Придаточные предложения относительные и посессивность в современных славянских языках (11072-1)

Посмотреть архив целиком

Придаточные предложения относительные и посессивность в современных славянских языках

Е. Беличова

Местоимения относительные (МО), выполняющие в славянских языках по отношению к главному предложению функцию связующего средства и в рамках придаточного предложения выступающие на правах строевого компонента его структуры, не дифференцированы, как правило, в формальном отношении от местоимений вопросительных и неопределенных, т. е., например, местоимение кто в русском языке может выполнять функцию местоимения как вопросительного, так и неопределенного или же относительного. Различие в их функции достаточно определенно гарантируется контекстом, местоимение само по себе связано лишь с таким признаком, как «референциальная неопределенность» 1. В южнославянских языках (за исключением сербскохорватского), а также в лужицких МО как особая разновидность местоимений, выполняющих в рамках сложного предложения служебную функцию, получили оформление посредством суффикса: словен. -r (kdor), болг. -то (който), макед. -што (коjшто), в.-луж. -ž (štóž), н.-луж. -ž (chtož). МО вместе с другими местоимениями, указывающими в наиболее общих чертах на характер референта, вступают в парадигматические отношения: рус. я (ты...), кто, кто-то, кто-нибудь, никто..., словен. jaz (ti...), kdor, kdo, nekdo и т. п. объединены семантическим признаком «лицо»; рус. что, что-то, что-нибудь..., словен. kar, kaj, nekaj и т. п. объединяются на основании семантического признака «предметность» и т.п. В такие же парадигматические отношения вступают посессивные МО вроде рус. чей. См. рус. мой (твой...), чей, чей-то, чей-нибудь, ничей и т.п. Некоторые расхождения между славянскими языками определяются тем, входит ли МО типа рус. чей в парадигматический ряд с мой, чей-то... или же с его, ее, их, т. е. с формами, выполняющими функции притяжательного местоимения не только по отношению к лицу, но и к нелицу. См., например, рус. мой дом : его высота. Местоимения посессивные вроде мой, твой выражают наличие посессивной связи в узком смысле между какой-либо субстанцией и лицом, отсылая к данному лицу: мой дом, моя дочь, моя голова и т.п. В более широком смысле они отсылают к лицу, отношение которого к референту другого имени представлено как разновидность посессивной связи, но на самом деле имеются в виду разного рода субъектные отношения: моя книга (==книга, написанная мною); мой успех (=='я вел себя успешно'); мое возвращение (==я вернулся); мое вознаграждение (==меня вознаградили == я был вознагражден) и т.п. В отличие от посессивных местоимений вроде мой, твой, наш, ваш с однозначной личной референцией местоимения его, ее, их кроме личной референции (его дом, его возвращение) отличаются также референцией предметной в широком смысле слова, т.е. отсылают к нелицам: длина предложения — его длина, вес книги — ее вес, необходимость поисков — их необходимость и т.п.

Будучи употреблено как вопросительное или неопределенное, местоимение вроде рус. чей, чья, чье, чьи всегда опирается на наличие признака «лицо», т.е. предполагает соотнесенность с неопределенным лицом: Чья это книга? В этом отношении славянские языки абсолютно сходны, см. чеш. Čí je to dítĕ?; серб.-хорв. Čije su to knjige? и т.п. Относительное же местоимение чей и т.п. ведет себя в славянских языках по-разному.

Хотя во всех славянских языках налицо такое МО (либо имеется МО, образованное от вопросительного посредством суффиксации, либо МО совпадает с вопросительным/неопределенным) — см. рус. чей, укр. чиц, блр. чый, чеш. čí, словац. čí, польск. czyj, в.-луж. čehož, н.-луж. cejiž, серб.-хорв. čiji, словен. čigar, болг. чийто, макед. чиj (што) (в словенском и верхнелужицком МО представляет собой по форме род. падеж; в македонском форма с -што факультативна), — славянские языки отличаются друг от друга как тем, включено ли указанное МО в парадигматический ряд вместе с мой, твой и т. п. или же в парадигматический ряд вместе с местоимением притяжательным 3-го лица, так и тем, насколько широко употребляются другие МО, способные выполнять функцию МО в широком смысле слова.

Расхождения между славянскими языками — в сфере относительных предложений — определяется тем, входит ли МО посессивное в парадигматический ряд вместе с МО вроде кто или который. Разница между МО кто и который заключается в том, что референция МО кто всегда личная, в то время как референция МО который является немаркированной, т.е. предметной в широком смысле слова, в том числе и — в зависимости от контекста — личной. МО с чисто личной референцией вводят придаточные относительные предложения, употребление которых основывается на презумпции наличия некоторого множества лиц («по крайней мере одно»), любое из которых соотносимо с предикатом придаточного предложения (указанная предикативная связь отнесена говорящим к сфере импликаций). В результате референциального тождества какого-либо N главного предложения и лица, к которому отсылает МО (рус. кто, словен. kdor и т. п.), N главного предложения посредством МО соотнесено также с предикатом придаточного предложения, самостоятельная коммуникативная функция которого снята.

