О стратегии аудирования (4049-1)

Посмотреть архив целиком

О стратегии аудирования

Т. Ридгвей

При разговоре о стратегиях все еще оставается проблема точного определения этого понятия, которое широко варьируется. Исследователи не могут прийти к согласию в вопросе, являются ли стратегии осознанными или неосознанными. Действительно, граница между осознанным и неосознанным не является строго фиксированной и различается от одного индивидуума к другому в зависимости от уровня автоматизации. Будучи повторяемыми достаточно часто, операции, которые сначала стоят нам сознательных усилий, становятся автоматическими и неосознанными — вспомним, например, каких трудов в детстве нам стоила разгадка новых слов, что теперь мы делаем автоматически. Так что если мы даем имя стратегии некоему частному процессу, то у одного он может протекать осознанно, у другого автоматически и, следовательно, слишком быстро, чтобы стать осознанным. Несмотря на это, мы, как преподаватели, должны сконцентрироваться на осознанном, потому что, как заметили Оксфорд и Коэн, «если стратегии являются неосознанными и используются автоматически, тогда целенаправленная тренировка стратегии имеет мало смысла или не имеет его вообще».

Второй вопрос, который встает перед нами, это вопрос о том, насколько полезны стратегии в педагогической практике?

Невозможность прямой стратегии аудирования

Если мы рассчитываем пойти в кино, чтобы в качестве непрямой стратегии улучшить навыки аудирования, это прекрасно — но только если прямые стратегии осознаны — а если нет, нет смысла обучать им. Аудирование и внедрение в эту операцию осознанной стратегии могут рассматриваться как решение двух задач одновременно. Это вполне реально, но, как отметили Айзенк и Кин, «две задачи могут успешно решаться одновременно, если они являются разнородными, относительно просты и хорошо отработаны на практике. Напротив, наименее успешно решение двух задач, являющихся однородными, достаточно сложными и практика в их решении минимальна».

Аудирование на иностранном языке является задачей высокого уровня сложности в терминах познавательной деятельности, и требует, поэтому полного внимания.

Важность практики

Одна из опасностей при подходе к рецептивным навыкам, основанном на стратегиях, заключается в недооценке практики. Фильд замечает: «В течение 15 лет считалось аксиомой, что читать больше не значит читать лучше». Это может быть верным только в том случае, когда используемый материал безнадежно неподходящий. Исследование Робба и Сьюзера (1989) показало, что группа, которую специально тренировали в стратегиях чтения, делала это менее хорошо, чем группа, которая просто читала на уроке чтения. Уолкер отмечает, что основной ответ на вопрос о том, как учить чтению, заключается в словах «читать и читать».

Аутентичные тексты для изучающих иностранный язык

Иная позиция, которая широко распространена сегодня, заключается в том, что нечто, с чем мы все знакомы и все одобряем — так называемый аутентичный материал, — это близкий родственник понятия «реальное».

А что является аутентичной ситуацией для учащегося — общение между двумя носителями языка? Но носители языка всегда стараются упростить свою речь в пользу иностранца, уровень понимания которого может быть ограничен, т. е. в соответствии с некоторыми критериями их речь принято в настоящее время рассматривать как не полностью аутентичную. Если мы вернемся к принципу автоматизации и к концепции, что чтение и аудирование хороши сами по себе, тогда чтение или аудирование текста, обеспечивающего более высокий уровень понимания, будет много более полезным, чем аудирование текста, который может быть понят только в незначительной степени. Другими словами, текст должен практиковать понимание, а не непонимание.

Различия между письменным и устным текстом

Это приводит нас к самому важному взгляду на стратегии как на идеи, обращенные на чтение и слушание, которые существенно различаются из-за разной природы письменного и устного текста, поэтому при переносе навыка с одного вида деятельности на другой надо быть осторожным. Так как устный текст в отличие от письменного существует во времени, а не в пространстве, многие стратегии (такие как разложение слова на его составные части, поиск его в словаре или догадка о значении слова по контексту) являются менее приемлемыми или вообще неприемлемыми при обращении к другому виду речевой деятельности. Услышанное намного лучше воспроизводится в памяти, так как нет необходимости возвращаться к первоначальному тексту с целью проверить понимание. При аудировании нам не нужно концентрировать свое внимание на отступлениях от главной идеи текста, а потом возвращаться к упущенной нити повествования, как обычно поступают при чтении. Когда наше внимание сфокусировано на звучащем тексте, у нас нет времени на сознательные действия. Конечно, в реальных ситуациях наше внимание очень часто рассеяно и мы слушаем вполуха.

