Царство, разделившееся в себе (о россии и русских в новом зарубежье) (4045-1)

Посмотреть архив целиком

Царство, разделившееся в себе (о России и русских в новом зарубежье)

К. Затулин

Российская диаспора, возникшая в результате распада СССР 10 лет назад, представляет собой сложное динамичное образование, испытывающее на себе трагические последствия разрушения единого государства. Более 50 миллионов советских людей в результате упразднения Советского Союза оказались за пределами своих «этнических родин». Около 30 миллионов русских проживали в то время вне РСФСР, что составляло четвертую часть от 120 миллионов русских россиян. Таким образом, в одночасье русские стали крупнейшим разделенным народом в мире.

Мощные миграционные потоки охватили все постсоветское пространство. За 10 лет Россия приняла более 8 миллионов переселенцев, из которых 83 % составляют русские. Тем не менее сегодня более 25 миллионов человек, чьи исторические корни лежат в России, проживают за ее рубежами в новых государствах. Не менее 20 миллионов из них — русские люди. Они составляют основную часть того массива, который является зарубежной российской диаспорой.

«Русский вопрос» как следствие распада империи

Само по себе наличие большой, даже огромной диаспоры не является аномалией в мире, где государственные границы и условия жизни подвержены постоянному изменению. Мир теперь — в первую очередь совокупность диаспор, а не национальных государств.

Российские соотечественники в странах СНГ и Прибалтики в значительной, большей части не попадают под такое определение. Сами они категорически отвергают свое отнесение к «диаспоре». Особенно подчеркивается, что основная масса русских, оказавшаяся за границами Российской Федерации, никуда не уезжала — прежнее государство уехало от них без их согласия. В восточных и северных районах Казахстана, восточных областях Украины, в Крыму русское население расселялось ранее народов, ставших ныне титульными в новых государствах.

Русские в Казахстане, Латвии, Эстонии, Украине не признают себя национальным меньшинством, что имеет свои основания. Русские Украины, например, составляющие 22% населения, всегда были и остаются наряду с украинцами крупнейшим народом на ее территории. Фактически они, как и украинцы, претендуют на статус государствообразующей нации. Подобная ситуация и в Казахстане. В Латвии и Эстонии русских также никак нельзя пока отнести к меньшинствам.

Таким образом, очевидно, что самоидентификация русских, проживающих в так называемом новом зарубежье за пределами Российской Федерации, запутана в силу сложных процессов, вызванных скоропостижным распадом Советского Союза, и упирается в тот кризис идентичности, который переживает сама Российская Федерация и народонаселение на ее территории. Кто мы в России: русские или «россияне»? Нынешняя Российская Федерация — это государство русских, то есть по типу такое же национальное государство, каким пытается стать Украина, Казахстан или Туркмения? Или же Россия — это государство для всех, кто в нем живет, а сами россияне — это все, кто живет в России и согласен считать себя таковыми?

От ответа на эти ключевые вопросы в значительной степени зависит судьба нашей диаспоры за рубежом. Назови наше государство русским, и сразу обнаружится, что шестая часть (17 %) русских остается вне пределов России. Уйди от этнической самоидентификации, и может сложиться впечатление, что российская диаспора за рубежом — это граждане Российской Федерации, живущие за рубежом, и, может быть, члены их семей, но не более того.

Русская диаспора, как и сама Россия, сейчас находится в муках самоопределения. Из соображений политкорректности в условиях, когда не сформулированы и не приняты окончательные ответы на названные выше ключевые вопросы, в официальном обиходе понятие «русская», или «российская», диаспора принято заменять словосочетанием «соотечественники за рубежом».

Это понятие остается достаточно неконкретным для закрепления его в правовом поле, хотя такие попытки и делаются. Съезд соотечественников поддержал такое определение: «Российскими соотечественниками признаются все лица, кто считает себя таковыми и кто относится к народам и народностям, не обретшим нигде, кроме как в Российской Федерации, своего национально-государственного самоопределения». Таким образом, к российским соотечественникам с равным правом могут относить себя русские, татары, адыги, башкиры, проживающие за границами России. Безусловно, термин «соотечественники за рубежом» не равноценная замена понятию «диаспора», однако его принятие отражает специфику распада многонационального Советского Союза и переходный характер процессов, происходящих после этого в Российской Федерации и на постсоветском пространстве вообще.

