О становлении грамматической науки в Китае (7060-1)

Посмотреть архив целиком

О становлении грамматической науки в Китае

В. П. Даниленко

Истоки китайской науки о языке восходят к концу I тысячелетия до н. э. На протяжении многих столетий в качестве основного объекта исследования в ней выступал иероглиф. Вот почему вплоть до ХХ века в китайском языкознании внимание исследователей было сосредоточено на изучении начертания, чтения и истолкования иероглифов. В центре китайской науки о языке, таким образом, находились графика, фонетика и лексикография, от которой шел путь и к этимологии. Китайская грамматика, как ни странно, — весьма молодая наука. Она сложилась лишь в ХХ веке.

В китайской грамматической науке, как и в европейской, представлено две тенденции — словоцентрическая и фразоцентрическая (синтаксоцентрическая). В первой из них в качестве основной грамматической единицы выступает слово, а в другой — предложение. В Европе словоцентризм восходит к александрийцам, а синтаксоцентризм — к модистам (1).

Первые грамматики китайского языка исходили по преимуществу из синтаксоцентризма. Среди этих грамматик на первое место следует поставить грамматики Ма Цзяньчжуна и Ли Цзиньси. Словоцентризм в свою очередь представлен в грамматиках Ван Ли и Люй Шусяна. Учитывая относительность границы между указанными типами грамматики, мы можем считать Ма Цзяньчжуна и Ли Цзиньси основателями синтаксоцентризма в китайской грамматической науке, а Ван Ли и Люй Шусяна — основателями в ней словоцентризма.

«Ма ши вэньтун» Ма Цзяньчжуна — первая грамматика китайского языка. Она вышла в свет в 1898 году. Но предметом ее описания стал не современный китайский язык, а древнекитайский — вэньянь. Основатель китайской грамматики выделил следующие части речи в этом языке: существительное, местоимение, глагол, прилагательное, наречие, предлог, союз, частицу и междометие.

Ма Цзяньчжун был явным синтаксоцентристом. На уровне словаря он вообще отрицал наличие частей речи в китайской языке, поскольку в нем отсутствует развитая система их формальных показателей. Он полагал, что принадлежность слова к той или иной части речи может быть определена в этом языке исключительно в составе предложения. Основанием для подобной точки зрения служит строгий порядок слов в китайском предложении.

Подлежащее в китайском предложении, как правило, находится на первом месте, сказуемое — на втором и дополнение — на третьем. Любое определение в свою очередь предшествует определяемому члену предложения. Отсюда следует синтаксоцентрический вывод: слово, занимающее место подлежащего, является существительным или субстантивным местоимением; слово, занимающее место сказуемого, — глаголом; слово, занимающее место дополнения, — существительным или субстантивным местоимением; слово, занимающее место определения, — прилагательным. Что касается других частей речи, то и здесь синтаксоцентрист в первую очередь обращает внимание на их позицию в предложении. Однако позиционный критерий в отношении наречий, предлогов, частиц и союзов срабатывает с явными натяжками.

Но и в отношении знаменательных частей речи позиционный критерий в морфологии далеко не безупречен. Так, существительные и местоимения могут занимать место как подлежащего, так и дополнения. Грамматика Ма Цзяньчжуна, опирающаяся на этот критерий, тем не менее, сыграла основополагающую роль для зарождения грамматической науки в Китае. Ее автора, учитывая тот факт, что она была грамматикой вэньяня, в какой-то мере можно сравнить со старославянской грамматикой Лаврентия Зизания для зарождения русской грамматики.

В 1924 году вышло первое издание грамматики современного китайского языка Ли Цзиньси. Значительно позднее она была переиздана в Бэйцине — в 1957 году под названием «Синьчжу гоюй юйфа» (Новая грамматика национального языка). Ли Цзиньси — последователь Ма Цзяньчжуна. Опираясь в морфологии на синтаксический (позиционно-функциональный) критерий, он представил в своей грамматике следующую классификацию частей речи: 1) имена — существительные и местоимения; 2) глаголы — глаголы как таковые и соглаголы, т. е. все другие части речи, способные выступать в роли сказуемого (например, прилагательные, оказавшиеся в этой роли становятся, по Ли Цзиньси, соглаголами); 3) разграничивающие слова — прилагательные и наречия; 4) соотносящие слова — предлоги и союзы; 5) ситуативные слова — частицы и междометия.

Упор на функционально-синтаксический критерий в морфологии позволил Ли Цзиньси прийти к понятию формы слова, но понимаемой не по-европейски, а по-китайски. По отношению к имени, например, он говорил о таких его формах, как форма подлежащего, форма дополнения, форма обстоятельства (если существительное употребляется в обстоятельном значении) и т.д.

