Русский язык в современной Молдове (4134-1)

Посмотреть архив целиком

Русский язык в современной Молдове

Л. В. Остапенко, И. А. Субботина

Одним из важнейших следствий суверенизации Молдовы (как и других стран нового зарубежья) явилось повышение официального статуса языка ее титульного населения и соответственно понижение, как на официальном уровне, так и в общественной практике статуса русского языка. Попытка изменения роли этих двух языков самым непосредственным образом затронула интересы и чувства значительной части жителей республики, так как в течение десятилетий русский язык был распространен на территории Молдавии достаточно широко. Статус русского языка в этой республике был наиболее высоким по сравнению с другими республиками бывшего Союза (за исключением Украины, Белоруссии, Казахстана).

В условиях существования единого государства – СССР, русский язык и общесоюзная культура были достоянием и необходимым средством общения всего советского народа. Это в значительной мере определяло этноязыковую ситуацию в республиках вне России – ныне новых независимых государствах, тем более, что во многих из них, помимо титульного населения, проживало и немало людей других национальностей. По данным переписи 1989 г. 1,5 млн. жителей Молдавии составляли не молдаване: русские, украинцы, болгары, гагаузы и другие. Их доля в населении Молдавии на тот период превышала 35% (украинцы – 13,8%, русские – 13%, гагаузы – 3,5%, болгары – 2,0%, евреи – 1,5%, другие национальности – 1,7%). Для 68,5% представителей этих национальностей русский язык был родным или вторым языком, которым они свободно владели.

Лишь 12,1% русского населения Молдавии свободно владело молдавским языком, в то время как среди молдаван степень такого же знания русского языка отмечало более половины (57,6%). Эти диспропорции были еще очевиднее в городах, где более 80% молдаван по данным переписи 1989 г. считало русский родным языком или свободно владело им как вторым. В Кишиневе в конце 1980-х годов знали молдавский язык 1,8% русских, в составе же молдаван русским языком свободно владели 85% .

Следует отметить, что процесс распространение русского языка, судя по данным переписей, охватывал все более широкие слои нерусского, в том числе молдавского населения. Так, например, в 1970-е годы свободно владели русским языком менее 50% молдаван. Среди же русских в 1970-1980-е годы произошло некоторое снижение (на 15% по сравнению с 1970-м г.) доли лиц, свободно владеющих молдавским языком. Из других союзных республик подобное явление было отмечено у русских в Казахстане и Киргизии, а в 1979-1989 гг. – также в Узбекистане, Армении и в меньшей степени в Белоруссии.

Основным распространителем русского языка была школа с преподаванием на русском языке. В глазах родителей из числа молдаван, гагаузов, болгар и других нерусских национальностей, населяющих Молдову, полноценное овладение русским языком представляла немалую значимость. Она заключалась в громадном расширении для их детей перспектив социального роста, в том числе за пределами Молдовы. Обучение в высших и других учебных заведениях, преподавание в большинстве которых в СССР (а среди более престижных практически во всех) велось на русском языке, давало возможности широкого выбора сфер занятости на территории всего Союза наравне с русскими. Жизненная, а не искусственная потребность в полноценном овладении русским языком была обусловлена его широчайшим использованием (в том числе в Молдове) в СМИ, огромной массой самой разнообразной литературы на нем, функционированием на русском языке наиболее развитых и престижных сфер культуры (театра, кино и т.п.) Понятно, что в этих условиях русский язык был престижным для большинства нерусского населения Молдовы.

Этносоциологические исследования 1970-1980-х гг. констатировали не только высокий уровень знания нерусским населением Молдовы русского языка, но и широкое его использование. Исследования общественного мнения, проведенные в Кишиневе в 1989 г., показали, например, насколько было высоким значение русского языка в сфере общения. Так, в государственных учреждениях повсеместно преобладал русский язык, говорили на молдавском языке только 7,7% служащих, а 45,5% вообще никогда не использовали его.

Можно сказать, что перемены в языковой политике в Молдове, как и во многих других постсоветских странах, начавшиеся после распада Союза и суверенизации республик, шли вразрез с тенденцией этноязыкового развития последних десятилетий. Политика сужения сферы распространения русского языка, его функций носила искусственный характер и не имела под собой достаточно веских оснований. Одной из ее целей было «выдавливание» русских из республики, снижение их социального статуса, отстранение от сферы управления и ключевых постов. Она существенно ущемляла права той немалой части населения, которая была ориентирована на русский язык.

