Усадьбы Ломоносовского района (2343-1)

Посмотреть архив целиком

Усадьбы Ломоносовского района

Нонна Мурашова, Лина Мыслина

В 1987 году началось обследование бывших дворянских усадеб Ленинградской области на предмет постановки их на учет и охрану государства. Вслед за Гатчинским [1] в 1988 году были изучены усадьбы Ломоносовского района [2]. Само название района и его центра говорят о том, что земля эта связана с именем гениального русского ученого, философа, поэта и художника Михаила Васильевича Ломоносова. Действительно, 16 марта 1753 года императрица Елизавета Петровна пожаловала ему в Ораниенбаумском уезде деревни Шишкина, Калищи, Усть-Рудица, Перекули и Липову с 226 душами мужского пола и 9000 десятинами земли. По указу Сената здесь намечалось устроить стеклянный завод для выделки разноцветных стекол и из них бисера, пронизок, стекляруса и других галантерейных вещей, а также посуды и смальты.

Летом 1753 года под руководством самого Ломоносова работы шли уже полным ходом, а к 1754 году, как сообщал он в письме к Л. Эйлеру от 12 февраля: «. . .кроме дома и уже построенного стеклянного завода я сооружаю мельницу, плотину и лесопилку, над которой возвышается самопишущая метеорологическая обсерватория» [З].

Из всего довольно обширного имения М. В. Ломоносов избрал для устройства завода и усадьбы самую ближнюю и самую маленькую деревню Усть-Рудицу, в которой насчитывалось всего двенадцать душ мужского пола. Выбор места был обусловлен обилием проточной воды. Здесь соединялись речки Рудица и Черная в реку Коваши. Плотина, сооруженная на речке Рудице, позволила создать большую запруду - разлив, который и стал центром композиции всего усадебно-заводского комплекса.

Заводские строения с плавильными печами, плотиной, мельницей и рабочим поселком расположились на левом берегу запруды, а усадьба на правом. Она занимала оконечность мыса, образованного слиянием рек. Ее облик легко восстановить по рисункам на дарственной, выданной Ломоносову 2 сентября 1756 года. Если к 1754 году был выстроен только господский дом, то к 1756 году здесь была уже настоящая усадьба. Ее центром стал одноэтажный с мезонином дом, по сторонам которого, ближе к реке, располагались два флигеля, образуя как бы парадный двор, главный фасад усадьбы. В левом флигеле была оборудована лаборатория, в правом - мастерская. За строениями тянулись фруктовые сады и огороды, распланированные строго регулярно и симметрично по отношению к главной оси - подъездной аллее. Их окружали пашни. Парка как такового не было, но Ломоносов учел потенциальные возможности естественного рельефа и использовал их для создания прекрасных прогулочных аллей. Берега мыса были высокими и образовывали естественный вал, защищавший усадьбу от северных ветров. Природа была лишь упорядочена. Несколько позже дорожки, повторяющие извилистые линии берегов, были обсажены липами. Так еще при Ломоносове образовалась самая старинная часть Усть-Рудицкого парка, его липовые аллеи.

После смерти великого ученого завод перестал действовать, а имение перешло к его дочери и зятю А. А. Константинову [4], который увеличил имение, присоединив близко расположенные деревни: Сюрья, Минолова, части деревень Савольщина и Голубовицы. В 1808 году имение было разделено между их дочерьми на две части. Мыза и деревня Усть-Рудица, части деревень Савольщина и Голубовицы достались Екатерине Алексеевне, а остальную часть унаследовала Софья Алексеевна, жена героя Отечественной воины 1812 года Н. Н. Раевского [5]. Несмотря на юридический раздел, обе внучки Ломоносова в равной мере пользовались усадьбой. По карте 1817 года видно, что дом сохранился, но вместо старых флигелей построены новые на месте бывшего сада.

Ритм жизни в усадьбе совершенно изменился. Лето здесь проводила вся многочисленная семья Раевских, у которых было шестеро детей. Немало было и дворни - 44 человека мужского и женского пола. Естественно, что потребовались и новые постройки.

В 1847 году по завещанию Е. А. Константиновой ее часть имения перешла к племяннице Екатерине Николаевне Орловой, урожд. Раевской [б]. Прожив долгую жизнь, она владела усадьбой 38 лет и многое в ней переустроила. Был создан настоящий парк со сложной водной системой. К северу от построек, на мысу, повторяя очертания вала, был вырыт внутренний водоем-пруд с насыпными островками, который узким протоком соединялся с речкой Рудицей. Выбранное Ломоносовым место для устройства усадьбы - оконечность мыса - представляло собой замкнутую систему, развитие которой могло идти только в южном направлении. Но и здесь территория была ограничена проезжей дорогой, соединяющей усадьбу с мостом через Черную речку. Обособленность усадебного участка, отдаленность от больших дорог, обилие водных преград, окружавшие усадьбу леса предопределили ее характер с самого основания. Ей присущи уединенность, замкнутость, некоторая отрешенность от внешнего мира.