Таким образом, Ма Цзяньчжун и Ли Цзиньси — основатели синтаксоцентрической грамматики китайского языка. Их влияние было бесспорным и на авторов словоцентрических грамматик китайского языка. При этом важно помнить, что подобные грамматики вовсе не порывают целиком и полностью с синтаксоцентризмом. Они лишь дополняют его словоцентризмом, ставя последний на приоритетное положение по отношению к первому. Иначе говоря, при классификации слов по частям речи, они исходят не только из синтаксического (позиционно-функционального) критерия, но и собственно-морфологического (словесно-семантического). Последний критерий позволяет им говорить о принадлежности того или иного слова к определенной части речи вне предложения, на уровне словаря. Ван Ли писал: «Мы считаем, что части речи, к которым принадлежат слова, могут быть указаны в словаре, их принадлежность к части речи может быть опознана в самом слове еще до того, оно войдет в состав предложения» (2;13).

Ван Ли и Люй Шусяна следует расценивать как основателей содержательного или словесно-семантического словоцентризма в китайской грамматике. Основателем же формального словоцентризма в ней стал Гао Минкай. Грамматические труды этих трех ученых стали появляться в 40-е годы ХХ века, но их авторы продолжали работать и в последующие годы.

В своей «Теории грамматики китайского языка», а также и в других работах Ван Ли стал делить китайские слова на части речи по их значению, не забывая при этом и об их синтаксических функциях. Он учитывал также, где это возможно, их аффиксальную оформленность. Он исходил в конечном счете их трех принципов в морфологии, названных А. А. Шахматовым в своем «Синтаксисе русского языка» (Л., 1941) семасиологическим, синтаксическим и морфологическим. В связи с неразвитостью флексийной морфологии в китайском языке, морфологический критерий оказался у Ван Ли на последнем месте. Вот почему камнем преткновения в китайской грамматике стал вопрос об иерархии двух первых принципов — семасиологического (семантического) и синтаксического. Как решал этот вопрос Ван Ли?

«Я полагаю, — писал Ван Ли, — что деление на части речи должно производиться по передаваемому словами значению и по функциям» (2;46). Не отрицая значения синтаксического принципа в китайской морфологии, вместе с тем, он делал упор на утверждение в ней семантического принципа. Его не устраивала синтаксоцентрическая односторонность Ма Цзяньчжуна и Ли Цзиньси. Ван Ли не мог согласиться, например, с такими слова Ли Цзиньси: «Части речи китайского языка не могут быть выделены, если исходить из самого слова; необходимо учитывать его позицию в предложении, его функции, и только тогда можно будет установить, к какой части речи принадлежит данное слово. В этом состоит одно из главных главных отличий грамматики китайского языка от грамматик западных языков» (2;45). Не мог принять Ван Ли и вывод, который делал Ли Цзиньси из только что приведенных слов: «Определить категорию слова, основываясь на предложении; вне предложения нет категорий». Иначе говоря, вне предложения, по Ли Цзиньси, китайские слова не могут быть отнесены к той или иной части речи. Подобная позиция в китайской морфологии выглядит как воинственный синтаксоцентризм

Полемизируя с синтаксоцентристами, Ван Ли привел пример с определением частеречной принадлежности слова «цзяоао». В предложении «Нэй гэ жэнь хэнь цзяоао» (Тот человек гордый) это слово является прилагательным, а в предложении «Чже ши вомэнь цзуго ды цзяоао» (Это гордость нашей родины) — существительным. Кажется, что Ван Ли здесь солидаризируется с Ли Цзиньси в утверждении синтаксоцентризма в китайской морфологии. На самом деле это не так. Он был против абсолютизации в ней синтаксического принципа и считал, что лучший выход из создавшейся ситуации состоит в применении в китайской морфологии как синтаксического, так и семантического принципа. «Лексическое значение и грамматические функции, писал Ван Ли, — следует рассматривать в единстве, нельзя полагаться только на один из этих критериев. Например, мы говорим, что слова, которые обозначают лицо или предмет и регулярно используются в качестве подлежащего и дополнения, называются существительными» (2;46).

Ван Ли выделил в китайском языке те же девять частей речи, что и Ма Цзяньчжун и Ли Цзиньси, однако, в отличие от последних, он подвел под каждую часть речи не только синтаксические, но и семантические основания. Более решительным, чем Ван Ли, в утверждении словоцентризма в китайской грамматике был Люй Шусян.

«Очерк грамматики китайского языка» Люй Шусяна вышел в двух томах впервые в 1942 и 1944 годах. В 60 гг. он был переведен на русский язык. В этой грамматике, как и в других работах, Люй Шусян исходил из приоритета словоцентрической точки зрения на проблему частей речи в китайском языке. Он ушел, таким образом, здесь дальше Ван Ли, который видел свою цель лишь в том, чтобы утвердить равноправие словоцентризма с синтаксоцентризмом.


Случайные файлы

Файл
kursovik.doc
183563.rtf
4535-1.rtf
117717.rtf
183341.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.