные группы, говорившие на трех близкородственных языках. Наиболее тесные контакты с коряками имели ительмены западной группы, так как именно по западному побережью коряки со своими оленьими стадами проникали до самого юга Камчатки. Восточные ительмены, возможно, имели контакты с чукчами и наверняка с коряками, но в глубь их региона кочевники проникать не могли по географическим причинам: на восточном берегу не было корма для оленей. На юге Камчатки, наконец, была ительменско-айнская контактная зона. К сожалению, южный и восточный ительменский языки исчезли в начале XX в., а имеющиеся по этим языкам данные крайне скудны и ограничены лексическими списками при низком качестве записи. Сохранившийся до сих пор западный ительменский язык, как уже было сказано, подвергался наиболее интенсивному контактному влиянию чукотско-корякских языков.

Вряд ли возможно ответить на вопрос, когда именно произошло разделение чукотского и корякского языков. При отсутствии письменных источников сравнительно-исторические штудии сильно затруднены, и можно с равным успехом предполагать, что такое разделение произошло как до контакта с ительменами, так и после. С уверенностью можно утверждать только то, что чукотский и корякский - языки близкородственные, хотя и безусловно самостоятельные, обладающие собственной грамматической системой. Что же касается выделяемых Скориком алюторского и керекского языков, то они могут трактоваться и как диалекты корякского, но с тем же успехом и как самостоятельные языки. Гипотеза Скорика о том, что алюторский язык обособился от чукотского, а керекский - от корякского, представляется вполне адекватной. Она подтверждается сопоставительным анализом видо-временных систем, о чем специально см. ниже.

Менее убедительна гипотеза о наличии эскимосского субстрата как одного из факторов образования чукотско-камчатской группы. Более обоснованной представляется обратная гипотеза: о чукотско-корякском влиянии на грамматическую систему эскимосских языков. Это требует отдельного исследования. Сегодня можно достаточно уверенно сказать, что грамматическая структура чукотско-корякских языков эскимосского субстрата не содержит. Отдельные лексические заимствования, разумеется, не в счет.

Внешние связи чукотско-камчатских языков следует искать на американском континенте. По своей структуре все эти языки - скорее американские, нежели азиатские, следовательно, их носители - это индейцы, которые остались на территории Азии. Вопрос о связях чукотско-камчатских народов с индейцами ставили уже первые исследователи Камчатки С. П. Крашенинников и Г. Стеллер в 30-40-е гг. XVIII в. Наиболее вероятным напрввлением поиска представляются атапасские языки, но эта работа еще впереди.

Согласно "гипотезе А", предки чукотско-камчатских народов (включая праительменов) пришли на Чукотку и Камчатку все вместе и шли, по всей вероятности, со стороны материка. Разделяя "гипотезу Б", я полагаю, что пути чукчей-коряков и ительменов были различны: если первые кочевали с оленьими стадами с юго-запада и проникли на Камчатку с севера, через Чукотку, то собиратели и рыбаки праительмены проникли на Камчатку с юга, через Японию и Курильские острова. Момент их встречи, однако, установить вряд ли возможно.

6. Типичные фонетико-грамматические характеристики.

Фонетика

По составу гласных почти все Ч.-к.я. совпадают: и, э, у, о, а, е. Исключение составляет керекский язык, в котором всего четыре гласных: и, у, а, е. По составу согласных выделяется ительменский: в чукотско-корякских языках от 13 (керекский) до 18 (алюторский) согласных, тогда как в ительменском - 25 (а если считать за согласный гортанную смычку, то 26). Характерные особенности чукотско-камчатских консонантных систем: отсутствие противопоставления звонкости / глухости у смычных, отсутствие или крайняя неразвитость фракции щелевых, наличие увулярных, фарингальных и гортанной смычки, которая часто описывается как сегментных элемент. В современном (западном) ительменском языке противопоставление звонких / глухих смычных тоже отсутствует, хотя в южном и восточном языках такая корреляция была, причем между западным и южным языками прослеживаются соответствия м/б, н/д: мизвин - бурин 'наш', ноном - адонном 'пища' (все примеры из Ч.-к.я. здесь и ниже даны в практической орфографии). Состав ительменских согласных обширнее за счет противопоставления смычных и аффрикат по абруптивности / неабруптивности: п/п', т/т', к/к', к,/к,', ч/ч' (на территории Евразии такая корреляция отмечается только в кавказских языках), а также за счет более развитой фракции щелевых, у которых прослеживается противопоставление по звонкости / глухости: з/с, в/ф. Отличает ительменский и корреляция лабиализации, наличие лабиализирующих морфем (главным образом корневых, но есть и аффиксальные), под воздействием которых вся словоформа произносится как лабиализованная: вач 'камень' - ова-пк'ул 'камешек', оa?acх 'гнездо' - оa?acх-анк 'в гнезде'. Лабиализация служит и для смыслоразличения: сис 'игла' - осис 'трава'.


Случайные файлы

Файл
72768-1.rtf
33184.rtf
185220.rtf
77828.doc
80888.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.