Один из процессов, который может быть назван стратегией в устной работе, — это контроль за фиксацией нашего внимания на наиболее важных частях текста. Это происходит обычно, когда мы слушаем, к примеру, объявления о прибытии или отправлении самолетов в аэропорту или просто ожидаем определенную часть выпуска новостей по радио.

Менее реалистичное упражнение — это вывод заключения из текста, как это требуется в задании на экзамене, где часто повторное прослушивание записанного на пленку монолога требует перехода от шага «А» (понимание текста) к шагу «В» (правильный вывод и представление задания). Это по существу искусственное задание без какого-либо, хотя бы минимально необходимого, сходства с реальной жизнью — другой пример ложного применения обоснования перехода от чтения к слушанию, к позиции, которая становится неаутентичной как тип задания, хотя сам текст может быть вполне аутентичным.

Существенной частью понимания при чтении является то, что слова хорошо отделены от других слов на странице. Подобных показателей словоделения в непрерывном потоке не так уж много («проблема сегментации»), и опознавание слова усложняется из-за вариабельности фонем в разном окружении. Все это означает, что распознавание слова — это комплекс навыков слушания самого по себе, требуемых прежде чем переходить к навыкам более высокого уровня, которые также могут быть применимыми для чтения.

Даже носители языка только на распознавание отдельных слов, которые были слиты в тексте, тратят приблизительно половину времени слушания (Lieberman, 1936), поэтому при понимании слова должны быть более зависимыми от контекста, нежели при чтении.

Процесс опускания несущественного должен играть более важную роль при аудировании (беглом), чем при чтении. Это частично объясняет многочисленные различия между письменным и устным текстом.. Поэтому учебные тексты должны быть очень четко составлены, в них обязательно частое повторение и использование парафраз. Также контроль за пониманием наряду с учетом дополнительных каналов восприятия являются важными элементами разговора. Только задумайтесь о том, насколько быстро большинство людей замечает, что слушатель не понимает, о чем идет речь. Аудирование — это типичное проявление совместной деятельности.

Большинство видов взаимодействия при разговоре являются в действительности в основном межличностными, тогда как письменные тексты имеют тенденцию быть более нагруженными в плане идей. В межличностном взаимодействии охват содержания включает в первую очередь подходящий фатический ответ и лишь затем понимание смыслового содержания. Хотя функциональный подход к преподаванию языка признает этот факт, аудиозаписи все же имеют тенденцию концентрироваться на понимании в первую очередь смысла. Большинство типов заданий ориентированы именно в этом направлении (заметное исключение из правила представляют собой условно-речевые упражнения).

Практические выводы

Рассматривая природу устного текста, как мы только что сделали, мы можем прийти к некоторым рекомендациям для занятий по аудированию, и эти рекомендации, выведенные из подхода, основанного на тексте, имеют некоторые преимущества перед подходом, основанном на стратегиях:

Текст — это реальность, нечто единственное, что может быть воспринято. Стратегии являются понятиями, имеющими спорную ценность.

Аудирование — это конкретное действие слушателя с текстом. Когда это действие закончено, полно, нет познавательных резервов, чтобы оперировать сознательными стратегиями.

Подход, основанный на тексте, является гибким и может быть приспособлен соответственно для интерфейса каждого отдельного текста для аудирования. Подход, основанный на стратегии, уверен в абсолютной ценности предполагаемых познавательных процессов.

Подход, основанный на тексте, избегает ситуаций, в которых преподаватель говорит о тех коммуникативных навыках, которыми студенты обладают от рождения (к примеру, языковая догадка, предсказывание), что делает процесс излишним, многословным, а преподавателя превращает в опекуна.

Рекомендации, основанные на текстовом подходе:

Практика — самая важная вещь. Чем больше аудирования, тем лучше, и поднавыки будут сами заботиться о себе, когда станут автоматическими.

Пока навыки смысловой догадки полезны, учащиеся получают навыки аудирования того, что им понятно. Им надо практиковаться в понимании со слуха, а не в непонимании (т. е. в автоматизации). Градуированные тексты, не обязательно аутентичные, будут самым быстрым путем для продвижения учащихся вперед. Учащиеся, вероятно, и так будут иметь практику в слушании текстов, которые непонятны им вообще.


Случайные файлы

Файл
24495-1.rtf
japan.doc
137599.doc
83967.rtf
28894.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.