Куча полезных книг (Теоретическая социология Антология В 2 ч. Сост. и общ. ред. С. П. Баньковской. Том 1)

Посмотреть архив целиком

OCR: Allan Shade, janex@narod.ru, http://janex.narod.ru/Shade/socio.htm


Теоретическая социология

Антология

Том 1


Данное издание выпущено в рамках программы Центрально-Европейского Университета «Books for Civil Society» при поддержке Центра по развитию издательской деятельности (OS1 — Budapest)и Института «Открытое общество» (Фонд Сороса) — Россия

Теоретическая социология: Антология: В 2 ч. / Пер. с англ., фр., нем., ит. Сост. и общ. ред. С. П. Баньковской. — М.: Книж­ный дом «Университет», 2002. — Ч. 1. — 424 с.

ISBN 5-8013-0151-8 (ч. 1)
ISBN 5-8013-0046-5

Цель настоящего издания — представить развитие социальной теоре­тической мысли от классиков до современных теоретиков. Поскольку соб­ственно научное теоретизирование о социальном связано с осмыслением современности, то хронологически классический период относится к кон­цу XIX - началу XX века; подбор материалов начинается именно с этого периода.

Особенностью данного издания можно считать то, что в нем представ­лены не только уже хорошо известные имена и работы, но и ранее не пере­водившиеся на русский язык авторы или работы известных теоретиков,

В данной антологии развитие представлений о социальном дано в тео­ретическом контексте, не ограниченном строгими дисциплинарными рам­ками; в собрание включены материалы из области социальной философии, антропологии, политической науки, социальной психологии и собственно социологии.

Издание предназначено для студентов, аспирантов, преподавателей, ученых, специализирующихся в социальных науках, для всех интересую­щихся проблемами современного общества.

УДК 316.1(075.8) ББК 60.5я73

© Баньковская С. П., составление, перевод. 2002
©
Гофман А. Б., Зотов А. А., Ковалев А Л

© Малинкин А. П., Руткевич Е. Д.

© Филиппов А. Ф., перевод, 2002


ИДЕЯ СОЦИОЛОГИИ. ОСНОВАНИЯ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ

Предлагаемая вниманию читателя Антология представляет собой собрание текстов по теоретической социологии, от «отцов-основате­лей» до современных исследователей. Она составлена в помощь всем, кто изучает социологию и предпочитает самостоятельное изу­чение оригинальных работ чтению разного рода переложений, будь то историко-социологические труды или учебные пособия. Собран­ные нами тексты — это, прежде всего, образцы теоретического ис­следования в социологии и социологического стиля мышления в целом. При составлении Антологии мы избегали хронологий и клас­сификаций, выстраивающих авторов в стройные ряды по «теорети­ческим направлениям», по странам и т. п. Сочинения, задающие об­разцы теоретического анализа и создающие новые перспективы в развитии дисциплины, как раз тем и отличаются, что не могут быть однозначно отнесены к какой бы то ни было одной школе или тради­ции. Кроме того, отказываясь от систематической последовательнос­ти и полноты, мы надеемся, что хотя бы отчасти избегаем опасности «смешать теорию и историю».

Основным критерием подбора текстов послужило отношение их авторов к постановке и обсуждению двух фундаментальных воп­росов теоретической социологии: вопроса о природе социального и вопроса, как возможно знание о социальном. Сосредоточение на этих базовых для социальных наук в целом темах позволило пред­ставить как разнообразие общетеоретических и методологических позиций, так и самый широкий спектр понятий, актуализирующих эти вопросы и составляющих «словарный запас» всякого, кто на­мерен участвовать в теоретическом социологическом дискурсе.

Составляя такого рода подборку, мы, разумеется, не могли обойтись без работ известных теоретиков, ранее опубликованных в других изданиях. Однако следует отметить, что значительную часть антологии составляют новые переводы, выполненные спе­циально для данного издания (среди них переводы Э. Дюркгейма, М. Вебера, В. Парето, Т. Парсонса, И. Гофмана, Р. Парка, М. Ше-лера, Н. Лумана, Э. Гидденса, П. Бурдье). Разумеется, тем самым далеко не исчерпывается возможный, в принципе, список авторов и текстов, заслуживающих включения в антологию. Некоторые из них буквально напрашиваются у всякого, кто занимается теорети­ческой социологией. Однако наша книга — в значительной степе­ни результат «исторической констелляции», как сказал бы Макс Вебер. Уровень переводов социологической литературы в нашей стране вес еще крайне низок, хорошо перевести образцовые тек­сты могут считанные специалисты. Именно ограниченностью ре­сурсов и объясняется во многом наш выбор.

