Криминалистика (организованная преступность) (ref-15461)

Посмотреть архив целиком

7




Содержание.


Введение………………………………………………..………………………...3

1. Исходные данные расследования преступлений, совершённых организованными преступными группами………..…...………………...5

    1. Криминалистическая характеристика преступлений, совершаемых организованными преступными группами………………………….…....5

    2. Характер возникновения следственных ситуаций по преступлениям совершаемым организованными преступными группами……………..12

    3. Основные положения методики расследования преступлений, совершаемых организованными преступными группами…………...…18

    4. Структура частных методик данного вида преступлений……………...26


2.Особенности тактики производства следственных действий по преступлениям, совершаемым организованными преступными группами….……………………………………………………………29

2.1. Особенности организации расследования преступлений совершённых на первоначальном этапе расследования……………………………………….29

2.2. Особенности тактики производства следственных действий на последующих этапах расследования…………………………………………....47


Заключение……………….…………………………………………………….62

Библиографический список………………………………………………...64

Приложения.





Введение.



Долгие годы в теории и практике борьбы с преступностью в нашей стране господствовало мнение о том, что профессиональная преступность существовавшая в 20-х-30-х годах ликвидирована. Но рано или поздно должен был наступить момент, когда придётся посмотреть правде в глаза и признаться в существовании профессиональной организованной преступности.

Многие из совершенных преступлений совершаются хорошо организованными преступными группами. При расследовании таких преступлений совершаемых организованными преступными группами, следовательно, чаще всего сталкиваются с трудностями методического характера

Согласно статистическим исследованиям в 1999-2002гг., по данным МВД РФ, ставилось на оперативный учёт ежегодно по 12,5тыс. преступных формирований. Таким образом, количество преступных формирований за период с 1999г. по 2002г. увеличилась в 25,7 раза. Это и является актуальностью исследуемой темы.

Проблемами методики расследования преступлений, в том числе совершаемые организованными преступными группами посвятили свои исследования: Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, О.Я. Баев, В.А. Васильев, А.Ф. Волынский, С.В. Ванюшкин, И.Ф. Герасимов, А.И. Гуров, Л.Я. Драпкин, А.И. Долгова, А.Д. Клипачев, Н.А. Климов, Ю.Г. Корухов, А.Мухин, В.А. Образцов, А.П. Резван, Е.Р. Россинская, М.В. Субботина, А.Г. Филиппов, Н.П. Яблоков, и другие учёные.

Однако различные аспекты раскрытия и расследования рассматриваемых преступлений в современных условиях требуют более глубокого осмысления и научной проработки.

Цель настоящей выпускной квалификационной работы – на основе комплексного анализа методики расследования преступлений совершаемых организованными группами, определить её особенности. Достижение цели предопределило постановку следующих задач:

-на основе анализа различных аспектов совершаемых организованными преступными группами преступлений раскрыть их криминалистическую характеристику;

-определение типовых следственных ситуаций при расследовании рассматриваемых преступлений;

-на основе анализа общих положений и частных методик расследования исследуемых преступлений определить особенности тактики производства;

-тактики производства следственных действий;

-на основе анализа нормативного регулирования отношений в сфере борьбы с организованными преступными группами выявить имеющиеся пробелы и противоречия;

Решение поставленных задач обусловило структуру работы, которая состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения, библиографического списка и приложения.














1.Исодные данные расследования преступлений совершаемых организованными преступными группами.


    1. Криминалистическая характеристика преступлений, совершенных организованными группами


Под организованной группой понимается устойчивая организа­ция с иерархической структурой и собственными нормами поведе­ния, сформированная в целях получения материальных выгод пре­ступным путем.

Признаки организованной преступной группы:

1. Устойчивость. Данный признак характеризует степень разви­тия одной и той же организованной преступной группы в процессе совершения преступлений и совершенствования своих действий, направленных против ее разоблачения.

2. Иерархически организованная структура. Под ней понимается определенная упорядоченность организации преступ­ной группы в плане взаимоотношений между участниками, а также отношения лидерства и подчиненности. В ходе преступной дея­тельности группы за отдельными участниками закрепляются посто­янные функции, связанные с непосредственным исполнением пре­ступлений (исполнительское звено); с руководством деятельностью группы (организационно-управленческое звено); с обеспечением су­ществования и функционирования группы (организационно-обеспечивающее звено). Анализ функциональной роли членов организо­ванной группы позволяет выявить место и роль каждого участника в осуществлении преступной деятельности и совершении конкрет­ных преступлений. При этом важнейшее значение приобретает

_________________________________________________________________

  1. Н. П. Яблоков. Криминалистика: Учебник для вузов-М.: Издательство БЕК 1995г.-701с.


ха­рактеристика действий по реализации той или иной функции, т. е. решение вопроса, что конкретно сделано и каким образом.

Однако в преступной организованной группе место и роль каж­дого участника могут быть понятны только во взаимосвязи его дей­ствий с действиями других членов. Поэтому установление таких связей является обязательным в ходе расследования организован­ной преступной деятельности. Кроме того, разрушение организо­ванной преступной группы — это, прежде всего, разрушение связей внутри группы. Можно выделить связи по формированию и разви­тию группы, связи управления и взаимодействия.

Важное значение при расследовании организованной преступ­ной деятельности имеет установление связей управления, которые являются основополагающими и подразделяются на вертикальные и горизонтальные. Пирамидный характер структуры организован­ной преступной группы обусловливает проявление вертикальных связей — в виде связей подчинения, когда исполнители (низшее звено) подчиняются организатору группы (высшее звено), а гори­зонтальных — в виде координации действий между членами одного звена. Более того, условия существования крупных групп (органи­зации, сообщества) диктуют необходимость соблюдения строгой конспирации, поэтому члены такой организации могут знать только ограниченное число участников группы. Однако вся группа функ­ционирует как единый механизм, и все ее участники связаны между собой, взаимодействуют для решения каких-либо конкретных пре­ступных целей. Так, если группа начинает увеличивать сферы сво­его влияния и затрагивает интересы другой организованной группы, то в данном противостоянии участвуют все члены группы. Поэтому установление и анализ связей взаимодействия внутри группы по­зволяет выявить всех участников преступного сообщества.

3. Наличие неформальных норм поведения и ответственно­сти. Они содержат более или менее разработанную систему санк­ций и поощрений. Чаще всего — это смесь законов криминального мира "блатных” с нормами криминального бизнеса и теневой эко­номики.

4. Наличие фонда материального страхования ("общак").

5. Связь с другими организованными группами. Она может стро­иться на следующих основах: нейтральные взаимоотношения; отно­шения подчиненности — властвования; состояние войны. Большин­ство организованных преступных групп склонны к расширению своей деятельности. При этом более сильные и крупные группы стремятся подчинить слабые. Отношения подчиненности — властвования быва­ют двух типов. В первом случае организованная группа передав часть из своих, получаемых преступным путем, доходов (от 10 до 50 %) руководству другой группы, продолжая самостоятельно осуществ­лять свою преступную деятельность (преступное сообщество). Во втором случае группа включается в структуру другой группы как подчиненное, относительно самостоятельное образование и начи­нает осуществлять преступную деятельность по указанию органи­заторов этого объединения (преступная организация). Однако са­мостоятельные организованные группы не всегда готовы объеди­ниться с другими. В связи с этим возможны так называемые войны за расширение сфер влияния, которые проявляются в постоянных

вооруженных “разборках” между различными ОПФ, убийствах их лидеров.

Классификация организованных преступных групп может быть произведена по различным основаниям. Так, различают формиро­вания общеуголовной направленности, функционирующие в сфере экономических отношений, смешанные. В свою очередь, первые подразделяются на формирования традиционного типа, действую­щие без жесткого силового давления (например, занимающиеся наркобизнесом), и формирования гангстерского типа, ориентирую­щиеся на вооруженные методы (бандитизм и пр.).

1. А.Г. Филиппов, А.Ф. Волынский. Криминалистика: Учебник-М.: Издательство «Спарк», 1995г-543с.

  1. А.Мухин. Организованная преступность в РФ. М.: СПИК-Центр,2000г. С.40-45, 48-52.

Формирования экономической направленности подразделяются на группы закрытого и открытого типа. Первые не выходят за рамки той преступной деятельности, которую они ведут в одной-двух хо­зяйственных или финансовых структурах. Вторые — используют любые возможности для расширения своего криминального влияния.

Применительно к связи с коррумпированными лицами группы подразделяются на имеющие такие связи и не имеющие.

В зависимости от территории действия различают локальные (действующие в одном регионе), межрегиональные и международ­ные организованные преступные группы.

Способы совершения преступлений организованными группами весьма разнообразны. Структура их преступной деятельности со­держит несколько элементов: базовый — главное направление дос­тижения преступных целей; вспомогательный — те преступления, которые связаны с подготовкой к базовой деятельности (например, обеспечение группы оружием при контрабанде); побочный — пре­ступления, которые дополняют базовую деятельность (например, ношение и хранение оружия при разбойных нападениях); нетипич­ный — преступления, которые не предусмотрены основным замыс­лом группы и совершены ее членами под влиянием каких-либо конкретных обстоятельств (хулиганство, изнасилование и т. д.). Ес­тественно, что для криминалистической характеристики организо­ванной преступной деятельности большое значение имеют базо­вые преступления. В связи с этим необходимо рассмотреть основные сферы деятельности организованных преступных групп. К ним отно­сятся:

1.Индустрия наркобизнеса (продажа наркотиков; нелегальное

______________________________________________________________

1.А.П. Резван, М.В. Субботина. Криминалистическая методика расследования отдельных видов преступлений:Учебное пособие в двух частях.-М.: НМЦ ГУК МВД России, 2002г.-232с.


производство наркотических средств; контрабанда наркотических средств).

