Версии и планирование расследования преступлений (65816)

Посмотреть архив целиком

П Л А Н


1. Значение планирования для расследования уголовного дела и

програмирование на первоначальном этапе.


2. Выдвижение и проверка версий. Отличия розыскных и следственных

версий.


3. Процесс планирования расследования уголовного дела и его структура.


4. Значение криминалистической классификации для планирования

расследования.





























1. ЗНАЧЕНИЕ ПЛАНИРОВАНИЯ ДЛЯ РАССЛЕДОВАНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА И ПРОГРАМИРОВАНИЕ НА ПЕРВОНАЧАЛЬНОМ ЭТАПЕ.


Грамотное планирование расследования по сложным уголовным делам на основе полной отработки следственных версий являет­ся одним из важнейших условий установления объективной истины. Хотя еще более полувека назад отмечалось, что ошибки и недочеты в работе следственных органов обусловливаются прежде всего бесплановостью расследования, с подоб­ным состоянием дел можно встретиться и сейчас. И если в 30-е гг. это объяснялось недостаточной теоретической подго­товкой следственного аппарата, а также слабой разработанно­стью научных основ планирования расследования н версионно-го процесса, то теперь положение коренным образом измени­лось. Теория сделала большой шаг вперед. Практика же порой не в полной мере использует достижения теории. Причи­на такого положения заключается в том, что до сих пор не из­жита психологическая установка некоторой части следователей обходиться набросками, напоминающими конспективный план работы на день. Кроме того, молодые следователи из-за недо­статка опыта не всегда умеют составить развернутый план рас­следования сложных — бесфигурантных либо многоэпизодных дел, что делает необходимой разработку алгоритмов и программ этой деятельности. Наконец, к планированию расследования нужно приступать сразу же, на первоначальном этапе работы по делу. однако теоретические выкладки и рекомендации в дан­ном аспекте нам неизвестны, хотя потребность в них давно кон­статирована.

Как справедливо считает Н. А. Селиванов, выделение комп­лекса первоначальных следственных действий “ориентирует следователя на использование максимума возможностей для обнаружения доказательств, имеющихся на исключительно важ­ном — первоначальном этапе расследования, и на создание надлежащей базы для тщательного, обоснованного планирова­ния всего следственного производства по делу” [1, с. 122]. Это предполагает необходимость составления общего плана рассле­дования первоначального этапа и отдельного плана по каждо­му первоначальному следственному действию в увязке с опера­тивно-розыскными мероприятиями. Таким образом, для обеспе­чения эффективности расследования планирование по возмож­ности следует начинать практически сразу после возбуждения уголовного дела.

Бесспорно, что фрагментарный и проблематичный характер исходной информации о преступном событии, его субъекте, форме вины и других существенных обстоятельствах препятству­ет разработке подробного плана по делу в целом. На данном этапе это нереально и не диктуется необходимостью. Поскольку мы понимаем первоначальный этап расследования как важней­ший интервал следственной деятельности, конкретизируемый характером стоящих перед следователем на момент возбужде­ния уголовного дела целей и необходимый для решения ключе­вых (типичных) задач расследования: раскрытия неочевидных преступлений либо сбора необходимых доказательств по оче­видным преступлениям,—то после решения задач данного эта­па планирование дальнейшей работы по делу большой сложности не представляет. Если преступление раскрыто, а доказатель­ства виновности собраны, элемент творчества в дальнейшей следственной деятельности значительно уменьшается, а сама она (исключая разве составление обвинительного заключения. лежащее в пределах компетенции уголовного процесса, а не криминалистики) намного упрощается. В то же время важность грамотного планирования расследования на его первоначальном этапе становится еще более очевидной.

В этой связи важно подчеркнуть, что всякое пополнение зна­ний следователя о расследуемом преступлении, в особенности на первоначальном этапе, должно влечь немедленное уточнение пунктов составленного плана. Прав А. М. Ларин, говоря, что “планирование основывается на всестороннем учете фактиче­ских данных, которые в ходе расследования неуклонно попол­няются, Уточняются, переосмысливаются. Соответственно по­полняется, корректируется, изменяется и план. Поэтому процесс планирования от принятия дела к производству и вплоть до составления обвинительного заключения непрерывен” [2, с. 58]. Важность динамичности планирования подчеркивают и другие авторы [3, с. 15—20].