Вместе с тем, уже теперь (а мы надеемся пополнять антологию новыми текстами в последующих изданиях) эта книга является, как нам кажется, чем-то большим, нежели случайное собрание работ именитых авторов. Это большее — не результат нашего произвола, не насилие над историческим материалом, не выдумка системати­затора. Мы говорим о том, что идет не извне, от организующей воли редактора, но изнутри, от характера самих текстов, вступающих в перекличку между собой, взаимосвязанных иногда по воле, а иног­да и помимо воли даже их авторов. Именно поэтому разделение на две части вызвано только технической необходимостью, но не со­держательными соображениями. Будучи собраны вместе, эти тек­сты свидетельствуют о том своеобразном единстве нашей науки, которое чаще всего подвергается сомнению. Сколь бы ни были эти сомнения оправданы, история дисциплины, как нам кажется, сви­детельствует вполне недвусмысленно, что в социологии есть общие темы, общая постановка вопроса, общая фундаментальная пробле­матика, наконец, есть некий кумулятивный процесс приращения знания, в ходе которого результаты более ранних исследований не теряют своей ценности для последующих поколений. Задача дан­ной антологии, собственно, в том и состоит, чтобы дать читателю некий срез этого процесса, одну из возможных плоскостей его представления — не более, но и не менее. Это — не вся фунда­ментальная социология в ее историческом развитии, но это — тоже фундаментальная социология, так это выглядит, так это мож­но изучать, так это тоже является ресурсом оригинального социо­логического мышления для всякого, кто имеет к тому интерес и склонность.

Как составитель и научный редактор данной Антологии я хочу выразить мою глубокую признательность всем, кто содействовал становлению этого издания. Книга вряд ли представляла бы со­бой уникальное издание без новых переводов, высоко профессио­нально выполненных д. соц. н., проф. А. Б. Гофманом, А. А. Зото­вым, к. филос. н. А. Д. Ковалевым, к. филос. н. А. Н. Малинкиным, к. филос. н. Е. Д. Руткевич, к. филос. н. А. Ф. Филипповым. Несом­ненной удачей можно считать и то, что эти квалифицированные переводы получили финансовую поддержку Института «Откры­тое общество», за что мы благодарим сотрудников программы «Гражданское общество» и в особенности — рецензента перево­дов д. филос. н., проф. А. М. Руткевича. Я благодарю также за со­действие в работе над отдельными текстами к. филос. н. М. С. Ко­валеву, Г. Г. Курьерову, М. Г. Пугачеву, Н. А. Фреик. Неоценимую помощь в подготовке антологии оказали мои коллеги по Центру фундаментальной социологии, которым я выражаю мою искрен­нюю признательность.

С. П. Баньковская


Эмиль Дюркгейм. СОЦИОЛОГИЯ И СОЦИАЛЬНЫЕ НАУКИ*


* Печатается по: Дюркгейм Э. Социология и социальные науки //Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М: Канон, 1995. С. 265-285.

I. Исторический очерк

Когда речь идет о такой новой науке, как социология, которая, ро­дившись совсем недавно, находится еще в процессе своего форми­рования, то лучший способ объяснить ее сущность, предмет и ме­тод — это дать краткий очерк ее происхождения.

Слово «социология» было создано Огюстом Контом для обо­значения науки об обществах1. Новое слово появилось потому, что само явление было новым; неологизм здесь был необходим. Конеч­но, в весьма широком смысле можно сказать, что теоретизирова­ние по поводу политических и социальных явлений началось до XIX в.: «Республика» Платона, «Политика» Аристотеля, бесчислен­ное множество трактатов, для которых эти два произведения по­служили своего рода образцами, трактаты Кампанеллы, Гоббса, Руссо и многие другие уже рассматривали эти вопросы. Но эти разнообразные исследования отличались от тех, которые обознача­ются словом «социология», одной существенной чертой. В действи­тельности они имели целью не описывать и объяснять общества такими, как они суть или какими они были, но обнаруживать, чем они должны быть, как они должны организовываться, чтобы быть как можно более совершенными. Совсем иная цель у социолога, который исследует общества, просто чтобы знать и понимать их, так же как физик, химик, биолог относятся к физическим, хими­ческим и биологическим явлениям. Его задача состоит исключи­тельно в том, чтобы четко определить исследуемые им факты, от­крыть законы, согласно которым они существуют, предоставляя другим возможность, если таковая имеется, находить применение установленных им научных положений.

Это значит, что социология могла появиться только тогда, когда стали понимать, что общества, как и остальная часть мира, подчине­ны законам, которые с необходимостью вытекают из их природы и ее выражают. Но эта концепция формировалась очень медленно. Веками люди думали, что даже минералы не управляются опреде­ленными законами, а могут приобретать любые формы и свойства, если только достаточно сильная воля постарается это сделать. Дума­ли, что некоторые формулы или жесты обладают свойством трансфор­мировать мертвую вещь в живое существо, человека — в животное или растение, и наоборот. Подобная иллюзия, по отношению к кото­рой у нас есть нечто вроде инстинктивной наклонности, должна была, естественно, сохраняться гораздо дольше в области социаль­ных фактов.


Случайные файлы

Файл
147812.rtf
90994.rtf
65512.rtf
8747-1.rtf
4472.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.