2. Незаконный оборот оружия

3. Кража и контрабанда автомобилей.

4. Организованные преступные нападения на грузы.

5. Организованные формы незаконной миграции.

6. Организованная проституция.

7. Организованные преступные посягательства на объекты куль­туры или произведения искусства.

8. Компьютерные преступления (незаконное получение денеж­ных средств с применением компьютеров; незаконный доступ к электронной информации, которая может служить в качестве ис­ходной для совершения преступлений; кражи программного обес­печения ЭВМ; распространение программных вирусов).

9. Незаконная торговля дикими животными (в рамках статьи о браконьерстве — заготовка медвежьей желчи, оленьих пантов, шкур диких животных, змеиного яда и т. д.).

10. Преступные посягательства на стратегически важные сырье­вые товары (контроль экспорта сырья и энергоресурсов, импорта наиболее выгодных товаров; контрабанда энергоносителей, метал­лов, руд, редких металлов, леса и т. п., а также хищения цветных металлов).

11. Преступные посягательства в топливно-энергетическом ком­плексе (давление на выбор экспортеров стратегически важного сы­рья, формирование отпускных цен, объемов реализации, распреде­ление валютных и рублевых средств, полученных от экспорта).

12. Незаконный ввоз вредных отходов.

13. Преступные посягательства на потребительском рынке.

14. Проникновение преступных структур в финансовую систему (хищения, взяточничества, валютные операции, хищения драгоцен­ных металлов и камней с мест добычи, переработки и при осущест­влении операций с ними, контрабанда, изготовление и сбыт поддельных денег, ценных государственных бумаг и иностранной валюты).

Рассматривая механизм организованной преступной деятельно­сти, необходимо исходить из того, что эта деятельность проходит несколько этапов:

собирание, анализ и оценка информации о соответствующей сфере социальной или экономической жизни общества с целью возможного приложения криминальных устремлений;

разработка технологии преступной деятельности;

подготовка к реализации преступной деятельности и приня­тие мер по ее защите;

реализация преступной деятельности;

принятие мер по сокрытию преступной деятельности и ее следов.

В основе криминальной деятельности организованных групп, прежде всего, лежат экономические отношения корыстного и коры­стно-насильственного характера, определяющие предмет крими­нального интереса и соответственно посягательства. Типичным предметом преступного посягательства являются деньги, ценные бумаги, драгоценности, ценные промышленные изделия и сырье, антиквариат, передовые технологии и дефицитная производствен­ная техника, дорогостоящие предметы массового спроса и пр.

Таким образом, материальные ценности являются основным предметом криминального интереса современной преступной дея­тельности. Ради них преступные формирования идут на крайние меры, совершая убийства, террористические акты и другие тяжкие деяния. При этом они действуют нагло, дерзко. Например, в про­цессе налета шести членов организованной преступной группы на офис фирмы «Маккон» преступники открыли как

  1. А.Г. Филиппов, А.Ф. Волынский. Криминалистика: Учебник-М.: Издательство «Спарк», 1995г-543с.


избежать применения огнестрельного оружия. В результате перестрелки с обеих сторон погибло по одному человеку и ранено четверо.

В сферу интересов организованных преступных групп постепен­но входят и интеллектуальные ценности. Похищение продуктов ин­теллектуальной деятельности, компьютерных программ, компью­терной информации все чаще становится одним из источников до­ходов.

Кроме того, в последнее время предметом преступных интере­сов организованных групп становятся должности с высокими полно­мочиями в органах государственной власти, управления, правоох­ранительной системы. Эти интересы реализуются либо в форме ус­тановления соответствующих коррумпированных связей (такими связями обладают более трети организованных преступных групп), либо путем «проталкивания» на указанные должности своих став­ленников.

С началом процесса демократизации социально-экономических отношений внутри страны и ослабления таможенных барьеров сре­ди предметов преступного интереса организованных групп стали встречаться такие, которые не имели широкого криминального обо­рота. Например, все чаще стали фигурировать земельные участки, здания и строения; средства производства; ювелирные изделия, имеющие художественную и историческую ценность; документы, являющиеся эквивалентом стоимости денег, криминальные услуги.








1.2. Характер возникновения следственных ситуаций по преступлениям, совершаемым организованными преступными группами.


Современная организованная преступность имеет множество частных проявлений в виде различного рода преступных деяний, в большинстве случаев тяжких и корыстных, например в виде преступлений против жизни и здоровья людей, против, государственной и иной чужой собственности. Организованные преступные группы посягают на финансово-банковскую деятельность, совершают преступления против правосудия и порядка управления.

И хотя, как уже отмечалось, в совершении этих преступлений ОПГ имеется определенное своеобразие и новые черты. Организованную преступную деятельность нельзя рассматривать и изучать в отрыве от традиционной преступности, ибо преступления, совершаемые ОПГ, содержат много общего с аналогичными деяниями общеуголовной преступности и преступлениями в сфере экономики.

При криминалистическом анализе рассматриваемой преступной деятельности, прежде всего, целесообразно определить, какая же преступная деятельность для данной ОПГ является стержневой (определяющей, базовой) и служащей главным средством достижения намеченных преступных целей.

Преступной стержневой деятельностью ОПГ обычно является наиболее доступная, относительно безопасная, максимальная материально выгодная для данного региона в определенный период времени. Как правило, это деятельность, обеспечивающая получение незаконных доходов, служащая преступным постоянным бизнесом.

Вместе с тем члены ОПГ совершают и ряд других преступлений связанных с подготовкой, совершением и сокрытием преступной деятельности, т.е. носящих вспомогательный и заранее продуманный характер.

Криминалистическое изучение преступной деятельности современных ОПГ позволило выявить ряд характерных для неё черт, по которым чаще всего удается выявить в расследуемом деянии почерк преступной организации.

К числу указанных черт можно отнести следующие признаки:

-дерзость преступного деяния при тщательной его продуман­ности, обеспеченности средствами достижения преступной цели.

-возможность его осуществления лишь с разделением ролевых функций лицами, входящими в ОПГ, или при коллективной подготовке;

-наличие следов и иных материальных последствий совершен­ных деяний, указывающих на высокую техническую оснащен­ность и вооруженность его исполнителей, доступную только членам ОПГ (использование преступниками подслушивающих устройств, радиопередатчиков, милицейской формы и соответ­ствующих документов, электрошоковых дубинок и т. п.);

-характер направленности преступного деяния и выбор объекта посягательства, обеспечивающие получение высокого доход;

-при обоснованной пассивности потерпевших или организации, понесшей материальный ущерб от преступления;

-тщательно продуманная реализация (использование) похищенного имущества;

-наличие оперативно-розыскных данных, указывающих на связь данного деяния с деятельностью организации, находящейся под контролем, или еще неизвестной правоохранительным органам ОПГ;

-специфическое поведение на следствии задержанных лиц совершивших расследуемое деяние (наглость, запирательство обструкция, конфронтация со следователем и пр.);

-частое отсутствие свидетелей или их полная «неосведомленность», неискренность потерпевших;

-срабатывание защитных средств ОПГ (опережающие деиствия преступников, давление на следователя со стороны влиятельных лиц и др.).

Для должной криминалистической оценки преступного деяния с признаками деятельности ОПГ важно как можно быстрее установить ее направленность и особенности, предмет преступного посягательства, сведения о котором являются важным систематизирующим элементом криминалистической характеристики преступления.

Направленностью деятельности любой ОПГ обычно, как уже отмечалось, является получение незаконных доходов и сверхдо­ходов, а часто и их последующее использование в коммерческой деятельности внутри страны и за рубежом. Соответственно выбирается и предмет преступного посягательства (значитель­ные денежные и валютные суммы, драгоценности, редкие и драгоценные металлы и иное ценное промышленное сырье, энергоносители, производственная, бытовая или военная техни­ка, новейшие технологии и др.).

Потерпевшими от таких преступлений часто являются лица, обладающие значительными средствами, полученными не впол­не законным путем.

Обстановка совершения таких преступлений в каждом кон­кретном случае выбирается ОПГ с учетом времени, места, условий жизни общества в соответствующем регионе (районе, городе), гарантирующих преступные максимальные доходы и относительную безопасность для их незаконного получения.

Способы преступлений, совершаемых членами ОПГ, обычно имеют достаточно четко выраженные признаки предваритель­ной подготовки, тщательного планирования, коллективного ис­полнения с распределением ролей, а также признаки хорошей технической оснащенности, высокого криминального професси­онализма в действиях непосредственных исполнителей. Харак­тер же конкретных способов зависит от направленности пре­ступной деятельности ОПГ, от сферы (экономической или уго­ловной), в которой она действует.

Для преступлений ОПГ в сфере экономики свойственны изо­щренные приемы незаконного обогащения, умелое использова­ние в преступных целях всех лазеек и недостатков в области экономической деятельности государственных, кооперативных и частных организаций производственно-коммерческого харак­тера.

При этом указанные приемы используются не только для получения незаконных сверхдоходов, но и в целях их легализа­ции путем вложения в деятельность легальных коммерческих структур.

Для корыстно-насильственных преступлений общеуголовного характера, совершаемых ОПГ, свойствен преступный цинизм, жестокий, дерзкий и наглый характер преступных действий с широким использованием современного огнестрельного оружия. При этом особенно часто такие приемы применяются при вымогательстве, квартирных разбоях, изготовлении, хищении и сбыте огнестрельного оружия, наркотиков и др.

Важной отличительной чертой этих преступлений является то, что их совершают лица, входящие в ОПГ, имеющие сложную систему организации, иерархическую систему взаимоотноше­ний, строгое распределение функциональных обязанностей между ее членами.

