Терроризм как глобальная угроза и как инструмент мировой политики (65862)

Посмотреть архив целиком

Терроризм сегодня - много страшнее, чем во времена народовольцев. Это - мощнейшее оружие, инструмент,

технология, используемые не только в борьбе против Власти, но очень часто - и самой Властью для

достижения своих целей.


КОРНИ И ПСИХОЛОГИЯ ТЕРРОРА


Терроризм появляется, когда общество переживает глубокий кризис, в первую очередь - кризис идеологии и

государственно-правовой системы. В таком обществе появляются различные оппозиционные группы - политические,

социальные, национальные, религиозные - для которых становится сомнительной законность существующей власти и всей

ее системы управления. Если такие группы придут к выводу, что не могут добиться своих целей законным путем, они

могут попытаться достигнуть желаемого через насилие, т.е. терроризм. При этом моральным оправданием убийств

оппозиция будет, разумеется, считать высокую важность и чистоту своих целей.


На ранних стадиях терроризм, как в случае "Народной воли" или захвата боевиками "Тупак Амару" японского посольства в

Перу, чаще всего делает своим объектом непосредственных истинных или воображаемых виновников своих "бед" -

политических лидеров или представителей власти.


Однако, как показывает последний перуанский "эксперимент", такой терроризм сегодня мало эффективен: и охрана кругом

усиливается, и чем кончится дело, в том числе для самих террористов - неясно, во всяком случае, шансы добиться цели

невелики.


Одновременно террористы быстро осознают ряд особенностей нашего времени:


- власть сильно зависит от выборов и, следовательно, от общественного мнения;


- есть мощные СМИ, падкие на "террористические сенсации" и способные мгновенно формировать массовое общественное

мнение;


- люди в большинстве стран отвыкли от политического насилия и боятся его.


Поэтому сегодня самые ходовые и эффективные методы террора - насилие не в отношении представителей власти, а

против мирных, беззащитных и, что крайне важно, не имеющих отношения к "адресату" террора людей, с обязательной

демонстрацией катастрофических результатов террора через СМИ общественному мнению - и только через него как через

передаточный механизм - лидерам стран. И, наконец, - предъявление через те же СМИ обществу и лидерам мотивов

террора и условий его прекращения.


Главное условие такого террора - бурная реакция СМИ. Современный террор имеет полем боя телеэкран, и не зря в таких

акциях террористы, прежде всего, требуют не выкуп, а тележурналистов. Цель - воздействие на общество, чтобы уже оно

предъявило ультиматум своим лидерам.


Типичный пример такой технологии - Буденновск. Объект атаки - больница, роддом. Хорошо оплаченная истерика в СМИ,

особенно - НТВ. Мелькающие на телеэкране заложники, рассказывающие о "добрых к ним террористах". Заявления о том,

что Басаева можно понять, поскольку "вся семья его погибла под русскими бомбами", и вообще он "борец за свободу своего

народа" . Шок всей страны, и Черномырдин, капитулирующий перед требованиями террористов.


При этом, разумеется, СМИ тщательно обходят молчанием, что:


- демонстрируемые, только что освобожденные из рук террористов, люди испытывают "синдром заложника", когда

заложники через некоторое время начинают чувствовать себя более привязанными к террористам, чем к спасателям;


- "синдром заложника" обычно испытывают только 20% заложников, т.е. подбор персонажей для репортажа ведется

целенаправленно и в интересах террористов, что однозначно говорит о том, на кого в данном случае работают СМИ;


- Басаев еще до "гибели всей семьи под бомбами" сотнями расстреливал безоружных беженцев в Абхазии, а его "погибшая

семья" спокойно загорает на Кипре;


- Буденновск выбран потому, что там проходит магистральный газопровод, за безопасность которого

Газпром-Черномырдин сдаст что угодно.


Таким образом, по сравнению с прошлым веком появляется совершенно новый элемент терроризма - СМИ - как бы

специальный передаточный механизм ("ретранслятор") между террористами и адресатами террора.


ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ БАЗА ТЕРРОРА И ТЕРРОРОСРЕДА (ТС)


Участие в терроре требует для террориста внутреннего самооправдания, хотя бы вначале. Задача - вовлечь большую массу

людей, для которых либо цели террора столь высоки, что оправдывают любые средства, либо столь неразборчивы в

средствах, что готовы реализовать любую мерзость.


Через "возвышенные мотивы" обычно вовлекают молодежь, которая, в силу умственной и моральной незрелости, легко

"клюет" на радикальные национальные, социальные или религиозные идеи. Вовлекают ее чаще всего через тоталитарные (т.е.

полностью подавляющие волю людей и подчиняющие их только воле "вождя" "учителя"), религиозные или идеологические

секты типа "Аум Синрике" или "Красных бригад".