Как считает Л. А. Соя-Серко, при планировании предстоя­щего расследования и выполнении отдельных следственных действий либо иных мероприятий следователь использует свои познания в конкретной следственной ситуации, оперируя двумя потоками информации. Один —внешний — поступает при изу­чении обстановки и обстоятельств расследуемого преступления; второй—внутренний-—это содержащиеся в памяти следовате­ля знания, понятия, приобретенные в процессе обучения и прак­тической работы [4, с. 32].

Думается, что такое представление об информационной обеспеченности следователя неполно, поскольку при расследова­нии любого достаточно сложного уголовного дела в ходе сбора и проверки доказательств необходимо использовать специаль­ные познания различных сведущих лиц, экспертов и др. При этом происходит приложение к конкретной следственной ситуа­ции познаний и этих специалистов, т. е. интеграция знаний и представлений следователя со знаниями и представлениями дру­гих участвующих в расследовании лиц, порождающая новый уровень проникновения в механизм преступного события и его отдельные криминалистически значимые детали.

Данный поток информации имеет свою специфику, посколь­ку порожден не материальной обстановкой преступления и ли­цами, так или иначе причастными к нему (очевидцами, потер­певшими), а волей и сознанием субъектов, с которыми следова­тель взаимодействует. Их интересы направлены на достижение одной цели: раскрытие и всестороннее расследование преступ­ления. Специальные познания особенно необходимы на перво­начальном этапе, ибо индивидуальных знаний и возможностей следователя, как правило, недостаточно, чтобы без определенной помощи достичь успеха.

Научно-технический прогресс постоянно открывает все новые возможности использования достижений науки и техники в уголовном судопроизводстве. Сейчас даже самых глубоких профессиональных знаний следователя может не хватить для успешного расследования. Путь к установлению истины по многим делам оказался бы намного длиннее, целый ряд преступлений не удалось бы раскрыть, если бы следователи не использовали при этом специальные знания, т.е. знания, которые приобретаются путем целенаправленной подготовки и опыта работы для определенного вида деятельности в рамках той или иной профессии, исключая в данном случае профессию самого следователя.

Таким образом, при составлении плана на первоначальном этапе расследования следователь обязан продумать, каких специалистов, как и когда привлечь, наметить мероприятия, в которых они будут участвовать. Желательно, чтобы использование специальных познаний на первоначальном этапе было достаточно широким и плановым. Кроме того, при планировании важно предусмотреть научно-техническое и организационное обеспечение эффективности первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Для этого в плане должен быть приведен не только перечень научно-технических средств, но и конкретные тактические приемы их использования.

На первоначальном этапе расследования нужно планомерно применять специальные познания в форме экспертиз. Однако именно на данном этапе далеко не всегда используются богатейшие возможности судебной экспертизы, в особенности имеющие диагностический характер. Экспертизы назначаются несвоевременно, в постановлениях предусматриваются не все вопросы, которые могут быть решены на базе имеющихся материалов, допускаются иные ошибки, снижающие эффективность следствия. Круг экспертиз, вопросы, которые требуется разрешить при их производстве, материалы, необходимые для исследования,- все должно найти отражение в плане первоначального этапа расследования. При этом следователю целесообразно проконсультироваться с экспертами, соотнести свои потребности по делу с возможностями экспертного учреждения, а когда они не совпадают, запланировать производство исследований в другом криминалистическом учреждении, обладающем более широкими возможностями вследствие обеспеченности совершенной аналитической техникой, высокой квалификации сотрудников и др.

Освоение криминалистами идей кибернетики привело к тому, что в последние годы взят на вооружение ряд кибернетических методов, довольно успешно используемых в раскрытии и рас­следовании преступлений. Следователи при решении многих криминалистических задач фактически пользуются отдельными рекомендациями теории информации, в особенности алгоритмического характера. Кибернетические идеи, разработанные применительно к задачам расследования, образуют базу для принятия следователем решений на основе так называемой без­машинной кибернетики посредством выработки схем типовых версий о способах совершения преступлений и типизированных действий следователя, направленных на их проверку. В алгоритмизации деятельности следователя важной является разработка систем типовых моделей расследо­вания преступлений.


Случайные файлы

Файл
69773.rtf
11919-1.rtf
12528.rtf
133079.rtf
24246-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.