Структура каждой ОПГ определяется базовой направлен­ностью ее преступной деятельности. В каждой из них имеются звенья разных уровней: нижний — исполнители, средний — члены, осуществляющие организационно-контрольные и по­среднические функции, высший — руководители ОПГ. Для многих современных ОПГ характерно наличие




  1. Состояние законности в РФ в 1999-2002гг. Плановая тема НИР НИИ при Генеральной прокуратуре РФ на 2002г.

  2. С.В. Ванюшкин. Организованная преступность в реформируемой России и направления борьбы с ней. Дисс. … канд.юрид.наук. М., 2001г. с.10, 47-50.


коррумпирован­ных связей с представителями государственных (в том числе и правоохранительных), хозяйственных и иных органов. Соответственно типологические черты членов ОПГ также во многом зависят от ее целевой направленности и режима функциониро­вания. Среди них высок, особенно на низшем уровне, процент; ранее судимых за убийства, изнасилования, разбойные нападе­ния и грабежи, воровство и другие преступления.

На среднем и высшем уровне высок процент авторитетных в преступном мире лиц, имеющих большой криминальный опыт в совершении хищений государственного и иного имущества, мошенничества и других опасных преступлений.

При этом в настоящее время ОПГ пополняют лица, ранее не судимые, но обуреваемые страстью к наживе или попавшие в сложную жизненную ситуацию. В их числе бывают лица с высшим образованием разных специальностей (спортсмены, врачи, инженеры и даже юристы).

Следственные ситуации, возникающие при расследовании указанных преступлений, определяются многими обстоятель­ствами и факторами, действующими в процессе следствия. Так, на первоначальном этапе расследования следственные ситуа­ции во многом зависят от того, находилась ли ОПГ некоторое время под оперативным контролем правоохранительных орга­нов или о ее существовании стало известно лишь в результате преступления, совершенного ее членами; задержаны основные члены ОПГ либо только один или несколько рядовых исполни­телей; сразу или спустя длительное время в расследуемом преступлении были выявлены признаки организованной пре­ступной деятельности; от криминальных способов противодей­ствия следствию; удалось ли следствию склонить кого-либо из задержанных членов ОПГ к сотрудничеству и др.

На последующем и заключительном этапах расследования следственные ситуации определяются характером собранного к этому моменту фактического материала, числом выявленных и задержанных к этому моменту членов ОПГ, наличием сведений о том, какие звенья или конкретные члены ОПГ являются наиболее уязвимыми элементами ее системы, а также тем, удалось ли следствию расшатать единство основных и второ­степенных членов ОПГ, и др.




















______________________________________________________________

  1. О.Я. Баев. Тактика следственных действий.Воронеж,1995г.

    1. Основные положения методики расследования преступлений совершаемых организованными преступными группами.


Раскрытие преступлений, совершаемых ОПГ, чаще всего под силу только группе следователей и оперативно-розыскных работников, действующих в составе единой следственно-опера­тивной группы. Хотя иногда возможна успешная работа по этим делам и одного следователя, но при хорошо налаженном взаи­модействии с оперативно-розыскными органами.

Первейшей задачей следователя по подобного рода делам является потребность как можно быстрее выявить в расследу­емом событии признаки деятельности ОПГ. Как показывает следственная практика, основанием считать, что следствие в данном конкретном случае имеет дело с деятельностью ОПГ, может явиться установление некоторых свойственных ей черт, о которых было сказано в предыдущем параграфе. Однако далеко не все указанные черты могут быть выявлены в начале расследования. К тому же решение отмеченной выше задачи имеет определенную этапность. Вначале устанавливается факт совершения деяния группой лиц, а затем — что эти лица являются членами не простой группы преступников, а ОПГ, являющейся составной частью организованной преступности.

Сведения о том, что расследуемое преступление совершено группой лиц, могут быть получены из исходных сведений, поступивших к следователю из оперативно-розыскных и иных источников, из данных осмотра места происшествия или осмот­ра использованных преступниками документов, различного рода орудий, оружия, технических и иных средств. Например, из показаний потерпевших и свидетелей о группе преступников, по следам пальцев рук, следам обуви, обнаруженных на пулях и гильзах, орудиям преступления, механизму совершения пре­ступного деяния и т. д.

Вторая, более сложная часть указанной задачи для своего решения требует не только выявления следователем в исходной информации, результатах первоначальных следственных дей­ствий и сложившейся конкретной следственной ситуации при­знаков деятельности ОПГ, но и четко налаженной системы взаимного информирования, сложившейся между следственны­ми и оперативно-розыскными органами (подразделениями по борьбе с организованной преступностью и криминальной мили­цией), осуществляющими соответствующие оперативно-розыск­ные разработки по расследуемому событию. В рамках такого взаимодействия следователь должен располагать оперативно-розыскной информацией о наличии или отсутствии в данном городе, районе или регионе каких-либо ОПГ.

Часто в результате активной и длительной разведывательной работы оперативно-розыскных органов к следователю еще до возбуждения уголовного дела поступает информация о том, что подлежащее расследованию преступление совершено ОПГ, на­ходящейся под контролем указанных органов. В этом случае полученная оперативно-розыскная информация требует тща­тельной процессуально-криминалистической оценки со стороны следователя с целью определения ее процессуально-кримина­листической значимости, следственных перспектив ее исполь­зования и возможного получения необходимой доказатель­ственной информации в ходе расследования.

В процессе расследования таких преступлений необходимо установить не только признаки деятельности ОПГ, но и факт ее существования, цель создания, численность, характер распре­деления ролей, выявить конкретных исполнителей деяния, с которого началось расследование, и собрать изобличающие их данные, выявить организаторов и лидеров ОПГ, других участ­ников и разобраться в характере общности их преступных целей, умысла и роли в расследуемом и других, ранее нераскры­тых преступных деяниях.

Именно на основе анализа всей преступной деятельности данной ОПГ в ходе расследования чаще всего удается проследить характер и частоту участия в ней ее членов, как непосред­ственных исполнителей, так и руководителей среднего и высшего звена ОПГ, а также выявить ее коррумпированные связи с целью доказывания вины руководителей ОПГ в ее преступ­ной деятельности очень важно при расследовании получить сведения о тех аспектах их волевой деятельности в ОПГ, которую можно использовать в рамках применения ст. 17 УК РФ. В частности, о характере их советов, распоряжений, требований и указаний, элементах практической помощи, связанных с совершением отдельных преступлений, а также о их волевой деятельности в распределении преступных доходов, (финансировании коррумпированных должностных лиц и т. д.

Эффективность расследования отдельных видов преступле­ний, совершаемых ОПГ, во многом зависит не только от общих методических принципов, но и от специфи­ческих общих методических требований. К их числу можно отнести целый ряд принципиальных требований методического характера.

1. Требование первоочередного установления стержневой (базовой) направленности ОПГ.

Установление стержневой (базовой) направленности ОПГ в самом начале расследования ее преступной деятельности имеет очень важное методическое значение, ибо помогает точнее определить сферу, регион, объем и степень опасности деятель­ности ОПГ, а также ее примерную численность и структуру;

проявить другие вспомогательные, побочные и нетипичные преступные деяния, совершаемые членами данной группы, а следовательно, и весь объем ее преступной деятельности. Кроме того, указанная информация позволяет быстрее выявить кримина­листически значимые черты, свойственные

преступной дея­тельности данной ОПГ, на которые необходимо обратить

особое внимание при формировании ее криминалистической характе­ристики

  1. А.П. Резван, М.В. Субботина. Криминалистическая методика расследования отдельных видов преступлений:Учебное пособие в двух частях.-М.: НМЦ ГУК МВД России, 2002г.-232с.

  2. УК РФ от 13.06.1996г. ред. от 11.03.2003г.



и определении тех основных направлений расследова­ния, его приемов и средств, которые необходимы для выявления К получения требуемой доказательственной и иной криминалис­тически значимой информации.

Указанное требование обязывает следователя иметь в виду следующее. Во-первых, выявление признаков совершения рас­следуемого преступления именно ОПГ позволяет выдвинуть обоснованную версию о том, что данное преступление для нее является не единственным. Во-вторых, пока не выяснено, отно­сится ли это преступление к числу базовых, можно применять для расследования существующие методики расследования соответствующих видов преступлений, но с учетом того, что следствию противостоит именно ОПГ с ее возможностями противодействия расследованию, пополнения своих рядов, совершения новых преступлений. Если будет установлена его стерж- невая (базовая) направленность, то применяемая методика должна быть существенным образом скорректирована, и не только методически, но и организационно (формирование следственно оперативной группы, налаживание необходимой системы их формирования, разработка необходимых криминалистических операций, широкое использование видео- и звукозаписывающих средств и др.).

При выявлении разнохарактерных преступлений, совершенных ОПГ, и установлении базовых преступлений можно, отдавая приоритет расследованию базовых преступлений, методика расследования всех совершенных ею преступлений строить таким образом, чтобы одни и те же следственные действии тактические и иные криминалистические операции по возможности работали на раскрытие всех известных преступлении ОПГ. Иначе, как показывает следственная практика, невозможно избежать определенных просчетов в расследовании, затягивания его сроков и др.

2. Требование обеспечения наступательности методики расследования преступлений, совершенных ОПГ, предполагая создание такой системы всей деятельности по расследованию указанных преступлений, чтобы она обеспечивала постоянное стратегическое и тактическое превосходство правоохранительных органов, «упреждала» возможные меры, направленные на противодействие расследованию. Для этого важно разобраться в численности, структуре ОПГ, роли в ней задержанных преступников, типологических чертах ее лидеров, ее коррумпированных связях и активно использовать эту информацию для криминалистического прогнозирования всей упреждающей деятельности следователя. При этом данное требование должно реализовываться на протяжении всего расследования.