Длительное нахождение членов террористических групп в конспиративной обстановке при интенсивной террористической

тренировке, включающей и специальные (ведущие к зомбированию) технологии психологической обработки, приводит к

появлению специфической среды, которую, по аналогии с уголовной средой, можно назвать терроросредой с особым типом

сознания людей, составляющих эту среду.


Это, - во-первых, примитивное, черно-белое, но религиозно-фанатическое мировосприятие, практически никогда не

анализирующее конечные цели и результаты террора. Во-вторых - ощущение своего превосходства над "простыми

смертными", что отменяет или уменьшает разборчивость в средствах террора. В-третьих - малая чувствительность в

отношении своих и чужих страданий, при высокой готовности убивать и умирать, и высокой террористической

тренированности.


В отличие от простых уголовников, терроросреда непременно объявляет себя лидером понимания и защиты неких высших

идеалов или интересов ("Свободу Украине!") и как бы берет на себя обязательство воплотить их в жизнь. Для формулировки

и заявления обществу этих идеалов в каждой ТС имеется группа "интеллектуалов-теоретиков" - первичный идеологический

центр, вокруг которого и организуются боевые террористические формирования.


Одновременно оппозиционным группам населения дают понять, что в обмен на обязательства, взятые на себя ТС, эти

группы тоже должны взять на себя обязательство поддержки террористов. Возникает своеобразная круговая порука,

позволяющая лидерам терроросреды требовать от указанных групп финансирования, снабжения, укрывательства, поставки

рекрутов и т.п. Этим в террор прямо или косвенно втягиваются уже большие группы населения, создающие его социальную

базу и затрудняющие создание в обществе сопротивления терроризму.


Такая терроросреда, состоящая из идеологического центра, боевых формирований и социальной базы - уже достаточно

эффективный инструмент в руках тех, кто ее контролирует. Но это еще не та угроза, которую признают одной из главных

проблем современности.


ИНФРАСТРУКТУРА И ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БАЗА ТЕРРОСРЕДЫ


По мере наращивания своих сил и возможностей терроросреда почти всегда как-либо дистанцируется от своего начального

идеологического центра и начинает жить самостоятельно или полусамостоятельно. При этом идеологический центр, как

правило, легализуется в виде партии, а управление террором берет на себя боевой штаб. Например, ирландская ИРА давно

уже практически независима от своего политического крыла - партии Шинн Фейн.


Наличие дистанции между легальным политическим и террористическим крылом организации расширяет возможную

социальную базу - те, кому претит насилие террористов, могут примкнуть к "мирному" политическому крылу. Но

подлинная самостоятельность терроросреды появляется, когда за счет первоначальной финансовой поддержки

сторонников и спонсоров создана система базирования и тренировок и обеспечено самофинансирование.


Главный способ самофинансирования - криминальная деятельность. Наличие высокоорганизованной и оснащенной военной

силы обеспечивает терроросреде положение "вне конкуренции" в любой зоне организованной преступности. Тем более, что

уголовная среда не имеет ни такого "идейного" заряда, ни, как правило, штабов такого интеллектуального уровня.


В результате терроросреда вытесняет, а чаще - включает в свои структуры "обычную" организованную и неорганизованную

преступность, наращивая этим свои возможности и беря под свой контроль ключевые сферы криминального бизнеса.

Сегодня главный источник финансирования терроризма - не взносы сторонников или помощь "террористических

государств" (хотя и то и другое имеют место), а контроль наркобизнеса, рэкета, проституции, торговли оружием,

контрабанды, игорного бизнеса и т.д.


Например, основной источник финансирования перуанского движения "Сендеро луминосо" и ливанской "Хезболлах" -

наркобизнес, а цейлонских "Тигров освобождения Тамил Ислама" - наркотики и сделки "оружие - драгоценные камни".


Такой "экономически оформившийся" терроризм способен уже к серьезной самостоятельной деятельности, и не только в

масштабах "своей" страны. Однако сегодня развертывание такой деятельности возможно лишь при наличии структур для

"отмывания" денег - в виде контролируемых банков, фирм, производственных предприятий. Терроросреда и создает такой

экономический сектор, именуемый ныне "серой экономикой".


"Отмывание" чаще всего производится в кризисных зонах мира, где ослаблен государственный контроль. По этой причине

Россия сейчас входит в число крупнейших "прачечных".


Для бесперебойной работы серая экономика нуждается в "крыше" из вовлеченных чиновников, т.е. в налаживании

коррупционно-лоббистских связей. Результаты можно наблюдать, например, в Италии, где операция по борьбе с коррупцией


Случайные файлы

Файл
18862.rtf
114277.rtf
ref-15257.doc
132154.rtf
89992.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.