На современном этапе в постсоветских странах, которые строятся за исключением России и Белоруссии как моноэтнически ориентированные государства, не найдено удовлетворительного решения русского вопроса и проблемы русскоязычности. По сути, русских и русскоязычных, русскокультурных людей ставят перед дилеммой: или иммигрировать в Россию, или добровольно согласиться на ассимиляцию — вначале политическую, затем культурную, языковую и проч. Ближайшим следствием неблагополучного самочувствия русских и русскоязычных является устойчивая и масштабная депрессия, охватившая русское население бывшего Советского Союза.

Колоссальные социальные проблемы не миновали ни одно из постсоветских государств. Численность населения на постсоветском пространстве за последние 10 лет сократилась на 5,5 млн. человек. Но именно русские понесли самый большой урон — более 10,5 млн. человек (при этом миграция русских в Европу, США и другие страны за этот период из всех постсоветских стран составляет не более 500 тыс. человек). Эти колоссальные потери и есть результат депрессии.

Русские неграждане Латвии и Эстонии: прибалтийское издание апартеида

Стоит напомнить, что в ходе восстановления независимости Латвии ее гражданство было обещано всем постоянным жителям по их желанию. В марте 1991 года на референдуме около 45 % нелатышей поддержали идею государственной независимости Латвии и оказались обмануты. Четвертая часть населения до сих пор не признана гражданами. Такого процента неграждан нет нигде в мире. Более 60 % среди неграждан — русские. В то же время этнические латыши могут получать гражданство без каких-либо ограничений, экзаменов и клятв.

Неграждане по сравнению с гражданами Латвии дискриминированы в 58 правах не только в политической, но и в экономической, социальной и гуманитарной сферах. Среди них 19 запретов на профессии. Дискриминация неграждан в межгосударственных договорах Латвии на начало 2000 года составила 92 пункта. Но это только дискриминация, зафиксированная в законодательстве. В реальной жизни ее намного больше.

В июне 1999 года Парламентская ассамблея Совета Европы констатировала: «Латвия не выполнила своего главного обязательства, данного при вступлении в Совет Европы, — не интегрировала неграждан».

Ситуация в Эстонии не менее тягостна. Сотни тысяч людей находятся в унизительном положении «серых» граждан. Так себя называют 220 тыс. обладателей серых паспортов, выданных людям, лишенным права на гражданство Эстонии и не оформивших гражданство России.

Такое откровенное нарушение цивилизованных норм в Латвии и Эстонии, причем не на бытовом, а на законодательном уровне, можно охарактеризовать только как демонстративный вызов России и русским.

В остальных (кроме Латвии и Эстонии) постсоветских государствах вопросы гражданства решены по так называемому «нулевому варианту». То есть всем лицам, кто на момент принятия законов о гражданстве постоянно проживал в этих государствах, новое гражданство предоставлялось автоматически, если человек не заявит своего отказа. Но такой «дар» не защитил права русскоязычных граждан на полноценную жизнь с использованием своего родного языка.

Насаждение на Украине курса на дерусификацию и ассимиляцию

Украина, где, в соответствии с последней советской переписью проживало около двенадцати миллионов этнических русских и где свыше 54 % украинцев также считают себя русскоязычными, а 72 % полагают, что им необходимо знание русского языка, оказалась наиболее широким полем борьбы за признание равноправного статуса русского языка на государственном уровне. Причины упорного нежелания руководящей политической элиты Украины обеспечить равноправие русского и украинского языков коренятся в примитивно понимаемых задачах вытеснения русского языка и культуры как условия консолидации украинской нации и строительства независимой Украины. Возникло кричащее несоответствие между потребностями граждан Украины и государственной политикой.

Не менее критической является в Украине ситуация со свободой совести. Этнокультурное противостояние ярко проявляется в гонениях на Украинскую Православную Церковь Московского Патриархата — доминирующую конфессию Украины, которая объединяет более 35 млн. человек. С помощью боевиков экстремистских националистических организаций аннексировано около тысячи храмов. Захваты сопровождались массовым физическим насилием, избиты и покалечены тысячи людей. По этим фактам не возбуждено ни одного уголовного дела, никто не наказан.

Действия украинских властей находятся в явном несоответствии с международными правовыми нормами. Может быть, именно поэтому в Украине, в отличие от России и других стран Европы, закреплен примат ее внутреннего законодательства над международными обязательствами.

Русские и русскоязычные в Казахстане и Средней Азии: межцивилизационный конфликт


Случайные файлы

Файл
63654.rtf
27123.rtf
6153-1.rtf
168413.rtf
8021-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.