3. Требование творческого «привязывания» расследования типовым следственным ситуациям, характерным для расследования отдельных видов преступлений, совершаемых ОПГ. Так подход обеспечит успех расследования не только в рамках типичных, но и атипичных ситуаций расследования. Последние ситуации часто возникают в связи с ответными действиями,

направленными на оказание противодействия расследованию. Последовательная реализация данного требования особенно важна на первоначальном этапе расследования, когда часто определенность имеющейся исходной, доказательственной и той криминалистической информации, необходимость быстрого принятия следственных решений при дефиците имеющихся данных требуют от следователя в целях сохранения должной направленности и динамизма расследования не только ориенти­роваться на типовые рекомендации, но и широко использовать при этом приемы и методы эвристического мышления.

4. Требование учета при планировании расследования уже совершенных ОПГ преступлений и предупреждение возможных преступлений, структурных и территориальных особенностей и временной цикличности многих разновидностей организованной преступной деятельности.

Отличительные особенности и цикличность указанной преступной деятельности вытекают из самой природы некоторых ее разновидностей. Так,

активная деятельность ОПГ, базовой деятельностью которой являются производство и сбыт наркотиков, может осуществляться не в месте нахождения ее руководящих органов, а далеко от них и в определенные временные промежутки, определяющиеся цикличностью операций по выращиванию наркотического сырья, производства, и сбыта наркотической продукции. В этой связи при планировании следственных действий, криминалистических операций и оперативно-розыскных мероприятий необходимо учитывать указанные обстоя­тельства.

В то же время следует учитывать, что, если этого требует обстановка, преступная деятельность ОПГ может на некоторое время прекращаться или затухать, перемещаться в другие регионы, снова возобновляться и даже меняться по своей направленности.

5. Требование четко налаженного взаимодействия следователей и оперативно-розыскных сотрудников в рамках следственно оперативных групп и вне этих рамок. Необходимость коллективных усилий следователей и оперативно-розыскных работников в расследовании преступлений, совершаемых ОПГ, обусловлена самой природой организованной преступной деятельности как деятельности группы преступников (иногда очень большой по численности). Члены ОПГ, занимающиеся своей деятельностью как бизнесом, совершают серии преступлений и порой как уже отмечалось, не однотипных. Столь большой объем следственной и оперативно-розыскной работы требует тщательно продуманных коллективных усилий. Именно такой путь расследования позволяет не только создать четкую систему взаимодействия всех участников расследования и задействованных в расследовании специалистов, но и наиболее рационально разделить между ними организационные, тактико-методические и розыскные функции. В то же время контроль указанных участников предостерегает от возможны промахов в расследовании и в большей мере защищает от возможных провокаций со стороны ОПГ.

Существенное значение в обеспечении эффективности paследования преступлений, совершаемых ОПГ, имеют налаженное управление следствием и умелый выбор тактики проведения отдельных следственных действий.

Основными принципами организации и управления при расследовании организованной преступной деятельности являются:

- концентрация наиболее квалифицированных сил следствия при главных направлениях расследования вообще и временно на узких участках, обеспечивающих решение стратегических задач следствия;

- постоянная нацеленность на поиск и разрушение основных или слабых звеньев в структуре ОПГ;

- координация движения потоков криминалистической информации;

- контроль за возможными каналами утечки сведений и т. д.

Тактические особенности отдельных следственных действий по этим делам определяются сложностью получения и закрепления личных доказательств и соответственно получения максимального числа вещественных доказательств. Очень многие приемы ведения следствия связаны с потребностью защиты свидетелей, потерпевших и их близких от посягательств на них членов ОПГ, деятельность которой расследуется, применения видео- и звукозаписи при допросе свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых, а также при предъявлении для опознания и широкого использования специальных познаний современных научно-технических средств для исследова­ния материальных следов преступлений.

3.Вместе с тем в связи с возможностью широкого применения оперативно-розыскными органами в соответствии с законом об оперативно-розыскной деятельности мероприятий конспира­тивного характера специфический тактический аспект приобре­тает использование при

1. Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995г.// Российская газета 1995г. от 18.09.95г.

  1. О.Я. Баев. Тактика следственных действий.Воронеж,1995г.


расследовании информации из неглас­ных сыскных источников. С помощью соответствующих след­ственных действий они должны быть использованы и для доказывания.

Возможность возникновения в ходе следствия самых неожи­данных ситуаций, создаваемых подозреваемыми (обвиняемыми) И другими лицами, не заинтересованными в раскрытии таких преступлений, требует умелого фокусирования имеющихся доказательств и предельно тактически продуманного их использования при изобличении виновных лиц. В частности, при их допросе наиболее приемлемо использование комплекса такти­ческих приемов для ситуаций, когда в доказательствах имеются пробелы или их недостаточно. Необходимо использовать все приемы, разработанные криминалистикой для проведения след­ственных действий при расследовании преступлений, соверша­емых группой преступников. Многие из них, как показывает следственная практика, пригодны и при расследовании преступной деятельности ОПГ.















    1. Структура частных методик данного вида.


Многие из современных преступлений (особенно в сфере хозяйственно-коммерческой и финансовой деятельности) вымогательство, хищение оружия и другие — совершаются хорошо организованными преступными группами (сообществами). Преступная деятельность организованных криминальная сообществ в правоохранительной практике и посвященных литературных источниках получила название «организованней преступность».

Криминалистические и криминологические исследования показали, что современная организованная преступность в России представляет собой новый качественный уровень групповой профессиональной преступности, имеющей свои специфический черты не только уголовно-правового, криминологического, но и криминалистического свойства. Последние, к сожалению, еще должным образом не изучены криминалистами и не нашли отражения во многих рекомендациях по методике расследования преступлений.

Между тем без учета специфических криминалистический черт современных организованных преступных групп и особенно их преступной деятельности использование в борьбе с ними существующих методик расследования преступлений, совершенных группой преступников, далеко не всегда оказывается эффективным.

При расследовании преступлений, совершаемых современными организованными преступными группами (ОПГ), следовать ли чаще всего сталкиваются с трудностями методического характера. В этой связи существует насущная необходимости хотя бы в общем виде раскрыть основы методического подходе к расследованию преступлений, совершенных ОПГ.

Указанные основы имеют своей целью вооружить изучающие


        1. И.Ф. Герасимов. Л.Я. Драпкин. Криминалистика. Учебник для вузов-М.: Высшая школа, 1998г. с.528.

2.В.А. Образцов. Криминалистика –М.: Юрист 1995г.с.592.

криминалистику хотя и несколько общими, но необходимыми знаниями о криминалистических чертах преступной деятельности ОПГ, о возможных способах использования следователя­ми и членами оперативно-следственных групп этой информации для раскрытия и расследования, совершенных отмеченными группами преступлений в наиболее типичных следственных ситуациях, а также тех методических задачах, которые приходится решать следователям и оперативно-розыскным работни­кам в процессе подобной криминалистической деятельности.

Раскрываемые в настоящей главе методические основы пред­ставляют собой определенную систему знаний о структуре частных методик данного вида, об общих чертах криминалисти­ческой характеристики преступной деятельности ОПГ и общих положениях методики ее расследования.

Содержание методики расследования любого вида преступле­ния, совершаемого ОПГ, как показывает следственная практи­ка, составляет информация о следующем:

-криминалистической характеристике таких преступлений, опирающихся на общие черты указанной преступной деятель­ности, учитывающей особенности соответствующего ее вида;

-круге факторов и обстоятельств, подлежащих выявлению как в ходе до следственной деятельности, так и на всех этапах расследования;

-системе типовых следственных ситуаций, возникающих как на стадии решения вопроса о возбуждении таких уголовных дел, так и на всех этапах их расследования, включающих и ситуации, способные существенно осложнить достижение целей расследо­вания или даже лишить расследование возможности достиже­ния этих целей;

-особенностях планово-организационной работы в ходе рассле­дования;

-методах взаимодействия следователя с оперативно-розыск­ными органами при раздельной их деятельности и в рамках оперативно-розыскных групп;

-системе методов преодоления противодействия, оказываемого следствию членами ОПГ и коррумпированными ими лицами;

-тактических особенностях отдельных следственных действий;

-приемах и методах проведения специфических криминалис­тических операций по этим делам, в том числе и по защите потерпевших и свидетелей от преступных посягательств на них со стороны членов ОПГ;

-методах использования современных видео, - звукозаписывающих, телевизионных средств и электронной техники решения тактических и стратегических задач следствия;

-деятельности, осуществляемой после осуждения части членами

ОПГ за совершаемые ими преступления, с целью выявления других ее членов и ликвидации ОПГ.

















2. Особенности тактики производства следственных действий по преступлениям, совершаемым организованными преступными группами.


2.1 Организация расследования преступлений, совершенных

организованными группами, на первоначальном этапе.

На первоначальном этапе расследования по делам рассматри­ваемой категории следственные ситуации во многом зависят от следующих факторов:

1) находилась ли организованная криминальная группа, пре­ступная деятельность которой расследуется, какое-то время (или постоянно) под оперативным контролем правоохранительных орга­нов либо о ее существовании стало известно лишь в результате выявления преступления, совершенного ее членами;

2) при возбуждении дела задержаны основные члены известной организованной группы или только один или несколько рядовых ис­полнителей;

3) в начале расследования или в конце этого этапа были выяв­лены признаки организованной преступной деятельности в рассле­дуемом деянии.

В ситуации, когда преступная деятельность находилась под кон­тролем оперативно-розыскных органов до начала расследования, в ходе оперативного наблюдения, чаще всего выявляются и фикси­руются основные моменты отдельных криминальных деяний пре­ступной группы, например, моменты хищения государственного или иного чужого имущества, передача ценностей при вымогательстве, мошеннические действия в кредитно-банковской сфере и пр. В ка­кой-то мере устанавливается состав группы, связи преступников.