В славянских языках имеется несколько разновидностей указанного рода сложных предложений с относительными придаточными. Общеславянский характер носит сложное предложение с препозицией придаточного вроде рус. Кто еще не начинал, спешил отбить косу, серб.-хорв. Ко je bez greha, neka se prvi baci kamenom, болг. Който има за кола, има и за сервиз, чеш. Kdo se bojí, nesmí do lesa и т.п.

Общеславянский характер носит также сложное предложение, главное предложение которого содержит анафорический эквивалент МО кто, т.е. или указательное местоимение, или же местоимение 3-го лица (так в болгарском и македонском, факультативно также в сербскохорватском, словенском и словацком, не исключено местоимение 3-го лица также в чешском); рус. Кто не видел киевской осени, тот никогда не поймет нежной прелести этих часов; словен. Kdor med vami je največji lenuh, ta naj postane kralj; Kdor bo ugriznil v to pecenko, mu bo mast kar curljala po bradi; болг. Който не работи, само той не бърка и т.п., а также с контактным положением анафорического и относительного местоимений: рус. Победителем выйдет тот, у кого крепче нервы; серб.-хорв. То nije malo onom ko zna neposrednost i površinu и т.п.

В славянских языках имеется также тип сложного предложения с относительным придаточным как с ориентированной анафорической связью, так и без нее 2, МО которого имеет ту же референцию, что и контактное с придаточным имя существительное в главном, т.е. оно выполняет отождествляющую функцию (индивидуальную либо видовую), и в зависимости от контекста его фактическая референция может представляться как неопределенной, так и определенной. Эта функция связана в славянских языках с МО вроде рус. который или серб.-хор. koji, отчасти также с «абсолютными» МО (АМО), см. рус. который, укр. котрий, блр. каторы (в белорусском и украинском ту же функцию выполняет также МО якi/який), чеш. který, польск. który, словац. ktorý, в.-луж. kotryž, н.-луж. kotaryž, словен. kateri, серб.-хорв. koji, болг. който, макед. koj (што) (болг. който и макед. кojштo являются эквивалентами рус. кто и который). Если с МО кто связана только личная референция, а с МО вроде рус. что, польск. со — предметная в узком смысле слова, то МО вроде рус. который и т.п. связаны с предметной референцией в широком смысле слова, т.е. они выполняют отождествляюще-анафорическую функцию по отношению как к наименованиям лиц, так и предметов в самом широком смысле, в том числе абстрактных понятий: рус. Плох тот художник, который рисует людей, как на лубочных картинках; Дивизия, в которой он был комиссаром, воевала у Ярцева; серб.-хорв. То je rekao i pisar koji me je saslušao и т.п. В восточнославянских языках иногда МО вроде рус. кто встречается в позиции, закрепленной за МО который 3; см., например: рус. В очередном письме он сообщил даже «метеорологическому сержанту», кому единственному поверял теперь свои горечи, что...; укр. Де Аркадiй Соун, мiй товариш, по пiдкопу i карцерах, з ким разом я увiйшов у maбip смертi, не знаю и т.п.

МО притяжательные, т.е. МО вроде рус. чей, болг. чийто и т.п., закреплены в славянских языках в первую очередь за относительными предложениями с универсальной референцией к лицу, т.е. они отсылают к неопределенному лицу вообще. Таковы, например, рус. Чей хлеб кушаю, того и слушаю; чеш. Čí chleba jíš, toho píseň zpívej, словен. Čigar prejo prela, tega kruh jela и т. п. Указанная разновидность сложного предложения известна всем славянским языкам; правда, например, болгарский избегает ее и предпочитает в данном случае ориентированную анафорическую связь вроде Ще пееш песента на този, чийто хляб ядеш и т. п.

На фоне универсальной личной референции выделяются такие же сложные предложения с неуниверсальной личной референцией, например: Чья свеча заплывет дальше, та девушка будет счастливее всех. Неопределенная референция касается какого-либо элемента класса, названного существительным в главном предложении. Указанная разновидность относительного придаточного характерна для восточнославянских языков, другие же славянские языки ограничивают сферу употребления соответствующих МО универсальной личной референцией.


Случайные файлы

Файл
6758-1.rtf
57163.rtf
83555.rtf
22968.rtf
159205.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.