Усадьбы Тосненского района (2351-1)

Посмотреть архив целиком

Усадьбы Тосненского района

Нонна Мурашова, Лина Мыслина

Тосненский район в его нынешних границах сформировался в 1961 году. В него вошла часть территорий, существовавших до революции 1917 года Царскосельского, Новгородского и Шлиссельбургского уездов. В восточной части Царскосельского уезда издавна известна мыза Лисинская. охватывающая большой лесной массив. С начала XVIII века она стала излюбленным местом охоты членов императорской фамилии. В 1826 году ее преобразовали в лесничество, которое через несколько лет стало учебным. Здесь проходили практику студенты Лесного института. Для строительства учебного комплекса лесовод Фрейрейс выбрал равнинное место у впадения ручья Руподского в реку Лустовку.

На четко очерченном квадрате, в строгом регулярном порядке расположились постройки - главный корпус «для 40 практикантов», флигели для чиновников, дом священника и все хозяйственные сооружения. К югу от них на ручье Руподском был образован живописных очертаний пруд, по берегам которого раскинулся пейзажный парк, пересеченный извилистыми дорожками.

Летом 1852 года пожар уничтожил многие постройки, в том числе и главный корпус. На его месте выстроили новое каменное здание по проекту архитектора Н. Л. Бенуа. Сложенное из красного кирпича, с белыми стрельчатой формы наличниками, обработанными под известняк, оно имело хотя и строгий, но выразительный вид. Одновременно Н. Л. Бенуа спроектировал и построил «охотничий дом» для царя. Поставленный у крутого изгиба реки Лустовки, дом органически вписался в окружающую среду.

Территория лесничества постепенно расширялась. В 1858-1862 гг. по проекту Н. Л. Бенуа была выстроена каменная церковь во имя Честных древ и животворящего креста в византийском стиле. Она находилась в некотором отдалении от комплекса, на другом берегу реки. В 1866 году около нее была выстроена богадельня.

С севера и востока ансамбль соединялся дорогами со зверинцами и ремизами - заповедниками ланей, косуль, кабанов, куропаток. Планировка этих охотничьих угодий сочеталась с регулярностью центра лесничества и живописностью его окраин.

В дендрологическом саду лесничества выращивали разнообразные древесные, кустарниковые и полукустарниковые породы 250 наименований, среди них разные виды пихты, кедра, лиственницы, березы, ели, клена, дуба, а также можжевельник. барбарис, кизильник, бересклет, дерен. Часть растений высадили по берегам пруда, и сейчас именно здесь находятся самые старые двухсотлетние деревья. Выделяется огромный дуб с обширным дуплом, укрепленный цепью. Возраст основных посадок - около 140 лет. Особенно красивы деревья в аллеях около дворца и церкви.

Неподалеку от Лисинского лесничества располагались усадьбы, названия которых близки по звучанию: Новолисино, Княжелисино и Старолисино. От последней почти ничего не осталось, но она знаменита тем, что принадлежала управляющему Азиатским департаментом - Константину Константиновичу Радофиникину, который так выразительно описан в романе Ю. Тынянова «Смерть Вазир-Мухтара».

«Мыза Новолисина с семью деревнями», пожалованная лейб-гвардии солдату Ивану Зотову, затем принадлежала барону Ю. И. Фредериксу и нижнегородскому и пензенскому губернатору И. М. Ребиндеру, но усадьба появилась здесь лишь после 1783 года, когда имение приобрели генерал от инфантерии, губернатор Прибалтийских провинций Федор Федорович Буксгевден (1750-1811) и его жена - дочь Екатерины II - Наталья Алексеевна (1758-1808). Они владели обширными поместьями: Манусдал на острове Эзель, замком Лоде в Эстляндии и мызой Лигово и потому не создавали в Новолисино представительной усадьбы. В Новолисино был выстроен деревянный барский дом с домовой церковью, вырыт пруд, разбит парк смешанной планировки.

После смерти Ф. Ф. Буксгевдена имение ненадолго перешло к его родственнику гофмаршалу Павлу Михайловичу Ласунскому (1777-1829), но вскоре вернулось в род Буксгевденов. Внуки Федора Федоровича - Павел и Наталья - владели поместьем сообща. При разделе в 1840 году усадьба отошла к Наталье Петровне Вонлярлярской. Ее муж Евгений Петрович (1812-1880) - предводитель дворянства Царскосельского уезда, камергер, действительный статский советник.

С его именем связан второй этап развития усадьбы. Она была полностью преобразована, выстроены новые господские дома и службы, запружена река Винокурка и образовано обширное озеро. Вдоль берегов проложили прогулочную дорожку, которая, огибая его, шла дальше к деревне Поги. Озеро стало центром новой парковой композиции, при которой сохранялись черты старой регулярной планировки с аллеями и рядами деревьев, но вводились и молодые посадки.