В результате накапливается материал, позволяющий осущест­вить операцию по захвату преступников с поличным и другие опе­рации, связанные с их задержанием. В этом случае первой и основ­ной задачей следователя (руководителя следственно-оперативной группы) является тщательное обдумывание и планирование опера­ции. Группа задержания при необходимости должна быть достаточ­но вооружена для подавления возможного активного сопротивле­ния. Действия виновных нужно зафиксировать с помощью видеоза­писи (операция должна быть отражена полно и четко).

Задача следователя — контролировать ход операции, обращать внимание понятых и специалистов на существенные доказательст­венные моменты, возникающие в процессе проведения операции. При этом следует фиксировать время, место проведения операции, ее характерные детали, которые впоследствии могут быть исполь­зованы для составления соответствующего протокола.

Если расследование начинается с выявления преступления, в котором обнаруживаются признаки организованной преступной деятельности неизвестной правоохранительным органам крими­нальной организации, то наряду с расследованием данного деяния рекомендуется провести оперативно-розыскную работу с целью вы­явления реальности существования данной группы, проверку ее деятельности для получения общего представления о ней и попол­нения необходимой для расследования информации. Составив об­щее представление о преступной деятельности организованной группы, следственные и оперативно-розыскные органы должны за счет негласных, розыскных и иных методов работы получить дан­ные для выявления всех преступных акций, совершенных ее членами.

При этом необходимо максимально использовать процессуаль­ные средства накопления информации.

1. А.П. Резван, М.В. Субботина. Криминалистическая методика расследования отдельных видов преступлений:Учебное пособие в двух частях.-М.: НМЦ ГУК МВД России, 2002г.-232с.


Вместе с тем важно обеспечить надежное хранение, качественный анализ этой информации и ее тактическое и стратегическое применение (вклю­чая использование документов, принадлежащих данной преступной организации). В этой ситуации, для выявления новых источников доказательственной и иной криминалистической информации, с учетом личности задержанных и их мест в иерархии преступной группы, целесообразно одного из задержанных оставить на свобо­де, чтобы выявить других неизвестных следствию членов данной преступной группы, места содержания заложников, хранения цен­ностей и предметов, добытых преступным путем.

Аналогичные действия рекомендуется применять и тогда, когда возбуждение уголовного дела связано с задержанием членов из­вестной организованной преступной группы, а также когда в самом начале расследования в преступном деянии выявлены признаки организованной преступной деятельности.

В случае, если исходные сведения и результаты первых следст­венных действий не позволяют сразу сделать вывод о том, что дей­ствует организованное преступное формирование, то должна ис­пользоваться методика расследования того вида преступления, под которое подпадает это деяние. Однако надо учитывать вероят­ность того, что следствию противостоит преступное формирование, для которого характерны круговая порука ее членов, а также ис­пользование в целях собственной защиты средств противодейст­вия расследованию.

Можно выделить ряд признаков, которые косвенно указывают на причастность к совершенному преступлению членов организованных преступных групп. Эти признаки можно распределить по двум ситуациям: 1) имеются задержанные лица; 2) сведений о преступниках нет. Применительно к первой ситуации на то, что задержанные являются членами организованной группы, могут указывать наличие у задержанных современных средств связи, оружия, наркотических средств или следов, указывающих на их употребление и т. д.; использование задержанными документов, служебной формы, автотранспорта и иной атрибутики правоохранительных либо контролирующих органов; их крайне вызывающее и циничное поведение; отрицание причастности к совершенному преступлению вопреки очевидным фактам; участие в деле наиболее подготовленных адвокатов, нередко двух и более у одного подозреваемого, заявивших о своем участии немедленно после задержания; попытки дискредитации следствия и его шантажа; использование коррумпированных и иных связей; участие средств массовой информации в защите задержанных; оказание давления на лиц, участвующих

в расследовании, а также на членов их семей; оказание давления на потерпевших и свидетелей.

Когда преступление еще не раскрыто, на факт его совершении организованной группой могут указывать следующие признаки: вы­сокий уровень осведомленности об объекте преступного посяга­тельства; наличие следов, свидетельствующих о тщательной под­готовке совершения преступления и его сокрытия; наличие следов. свидетельствующих о совершении преступления несколькими ли­цами (множественность различных следов, относящихся к разным лицам или предметам, используемым при совершении преступле­ний; следы перемещения громоздких или тяжелых предметов, что не в состоянии сделать один человек; характер изменений в обста­новке места происшествия; предмет преступного посягательства и

вещи преступников, свидетельствующие о принадлежности их раз­личным лицам, и т. д.).

При обнаружении указанных признаков выдвигают версии об от­ношении задержанных к организованной преступной группе или же о совершении преступления членами такой группы и проводят ком­плекс следственных действий, оперативно-розыскных и организа­ционных мероприятий по их проверке.

При расследовании организованной преступной деятельности большое значение имеет процесс установления ролевых функций участников группы и, прежде всего, выявление и доказывание вины организатора и руководителя группы. При этом могут складываться следующие основные ситуации:

1. Организатор группы признает участие в совершении группового преступления, но отрицает свою руководящую роль.

Для его изобличения необходимо:

выяснить, кто руководил распределением похищенного. Именно по инициативе в решении этого вопроса можно установить

лидера группы;

провести очные ставки с другими участниками группы — как с

совершившими расследуемое преступление, так и с теми, кто хотя и не принимал непосредственного участия в нем, но обладает о нем информацией;

  • использовать материалы оперативной проверки.

2. Организатор группы отрицает свою причастность к преступлениям и руководству группой. При этом он либо сам участвовал в со­вершении преступлений, либо непосредственного участия в них не принимал.

В данной ситуации большое значение имеют правильно построенные допросы всех установленных участников группы, в ходе ко­торых выясняют: как была организована группа),о предложил ее создать); кто определил объект и предмет преступного посягатель­ства, место, время и способ совершения преступления, а также место сбыта похищенного; кто распределил роли при совершении преступления; кто сообщил исполнителю о возможности совершения такого преступления; кто его уговорил совершить преступление; кто проинструктировал его, как совершить преступление; кто назначил долю каждого участника при распределении полученных средств; кто разрешал конфликты в группе и т. д.


1. И.Н. Якимов. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. М.:1999г. с307.

Детальное выяснение этих и других вопросов позволит не только установить настоящего организатора и руководителя группы, но и собрать необходимые доказательства его вины. При расследовании преступлений, совершенных организованными группами, большое значение приобретает взаимодействие с оперативными аппаратами, которое может выражаться в следующих формах:

1. Совместное участие нескольких субъектов оперативно-розыскной деятельности в оперативной разработке организованных пре­ступных групп (сообществ).

Под таким участием понимается совместная деятельность со­трудников различных оперативных аппаратов по конкретному уго­ловному делу в виде создания совместных следственно-оператив­ных групп (бригад).

Необходимость использования данного метода обусловливает­ся многими обстоятельствами: большим количеством членов преступных сообществ; совершением ими преступлений на обширной территории; наличием межрегиональных и международных связен и т. д.

В соответствии с действующими межведомственными нормативными актами, основаниями создания СОГ (бригад) являются:

возбуждение и расследование по сложным уголовным делам о преступной деятельности организованных групп, а также большой объем следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, которые необходимо провести по уголовным делам;

реализация в рамках конкретного уголовного дела оперативных материалов разных правоохранительных органов.

В практической деятельности аппаратов по борьбе с организованной преступностью разновидностью специализированных (постоянно действующих) СОГ являются создаваемые рабочие группы сотрудников оперативных аппаратов по сбору и обобщению оперативной информации на конкретные организованные сообщества и группы, имеющиеся на территории обслуживания.

2. Использование аппаратами по борьбе с организованной преступностью оперативно-технических возможностей других субъектов оперативно-розыскной деятельности.

Это наиболее распространенный вид взаимодействия по данной категории преступлений, который может осуществляться в следующих направлениях:

а) с аппаратами уголовного розыска:

по борьбе с квалифицированным вымогательством и npecтуплениями общей уголовной направленности компетенции УБОП, включая незаконный оборот наркотиков;

по борьбе с бандитизмом и незаконным оборотом оружия, (боеприпасов и взрывчатых веществ.

Тактика взаимодействия в этих направлениях должна строиться как на использовании традиционных методов (взаимном информировании о лицах и фактах, представляющих оперативный интерес; обмене квалифицированными сотрудниками; организации совместных оперативно-розыскных мероприятий), так и на использовании новых методов, закрепленных в действующем законодательстве, которое впервые, например, отнесло к числу оперативно-розыскных мероприятий — оперативное внедрение;

б) с аппаратами по борьбе с экономическими преступлениями:

по защите экономики от организованной преступности;

по выявлению коррумпированных связей организованных преступных формирований.

Помимо традиционных форм взаимодействия, которые заключа­ются в обмене информацией в отношении лиц, склонных к совер­шению имущественных преступлений, совместном осуществлении оперативно-розыскных мероприятий по документированию и реализации материалов оперативных разработок на организованные

преступные группы, совершающие преступления корыстно-хозяйст­венной направленности, серьезное внимание в условиях рыночных отношений должно быть направлено на противодействие интегра­ции организованных преступных группировок, связанных с корруп­цией, в экономическую сферу с целью получения сверхвысоких незаконных доходов. В первую очередь это относится к таким жизненно важным для народнохозяйственного комплекса направлениям как денежная система страны и федеральный рынок ценных бумаг, промышленное производство, обращение стратегически важного сырья и ресурсов, потребительский рынок, торговля и обслужива­ние населения;

в) с оперативными подразделениями Федеральной службы налоговой полиции (ФСНП).