Особенности этноязыковой политики в новом государстве

Между тем, Молдова относилась к тем республикам бывшего Союза, где языковая политика, особенно в начале 1990-х годов, проводилась достаточно жестко. В 1989 г. язык титульной национальности был провозглашен единственным государственным языком в республике, был осуществлен перевод на латиницу и идентификация его с румынским языком, а также установлены неоправданно короткие сроки перехода на этот язык системы образования и делопроизводства, издательского дела и других общественных сфер.

Особенно интенсивно языковая политика проводилась в сфере управления, труда и образования. Согласно законам о языке, о государственной службе замещение всех руководящих постов, а также должностей, связанных с общением, подразумевало обязательное знание государственного (молдавского) языка. К тому факту, что значительная часть нетитульного населения Молдовы к моменту принятия данных законов не знала или плохо знала этот язык, добавлялась еще неопределенность лингвистического критерия оценки: язык требовалось знать на уровне, «достаточном для выполнения профессиональных обязанностей», что открывало широкий простор для произвола и проведения этнической чистки во всех сферах деятельности – от государственного аппарата до коммунального хозяйства.

Знание государственного языка стало необходимым требованием при приеме на работу, о чем свидетельствует, в частности, содержание соответствующих анкет, заполняемых при найме, в которых отдельным пунктом фиксировалось знание молдавского языка. На государственный язык было переведено все делопроизводство, он стал использоваться в качестве превалирующего, а иногда и единственного в сферах управления и государственного образования, на производственных совещаниях, планерках, Ученых Советах и т.п. Языковая некомпетентность стала реальным поводом для увольнения с работы, отказа в продвижении по службе.

Хотя официальная дата аттестации русскоязычных работников на знание ими государственного языка постоянно отдвигалась (сначала она была назначена на апрель 1994 г., затем перенесена на январь 1997 г. и, в конце концов, отодвинута на неопределенное время), уже сама идея подобной аттестации, выдвинутая на государственном уровне, вдохновляла чиновников на произвольные кадровые изменения в своих ведомствах в пользу лиц титульной национальности, которые сами далеко не всегда свободно владели литературным румынским языком.

За первую половину 1990-х гг. по республике прокатились массовые увольнения русскоязычных специалистов и руководителей, особенно в сферах управления, медицины, образования, науки, культуры.

Русский язык был практически вытеснен из системы образования. В начале 1990-х годов русская общественность Кишинева и других городов Молдовы была сильно обеспокоена явной дискриминацией по отношению к русским школам. Это выражалось, например, в закрытии ряда русских школ, обычно достаточно благоустроенных и оснащенных техникой (за счет шефствовавших над русскими школами крупных предприятий союзного подчинения с русскоязычным персоналом) и открытии вместо них (в тех же зданиях) школ с молдавским языком обучения, в переводе русских школ из центра на окраины, в ликвидации вокруг русских школ детских садов на русском языке, что осложняло пополнение их учащимися и т. п.

По Кишиневу прошла тогда волна родительских собраний в ликвидируемых русских школах, на которых выносились резолюции протеста, у кишиневской мэрии были устроены пикеты против дискриминации русских школ. Однако все это оказалось безрезультатным, и закрытие русских школ, несмотря на устранение наиболее одиозных руководителей системы народного образования после перевыборов парламента 1994 г., продолжалось, хотя уже было не столь масштабным, так как иначе школ с русским языком обучения вообще могло не остаться. На такой шаг руководство Молдовы, провозгласившее курс на демократические реформы, пойти не могло.

Таким образом, за первую половину 1990-х годов (с 1990 по 1994 гг.) доля детей в русскоязычных дошкольных заведениях Молдовы уменьшилось с 39% до 23%, в школах – с 39% до 26%, в колледжах – с 51% до 18%, в вузах – с 55% до 31%. В системе профессионально-технического образования на русском языке обучалось около 20% молодежи от общей численности этой категории учащихся.

Во второй половине 1990-х годов темпы и масштабы сокращения численности обучающихся на русском языке снизились. В 1999 г. доля учащихся русских групп в колледжах осталась примерно на том же уровне, а в вузах составила 29%.

Представленные цифры весьма красноречивы. Однако, анализируя их, следует иметь в виду, что доля русских в населении Молдовы составляла в конце 1990-х годов менее 12%. Следует сказать, что помимо русских в русскоязычных группах всех дошкольных и образовательных учреждений, особенно в колледжах, училось и немало молодежи других национальностей, в том числе молдаван. Например, в 1997 г. около 30% первокурсников, обучающихся в вузах Молдовы на русском языке, составляли молдаване, что говорит о сохраняющейся значимости русского языка для нерусской молодежи республики.


Случайные файлы

Файл
11366.rtf
150115.rtf
48052.rtf
23437.rtf
18683-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.