Завершилась реконструкция строительством церкви во имя Смоленской Божьей матери, освященной в 1857 году. Над могилой сына Вонлярлярских архитектор Б. Б. Гейденрейх (1818-1896) возвел величественное сооружение в русско-византийском стиле. Церковь сохранилась в полуразрушенном виде. А в ближайшем парке и сейчас можно еще увидеть двухсотлетние дубы, липы, лиственницы.

Гораздо позднее образовалась усадьба Княжелисино. В XVIII веке на ее месте находились казенные стеклянные заводы. В начале XIX века эти земли приобрел купец Кузьма Галашевский, завещавший их своей дочери Марии Кузьминичне Копосовой (1804-1835). Ее муж, купец Михаил Степанович (1798-1851), имел неосторожность под залог имения занять крупную сумму денег у князя Бориса Николаевича Юсупова, а в срок их не отдал. Тяжба длилась несколько лет, но в конце концов имение за долги отошло к Н. Б. Юсупову и стало называться Княжелисино. Николай Борисович (1831-1891) - владелец подмосковного Архангельского и мызы Лезьи в Шлиссельбургском уезде - создал здесь небольшую усадьбу с деревянными строениями и регулярным парком, а на месте старого карьера разбил пейзажный парк, запрудил ручей, провел каналы по низменным местам. Это редкий пример рекультивации промышленной зоны в зеленую с прудами, рощами, аллеями в середине XIX века.

В огромном лесном массиве, прилегающем к Лисинскому лесничеству, находилась мыза Каменка. Настоящая барская усадьба была создана здесь после 1828 года титулярным советником Иваном Семеновичем Струбинским. Его наследники - сын, внук и правнук - владели имением до 1891 года. Практически они ничего не меняли в имении, расположенном в излучине реки Кастенки, неподалеку от деревни. Небольшая территория пересекалась аллеями, оживлялась березовыми и липовыми рощами, группами елей, пихт, сосен, декоративными кустарниками на открытых полянах. В композицию включались и береговые склоны.

В 1891 году имение с обширными лесными дачами приобрел Александр Павлович Всеволожский, выгодно перепродавший его известному промышленнику Францу Васильевичу Утеману. При залоге им имения в 1902 году отмечалась ценность не только леса, но и «живописно расположенной над рекой усадьбы с хорошим барским домом и солидными хозяйственными постройками, парком и фруктовым садом». Последним владельцем имения с 1908 года был граф Александр Михайлович Соллогуб — помощник предводителя дворянства Царскосельского уезда.

Все постройки в усадьбе были деревянными и не сохранились, но в парке можно увидеть старые липы. Прекрасны виды с высокой береговой террасы.

Три усадьбы были созданы на землях когда-то крупного имения Шапки. В 1747 году императрица Елизавета Петровна пожаловала своему духовнику протоиерею Федору Яковлевичу Дубянскому в Шлиссельбургском уезде мызы Порецкую и Шапки, Керстовскую вотчину в Ямбургском уезде и дачу Богословка не правом берегу Невы. Это крупное землевладение было разделено после смерти Дубянского между его четырьмя сыновьями.

Усадьба в селе Шапки с многочисленными деревнями досталась Якову Федоровичу Дубянскому (1745-1807) - майору, ревностному масону ложи «Астрея». Он построил новую каменную церковь, освятив ее в 1786 году во имя Покрова Пресвятые Богородицы, отчего и село стало потом называться Покровским.

Судя по чертежам, это было благородное и величавое сооружение, аналогом которого мог быть Екатерининский собор в Ямбурге, выстроенный по проекту А. Ринальди.

Усадьба Дубянского, находившаяся недалеко от церкви, была небольшой и очень скромной. Новая, обширная усадьба появилась в Шапках после 1817 года, когда часть имения купил у Александра Яковлевича Дубянского (1786-1865) Александр Дмитриевич Балашов (1770-1837). Его имя широко известно, поскольку, являясь посланцем Александра I, он в начале Отечественной войны 1812 года встречался в Вильно с Наполеоном. Подробно описана эта встреча в романе Л. Н. Толстого «Война и мир».

К концу XVIII века род Балашовых обеднел, утратил княжеское достоинство. Александр Дмитриевич поправил положение благодаря удачной женитьбе на Екатерине Петровне Бекетовой - одной из богатейших невест России, унаследовавшей миллионы от своих предков - заводчиков Мясниковых и Твердышевых. Высокое положение, наличие средств обязывали Александра Дмитриевича создать в окрестностях столицы представительное родовое гнездо. Этим он и занимался, живя подолгу в Шапках с 1818 по 1837 годы.

Многочисленные холмы дали этой земле название Шапки. Сама природа способствовала созданию пейзажного парка с кривыми дорожками, скатами, склонами, ложбинами, прудами. Парк занял обширную территорию. С юга к нему примыкали фруктовые сады, огороды и оранжереи, а господские строения сгруппировались вокруг парадного двора на северной его оконечности. Здесь было все для комфортабельного и длительного пребывания большой семьи и приема высоких гостей.


Случайные файлы

Файл
138392.rtf
59237.rtf
93673.rtf
141374.rtf
72319-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.