Данное взаимодействие строится на основе Закона Российской Федерации «О федеральных органах налоговой полиции», который в ст. 9 декларирует, что «при возникновении оперативной необхо­димости органы налоговой полиции по мотивированному запросу государственных органов выделяют сотрудников налоговой поли­ции для проверки фактов налоговых правонарушений». Совмест­ные оперативно-розыскные мероприятия оперативных аппаратов органов внутренних дел и налоговой полиции должны быть сосре­доточены как на выявлении нарушений налогового законодательст­ве, возвращении в бюджет значительных сумм, так и на выявлении фактов совершения должностных преступлений, коррупции преступной деятельности конкретных организованных групп.

Версия о совершении преступных действий группой лиц может быть выдвинута уже в ходе осмотра места происшествия на основании обна руженных следов, особенностей предмета посягательства, способа совершения и орудий преступления, изменений в обстановке.

О групповом, характере совершенного пре­ступления могут свидетельствовать в первую очередь следы пальцев рук, оставленные, судя по рисунку папиллярных линий, разными лицами. Подтверждением этого обстоятельства служит различие следов одно именных пальцев и притом одинаковая давность их образования. При обнаружении следов разноименных пальцев версию о групповом пре­ступлении подтверждает

существенное различие в их размерах

Вывод о том, что преступников было несколько, может быть сделан по следам рук только после исключения их принадлежности потерпевшему или лицам из его окружения.

По тем же критериям оцениваются и следы ног (обуви). Различия устанавливаются по конфигурации и размерам следов обуви, по отобразившимся в следах признаках подошвенной части и при наличии дорожек следов-по различиям в признаках походки.

Полезную информацию может дать анализ следов курения. О том что преступников было несколько, свидетельствует наличие сигарет или папирос разных марок, различия в способе тушения, манере докуривать их до конца («до фабрики») или оставлять окурок той или иной велечены, привычка сминать гильзу папиросы своеобразным способом признаки использования мундштука следы губной помады. Различия могут быть установлены и путем исследования слюны на окурках. При обнаружении окурков сигарет или папирос одной марки следует обратить внимание на товарный знак, поскольку они могли быть изготовлены на разных фабриках, что указывает на принадлежность окурков разным лицам.

Следы губ на винной или чайной посуде— маловидимые или окрашенные (губная помада) — не так информативны, как иные следы преступников, но в сочетании с ними также позволяют с известной степенью обоснованности судить о числе преступников. Учитывается и особенность обстановки — накрытый на определенное количество людей стол со следами пищи на тарелках, количество, ассортимент и степени опорожнения винной посуды (стандартных бутылок и иных емкостей).



Указанием на то, что преступление совершено группой, служат следы перемещение переноса громоздких или тяжелых предметов, значительный объем и вес похищенного. При обнаружении трупа с признаками насильственной смерти о груп­повом характере преступления свидетельствуют различия в орудиях которыми причинены повреждения; характере профессиональных узлов применённых при связывании потерпевшего или при упаковке трупа следах истязаний потерпевшего при жизни. Признакам группового преступления может послужить и способ сокрытия убийства (место захоронения, способ расчленения трупа, вид инсценировки несчастного случая и т.п.).

Способ совершения преступления выступает свидетельством группы в тех случаях, когда отличается особой изощренностью или сложностью. Пример-совершение кражи путем проникновения в помещение с помощью подкопа. Со способом связаны орудия и средства совершения преступления: использование тяжелых «средств для резки металла при кражах из сейфов и иных металлические хранилищ, обнаружение на месте происшествия стреляных гильз от разных экземпляров оружия следы различных орудий взлома, следы нескольких транспортных средств, относимость которых к событию преступления несомненна, и т.п.

Наконец, о группе могут свидетельствовать изменения в обстанов­ке места происшествия соотносительно с продолжительностью пребы­вания там преступников. Так, значительные изменения обстановки квар­тиры,

опорожненные ящики с бельем, разбросанные вещи, вскрытые ящики письменного стола, буфета, шкафа в сопоставлении с тем уста­новленным фактом, что время пребывания воров в квартире не могло превышать получаса, позволили предположить, что преступник был не один.

Изменения в обстановке места происшествия могут заключаться и в оставленных там предметах, принадлежащих преступнику или прине­сенных им с собой. Практике известны случаи, когда преступники на месте кражи переодевались в похищенные вещи и оставляли свою одеж­ду, по характеру которой можно судить, сколько их было. Реже об этом свидетельствуют забытые или оброненные вещи, а в одном случае двое преступников на месте кражи сфотографировались хозяйским фо­тоаппаратом и забыли его забрать.

Все обнаруженные следы, предметы, изменения обстановки места происшествия должны быть оперативно оценены под углом зрения их относимости к расследуемому событию, а с позиций нашего исследова­ния — и в плане версии группового преступления. При этом, как спра­ведливо замечает В. М. Быков, даже при отсутствии признаков группы такое преступление в принципе не исключается. "Некоторые из членов преступной группы могут непосредственно не участвовать в его совер­шении, а исполнять какие-то другие, определенные соглашением, пре­ступные роли. Возможен и такой вариант — вся преступная группа на­ходилась на месте происшествия, но не каждый из соучастников оста­вил следы пребывания, на нем"1. Что же касается преступной организа­ции, то ее лидер, как правило, лично в совершении преступных акций не участвует, и поэтому, естественно, следов на месте преступления не оставляет. Оперативная оценка следов преступления и преступников предпо­лагает:

1) установление причин образования следов;

2) определение способов образования следов, временных и простран­

ственных обстоятельств их образования, т. е. мысленная реконструкция события преступления;

3) определение связи обнаруженных следов с преступлением, ис­ключение следов, не относящихся к делу, и получение данных для по­иска дальнейших следов;

4) установление следообразующих объектов;

5) выявление данных о личности преступника и исключение лиц, не причастных к преступлению...

8) выявление связи обнаруженных следов с материалами о других преступлениях (в частности, аналогичных по способу совершения и т. п.);

9) получение информации для выдвижения версии планирования расследования.

Помимо результатов осмотра места происшествия в качестве ис­ходной информации на стадии возбуждения уголовного дела использу­ются данные, полученные в результате осуществляемых параллельно с осмотром оперативно-розыскных мероприятий: работа негласных сотрудников; поквартирный обход, опрос потерпевших и иных лиц, применение служебно-розыскной собаки и т. п. В рассматриваемом аспекте это сведения о количестве преступников, их ролевой дифференциации, осо­бенностях общения друг с другом, приметах, а также о подготовитель­ных к совершению преступного посягательства действиях: расспро­сах жильцов, неоднократном посещении будущего места происшествия и т.д.

Совокупность исходной информации должна содержать достовер­ные данные о признаках преступления.

Признаки преступления — это признаки его состава. Статья УПК РФ фактически устанавливает два требования: а) наличие для возбуждения

уголовного дела признаков преступления и б) достаточ­ность данных об этих признаках. Для возбуждения уголовного дела тре­буется такая совокупность признаков состава преступления, чтобы это дало возможность сделать предположительный, но обоснованный вывод о совершении определенного посягательства.

Исходная информация, полученная в результате осмотра места про­исшествия, как правило, бывает неполной. В рассматриваемом нами ас­пекте она может содержать лишь сведения о совершении преступной акции группой и некоторые догадки о степени организованности этой группы.


1 .В.М. Быков Указ. соч. С. 15.

2УПК РФ от 02.06.2002г. М.

3.С.В. Ванюшкин. Организованная преступность в реформируемой России и направления борьбы с ней. Дисс. … канд.юрид.наук. М., 2001г. с.10, 47-50.


Иначе обстоит дело в тех случаях, когда в качестве исходной ин­формации фигурируют материалы оперативной разработки, явки с по­винной или подробные объяснения потерпевших с указанием числа и примет преступников, а иногда и ценной информации о деятельности преступной группы, позволяющей судить о степени ее организованнос­ти. Тогда с первых же шагов следствия речь будет идти о раскрытии преступления, совершенного преступным сообществом того или иного типа. Исходная информация становится базой для выдвижения следственных и оперативно-розыскных версий.

Учение о криминалистической версии, напомним, различает по субъектам выдвижения — четыре их вида: следственные, оперативно-розыскные, экспертные и судебные. Исходная информация, в котором

преобладают данные, полученные при осмотре места происшествия, используется преимущественно для выдвижения следственных и опера­тивно-розыскных версий, тесно связанных друг с другом и по своему с-одержанию, и по времени проверки. Именно они определяют направ­ленность начального этапа расследования.

В зависимости от содержания исходной информации версия может характеризоваться большей или меньшей степенью конкретности. Чаще всего данные лишь одного осмотра места происшествия позволяют только до известного предела конкретизировать типовую версию, объясняю­щую суть расследуемого события в общих чертах. Но даже такая версия может предполагать, что преступление совершено группой.

Версия в известном смысле представляется как вероятная инфор­мационная модель события, один из элементов которой — предположе­ние о групповом субъекте преступления.

Если взять наиболее сложную ситуацию, когда исходная информа­ция ограничивается лишь данными, полученными при осмотре места происшествия, отсутствуют лица, в той или иной степени причастные к расследуемому событию или обладающие некоторой о нем информаци­ей, то версия опирается на сведения, характеризующие расположение данного места относительно известных ориентиров; количество лиц, бывших на этом месте, физические и прочие особенности каждого из них; направленность и характер их передвижений, действий; характер оставленных следов; предметы, оставившие эти следы, и предметы, принесенные на данное место участниками события; последствия дей­ствий, совершенных бывшими здесь лицами (помимо оставленных сле­дов): наличие и расположение трупов, частиц предметов и веществ, брызг, луж, овальности и обожженности поверхностей предметов, по­врежденных, перемещенных и разбросанных предметов обстановки и т. п.

Полученная модель события должна давать представления, во-пер­вых, об обстановке на месте происшествия до события и, во-вторых, после него. Анализ произведенных в обстановке изменений служит средством формирования частной версии о числе преступников.