Безлюдны эти места и сегодня. Может быть, благодаря этому сохранилась основа объемно-пространственной композиции усадьбы. Правда, строений нет, а парк сильно зарос и запущен. В связи с понижением уровня воды в реках внутренний пруд заболотился, но очертания его берегов и островков просматриваются. В ассортименте старых посадок - липа, лиственница, в небольшом количестве дуб, ель, сосна в возрасте 200-250 лет. Много декоративных кустарников: сильно разросшийся рябинник, дерен, акация желтая, жимолость, шиповник, смородина, бузина. На месте усадебных строений - поляна с двумя величественными дубами, когда-то посаженными перед домом. Они хорошо видны на рисунке 1756 года. Здесь установлен обелиск в память М. В. Ломоносова.

Есть все основания для восстановления парка в его историческом облике. За один летний сезон можно расчистить водную систему, привести в порядок растительность, вырубить заросли, убрать сухостой и молодые самосевные насаждения. Ведь только за одну неделю в 1988 году отряд школьников школы-интерната № 45 г. Петродворца при ЛГУ расчистил от бурелома ломоносовскую липовую аллею до такого состояния, что она стала проходимой. Усадьба, принадлежавшая Ломоносову, Раевским, Орловым, достойна более пристального внимания общественности.

Дворянских усадеб в Ломоносовском районе было не меньше, чем в Гатчинском, но среди них значительно меньше таких репрезентативных, как Тайцы, Сиворицы, Елизаветино, Дружноселье, Рождествено.

Еще более отдаленными от столицы, чем Усть-Рудица, были Шепелева и Алютина, расположенные на берегу озера Горывалдайского, Елизаветино (Долгая) и Кернова на берегу Финского залива, в районе Копорья, Куммолова и Гревова.

Последняя находилась непосредственно в Копорье, недалеко от крепости. Завоевав Ингерманландию, Петр I пожаловал Копорье с окрестными деревнями А. Д. Меншикову [7], после опалы которого в 1727 году имение перешло в казну, а в 1743 году пожаловано фавориту Елизаветы Петровны Алексею Григорьевичу Разумовскому [8]. В 1779 году имение унаследовал его брат Кирилл Григорьевич [9], а после его смерти в 1803 году - сын Лев Кириллович [10]. Ни Меншиков, ни Разумовские усадьбы здесь не устраивали, она появилась лишь после 1809 года, когда имение купил Василий Николаевич Зиновьев, человек весьма примечательный [11].

К 1820 году усадебная территория представляла собой довольно обширную зеленую зону, но без какой-либо планировки. Из строений существовал только каменный хозяйственный двор, расположившийся недалеко от дороги. А в 1831 году архитектор В. И. Беретти среди своих работ указывает: «В Копорье деревянный господский дом с принадлежащими службами». А это значит, что создание усадьбы, начатое в 1810-е годы, закончилось в 1820-е. Беретти расположил дом и службы к нему в глубине парка. От дороги к ним вели две косые аллеи, одна из которых, западная - подъездная, была тогда же обсажена липами. Оранжерейный комплекс расположился по одной линии с хозяйственным двором, у дороги.

В планировке усадьбы, в постановке дома далеко от дороги сказалось стремление владельца к уединенности. Для представительства у Зиновьевых была дача Богословка на правом берегу Невы. Ее дом (разобран) был необычайно импозантен благодаря широкой лестнице с мраморными скульптурами, спускающейся от ротонды в центре дома по пологому склону прямо к набережной. Но вершиной усадебного творчества Беретти стал деревянный дворец в Осиновой роще. В планировке всех усадебных домов архитектор развил один и тот же композиционный прием: выделение главного двухэтажного корпуса, который переходами соединялся с одноэтажными флигелями. Возможно, таким же был и дом в усадьбе Гревовой. Во всяком случае, сохранившийся каменный дом садовника с оранжереями построен Беретти именно по этой схеме. Особую выразительность небольшому зданию придают портики большого тосканского ордера, охватывающие всю ширину центрального корпуса. Любопытно, что во всех трех усадьбах, созданных одновременно, Беретти для господских домов предпочитал дерево, а службы всегда строил каменные.

В 1870-е годы, когда владельцем имения стал сын В. Н. Зиновьева Дмитрий Васильевич [12], территория усадьбы была увеличена, расширена парковая зона на востоке и севере за счет бывших сенных покосов. Именно тогда парк и получил окончательное композиционное решение. Была акцентирована центральная ось, оформленная в виде широкой просеки - партера, обновлена растительность, созданы новые пейзажные композиции, обсажена деревьями восточная аллея. Тогда же на месте старого были выстроены новые скотный и конный дворы, а у дороги - многочисленные каменные службы.


Случайные файлы

Файл
113905.rtf
126172.rtf
153367.rtf
35088.rtf
175570.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.