Как следует из изложенного, исходная информация, полученная в результате осмотра места происшествия, в значительной своей части относится к биологическим свойствам личности преступников, которые проявляются в:

-антропологических признаках (расовая, половая, возрастная харак­теристики);

-физических особенностях преступников и внешней анатомии их тел (черты лица, морфология кожных узоров, размеры тела и его структур­но-механические свойства и др.);

-функционально-анатомических особенностях;

-биохимических особенностях (специфика состава слюны, крови, пота, спермы, тканей тела, запаха и пр.);

-патологических аномалиях всех указанных элементов.

Помимо биологических свойств, эта информация может содержать и данные об опыте, знаниях, навыках, привычках и умениях преступ­ников. Задача следователя при выдвижении версии о групповом преступлении — суметь четко дифференцировать все собранные данные личности преступников, объединив их по признакам, характеризующим каждого из участников. Если это сравнительно просто в отношении следов, например, рук, ног, зубов, запаха, то значительно сложнее при­менительно к признакам навыков и умений, а биохимические особенно­сти для их дифференциации требуют хотя бы предварительных лабора­торных исследований.

Планированию расследования должно, предшествовать выведение следствий из версии о совершении преступления группой.

Следствия — это логические выводы, вытекающие из предположения о достоверности версии: о тех фактах и обстоятельствах, которые должны иметь место, если версия отражает истинное положение вещей. Из версии о наличии преступной группы, выдвинутой лишь по резуль­татам осмотра места преступления, в общей форме могут быть выведены следствия о:

-количестве преступников;

-числе непосредственно принимавших участие в реализации избран­ного способа совершения преступления;

-числе реализовавших способ сокрытия преступления;

-ролевом распределении исполнителей;

-использовании орудий преступления единолично (только одним из участников), персонифицировано, группой (количественный состав группы);

-числе лиц, на которых могли остаться следы предпринятых действий или следы с места происшествия.

В любом случае следствие должно вытекать из версии, в этом сама его суть и значимость для планирования расследования.

После выведения следствий определяются действия следователя и оперативно-розыскные мероприятия, проведение которых необходим для подтверждения -или опровержения следствий. Перечень таких дей­ствий и мероприятий с указанием сроков их проведения и исполнителя и составляет основу плана расследования на его начальном этапе.

Разумеется, приведенная схема существенно пополнится, если в распоряжении следователя уже в первые часы работы по делу будет информация, полученная от потерпевших и свидетелей. В этом случае версия о групповом преступлении может в принципе не вызывать со­мнений, задача будет заключаться, помимо ее подтверждения, в детализации выводов. Следствия эти должны охватывать собой факт коллективных преступных действий и их содержание, реаль­ную распределенность функций между участниками преступной груп­пы, признаки, указывающие на главенство в ней того или иного лица и иные признаки, свидетельствующие об уровне организованности груп­пы.

При планировании расследования по делу, возбужденному на осно­ве оперативных материалов, необходимо принять меры к сохранению в тайне источника оперативной информации, что требует детально про­думывать как тактику отдельных следственных действий, так и их, оче­редность. Особо надо предусмотреть порядок и момент использования объектов, полученных оперативным путем (результатов фото- и киносъем­ки, видеозаписи, прослушивания телефонных переговоров, документов и их копий и т. п.).

Наиболее осторожно должны вестись допросы подо­зреваемых и обвиняемых, поскольку именно при проведении этих след­ственных действий существует опасность разглашения источника опера­тивной информации: постановкой непродуманного вопроса или просто упоминанием обстоятельств, о которых следователю могло стать извес­тно лишь от определенного лица, и т. п.

Необходимо заметить, что реализация оперативных материалов — это не завершение, а начало делового взаимодействия следователя с оперативными работниками милиции. Практика показывает, что имен­но по групповым делам залогом успешности расследования служит не­прерывность такого взаимодействия на всем протяжении работы следо­вателя по делу. Естественно, что формы взаимодействия должны быть отражены в плане расследования.

Важное место в системе источников доказательств по групповым делам занимает допрос — свидетелей и потерпевших, подозреваемых и обвиняемых. Именно допрос служит основным средством получения ин­формации о преступном сообществе в целом, его целях, организации и других характеризующих его признаках и качествах.

Среди средств получения информации о преступлении, совершен­ном организованным преступным сообществом, допрос занимает особое место.

Это его положение обусловлено тем, что допрос, во-первых, самое распространенное следственное действие, без проведения кото­рого не обходится расследование ни одного уголовного дела, и, во-вторых, такой источник информации, который позволяет следователю и суду наиболее полно представить событие преступления, все элементы его состава, включая и такие трудно устанавливаемые, как мотив, цель и причины совершения преступного акта. В то же время допрос являет­ся одним из самых сложных следственных действий; его производство требует высокой общей и профессиональной культуры, глубокого зна­ния людей, их психологии, мастерского владения тактико-криминалис­тическими приемами допроса. Неслучайно еще один из пионеров совет­ской криминалистики И. Н. Якимов писал, что само ведение допроса есть искусство, и притом в высокой степени обусловленное качествами лица, производящего допрос.

Как известно, цель допроса — получить полные и правдивые, объек­тивно отражающие действительность показания. Для подозреваемого и обвиняемого показания, кроме того, и средство защиты от возникшего против них подозрения или предъявленного обвинения. Это необходимо учитывать, оценивая значение допроса как следственного действия.

Процесс формирования показаний — от восприятия события до вос­произведения, передачи информации — носит психологический характер. Не останавливаясь на известных закономерностях этого процесса, напомним, что на всем его протяжении на психику человека влияют многочисленные объективные и субъективные факторы, действие которых, так или иначе, отражается на полноте и объективности показаний. К этому следует добавить, что при допросе следователю нередко — как это и бывает при расследовании преступлений, совершенных организованными группами, — противостоит человек, не желающий давать по­казания или вообще говорить. Все это лишний раз подтверждает тезис о сложности данного следственного действия, о его важной роли в ус­тановлении истины по делу.

Предмет допроса, т. е. круг выясняемых обстоятельств, в общей форме предопределен предметом доказывания. По делам о преступле­ниях, совершенных организованным преступным сообществом, его особенности состоят в установлении данных, позволяющих не только констатировать факт преступления, совершенного группой, но и получите о ней максимально полную информацию, индивидуализировать роль и вину каждого из ее участников.

К допросам по групповым делам в полной мере относятся общие требования тактики проведения этого следственного действия: актив­ность допроса, его целеустремленность, объективность и полнота, необ­ходимость учета свойств личности допрашиваемого, а также, что ха­рактерно именно для допросов по таким делам, процессуального поло­жения допрашиваемого, а если это подозреваемый или обвиняемый, то его положения и роли в преступном сообществе.

Успех допроса зависит от того, насколько полно следователь учтет и использует особенности личности допрашиваемого — психику, куль­турный и образовательный уровень, профессию, мировоззрение. Без такого учета невозможно установить психологический контакт с допра­шиваемым, что является необходимым условием достижения цели допроса. И особенно важно учитывать процессуальное положение допрашиваемого, роль и действия подозреваемого или обвиняемого в расследуемом событии, в преступном сообществе.

Подготовка к допросу как стадия следственного действия , включает в себя: собирание исходных данных; тактическое обеспечение допроса.

    1. Особенности тактики производства следственных действий на последующих этапах расследования.


При осмотре местности, связанной с задержанием членов орга­низованной группы, можно выявить места, с которых преступники осуществляли наблюдение за обстановкой, за поведением потер­певшего (например, при вымогательстве — могут быть обнаружены окурки, следы ног, микрочастицы, следы транспортных средств и др.) и соответственно определить жилые и иные объекты, где мож­но выявить возможных свидетелей.

При осмотре автомашины преступников обследованию подле­жат салон автомашины, багажник. Все, что имеет отношение к дан­ному событию и изобличению виновных, должно быть изъято (ору­жие, документы, ценности, расписки потерпевших и др.).

Тщательному осмотру подлежат и все изъятые с места проис­шествия и задержания предметы и другие объекты с целью выяв­ления и фиксации имеющихся на них следов (рук, красителей) и различного рода микроследов.

Позиции могут быть стремление к лидерству, зависть, ревность, недовольство методами преступной деятельности других членов группы, неудовлетворенность своей «долей» похищенного, а также им согласие с общей направленностью группы. При выявлении таких лиц их необходимо допрашивать в первую очередь;

положение задержанного в группе (является ли он «hobичком», не применялись ли с нему санкции за нарушение существующих в группе норм поведения. Обычно такой человек менее свяан|

с другими участниками отношениями взаимовыручки и быстрее даёт правдивые показания.

Если задержана группа, состоящая на оперативном учете, то токая информация может быть в материалах оперативной разработки. Поэтому решение вопроса об очередности допросов следователь принимает вместе с соответствующим оперуполномоченным. При допросе подозреваемых рекомендуются комплексы тактических приемов, пригодных для ситуаций, когда доказательств недостаточно или в них имеются пробелы. Поскольку в таких группах всегда существуют скрытые или открытые разногласия и конфликты, между отдельными задержанными подозреваемыми могут складываться напряженные отношения, которые при задержании еще более обостряются. Эти конфликты могут быть усилены следователем (например, путем проявления осведомленности о существовании таких конфликтов и их причин, избрания к задержанным разных мер пресечения, условий задержания с учетом их личности и роли в совершении преступления, использования полученных от них показаний и др.).

Помимо выяснения всех обстоятельствах, относящихся к событию преступления, необходимо получить от допрашиваемых информацию о времени ее формирования, функционирования, типе преступной группы, ее составе, распределении ролей между членами, руководящем ядре, активе, и, особенно, об организаторе данного преступления и других преступлений такого рода. Для получения сведений об организаторе преступления при допросе могут быть использованы тактические приемы, направленные на обострение противоречий между соучастниками данного преступления с целью получения взаимно уличающих показаний. Возникшие противоречия в показаниях задержанных подозреваемых на первоначальном этапе расследования целесообразно устранять не путем проведения очных ставок, а другими способами, ибо применительно к членам организованных преступных групп

___________________________________________________________________

1. В.А. Васильев. Совершенствование борьбы с организованной преступностью и наркобизнесом. М., 1999г. с.5.

2. А.Мухин. Организованная преступность в РФ. М.: СПИК-Центр,2000г. С.40-45, 48-52.

ведущихся на иностранных языках, а также слова и фразы, в которых наиболее ярко проявляются особенности произношения и иные отклонения от общепринятых норм устной речи. Кроме того в постановлении о назначении фоноскопической экспертизы следова­тель обязан указать, с помощью какой записывающей аппаратуры и с каких акустических условиях производилась магнитофонная запись.

Как известно, предметы и документы, имеющие доказа­тельственное значение, могут быть получены не только в результате осмотра места происшествия, но и при производстве других следствен­ных действий, а также представлены следователю участниками процес­са, Они играют роль вещественных доказательств или образцов для сравнительного исследования; документы могут выступать и в качестве источников доказательств как «иные документы». Следственный осмотр этих объектов позволяет получить информацию, указывающую на признаки совершения преступления орга­низованной группой. Такими признаками могут быть следующие:

1. Характер объектов, служащих орудиями преступления. На не­возможность использования их одним лицом указывают:

а) габариты объекта — его размеры, вес и т. п.;

б) функциональное назначение объекта, предполагающее его ис­пользование группой;

в) указание в документе — вещественном доказательстве на воз­можность его использования несколькими лицами, связанными между собой по службе или при выполнении тех или иных операций;

г) сложность изготовления объекта, предполагающая кооперацию нескольких исполнителей;

д) сложный состав материала, из которого изготовлен объект, пред­полагающий наличие нескольких источников его получения либо не­скольких лиц, добывающих его компоненты.

2. Характер объектов преступного посягательства. Он может быть таков, что его перемещение необходимо требует участия нескольких лиц, например похищенный сейф, или представлять такое количество похищенных ценностей, вынести которое не по силам одному человеку.

3. Содержание документов — вещественных доказательств: дневников, писем, различных записей и т. п.

4. Содержание письменных документов, не являющихся веществен­ными доказательствами, фиксирующее связи проходящих по делу лиц.

Этот перечень не носит исчерпывающего характера. Осмотр указанных объектов позволяет выявить и зафиксировать причастность к событию нескольких лиц, распределение ролей между ними при совер­шении преступлений, дает ориентиры для индивидуализации вины каждого из участников группы.

В протоколе осмотра вещественных доказательств обязательно ука­зываются;

а) характер объекта, его внешний вид и функциональное назначение;

б) индивидуальные признаки объекта;

в) признаки, свидетельствующие, о его владении или использова­нии определенным лицом или лицами;

г) признаки, указывающие на необходимость его использования (применения) несколькими лицами;

д) признаки, свидетельствующие о его использовании (примене­нии) при совершении расследуемого преступления.

В протоколе осмотра документов следует отметить:

а) наименование и внешний вид документа;

б) наличие необходимых реквизитов;



  1. Т.В. Аверьянова, Р. С. Белкин, Ю.Г. Корухов, Е.Р. Россинская. Криминалистика: Учебник для вузов / Под редакцией заслуженного деятеля науки РФ, профессора Р.С. Белкина.-М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М),2001г.-990с.

  2. Положение о совместных следственно оперативных группах «О пресечении и расследовании деятельности организованных преступных групп». Приложение к приказу Ген прокуратуры, МВД,ФСБ,ДНП России от 22 мая 1995 г.


в) упоминающихся в документе лиц, проходящих по делу. Та часть содержания документа, которая представляет интерес для следствия,

записывается в протокол дословно. Кроме того, в протоколе указывается место хранения документа — в обычном месте, там, где ему и надлежит храниться, либо в необычном — в иных папках, иных хранилищах и т. п. Данный факт может сам по себе иметь уликовое значение, что особенно важно, если это документ строгой отчетности Особое внимание следует обратить на личность составителя, а также пользователей документа, если ведется их учет.

В условиях компьютеризации хозяйственной и иной деятельности возникает задача ознакомления с информацией, хранящейся в памяти ЭВМ, о тех или иных сделках и других операциях. В сущности, это сво­еобразный осмотр программного продукта и результатов его использо­вания. Цель — выявить злоупотребления путем операций с банковскими и иными счетами и расчетами и всех причастных к этим злоупотреблениям лиц, без которых они были бы невозможны. Для участия в этой работе необходимо привлечь специалиста — программиста, оператора ЭВМ и др.

Отпечатанные на принтере ЭВМ данные этого исследования при­общаются к делу либо как вещественные доказательства, если они об­ладают качествами последних, либо как иные документы. Привлекае­мые к осмотру понятые должны обладать необходимыми познаниями для того, чтобы правильно оценить действия следователя.

По результатам исследования возможен допрос разработчика про граммы и персонала, обслуживающего ЭВМ, в процессе которого обя­зательно выясняется, кто и в каких целях имел доступ к работе на ЭВМ, как учитывается пользование машиной и т. п.

Из числа разновидностей следственного эксперимента групповой характер совершения преступного посягательства обычно выявляют:

а) эксперименты, устанавливающие возможность совершения како­го-либо действия;

б) эксперименты по установлению отдельных деталей механизма события;

в) эксперименты, определяющие процесс образования обнаружен­ных следов.

Говоря о следственном эксперименте первого вида, имеют в виду конкретное действие вообще, или в данных условиях, или данной лич­ностью, или за определенный промежуток времени. В рассматриваемом аспекте речь должна идти о возможности совершения действия одним лицом или необходимости участия в этом нескольких лиц.

Например, если задержанный утверждает, что объект изготовлен им самим, без участия других лиц проводится следственный эксперимент для провер­ки наличия у задержанного необходимых для этого профессиональных навыков.

Следует специально подчеркнуть, что целями всех экспериментов этого вида при расследовании групповых преступлений всегда служит именно проверка возможности совершения действия одним лицом. В этом случае отрицательный результат прямо указывает на преступную группу.

Следственный эксперимент по установлению отдельных деталей механизма преступления служит той же цели. Он тесно связан с рекон­струкцией обстановки события и обычно требует воссоздания условий, в которых происходило расследуемое событие. В процессе подобного след­ственного эксперимента выясняется течение события и возможности именно такого течения при наличии лишь одного подозреваемого. Отри­цательный результат означает участие в преступлении нескольких лиц. В ряде случаев даже получают ответ на вопрос, сколько должно было быть участников


  1. С.В. Ванюшкин. Организованная преступность в реформируемой России и направления борьбы с ней. Дисс. … канд.юрид.наук. М., 2001г. с.10, 47-50.

2. И.Н. Якимов. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. М.:1999г. с307.


события, если оно протекало именно таким образом. Ответ чаще всего будет носить вероятный характер: "Участников долж­но было быть не менее...".

Если подозреваемый в ходе эксперимента продолжает отрицать со­вершение преступной акции группой, то условия опытов могут специ­ально упрощаться. При этом повышается возможность участия в собы­тии одного лица (например, подозреваемому предлагают передвинуть сейф меньших габаритов, выполнить одному более простое, чем в мо­мент преступления, действие), и если даже в таких условиях результа­ты эксперимента будут отрицательными, то это станет убедительным доказательством ложности объяснений подозреваемого.

Аналогичным целям служат эксперименты, определяющие процесс образования следов. И здесь требуется установить, могли ли быть остав­лены данные следы одним человеком или их возникновение — резуль­тат деятельности нескольких лиц (используемых ими инструментов, ме­ханизмов и т. п.).

Следует заметить, что эта разновидность следственного экспери­мента весьма редко встречается в практике. Она наиболее близка к кри­миналистической экспертизе, и не случайно в таких случаях иногда допускается смешение экспертизы и следственного эксперимента. Это происходит потому, что рассматриваемую разновидность пытаются ог­раничить лишь экспериментом по установлению, каким орудием остав­лен след, тогда как ее цель — определить механизм, процесс следообра-зования, его динамики.

В условиях действующего законодательства России это следственное дей­ствие не может проводиться "под своим именем", так как оно не пре­дусмотрено УПК. Но практика его проведение носит повсеместный ха­рактер, его проводят обычно "под флагом" узаконенного действия — называя либо следственным экспериментом, либо проведением допроса на месте, либо воспроизводством обстоятельств события и т. и. Здесь не место доказывать неправильность подобной практики; остается наде­яться, что в новом законодательстве указанное следственное действие займет законное место.

Возможности проверки и уточнения показаний на месте, чтобы ус­тановить групповой характер совершенного преступления, довольно ограниченны. Рассмотрим такую ситуацию.

Причастность подозреваемого, чьи показания предполагается про­верить путем выхода с ним на место, не вызывает у следователя сомнений. В процессе проверки обнаруживается, что подозреваемый не может указать названное им при допросе место или что указанное место не соответствует данному им описанию или же на указанном месте нет тех или иных предметов, названных допрошенным. Из этого факта мо­жет быть сделано несколько выводов:

а) подозреваемый действует добросовестно, ошибся или ошибается

неумышленно;

б) подозреваемый сознательно вводит в заблуждение следователя, поскольку не намерен указать искомое место, но рассчитывает таким путем затянуть расследование или совершить побег либо установить

связь с соучастником;

в) подозреваемый сознательно вводит в заблуждение следователя, а информацией, подвергаемой проверке путем выхода на место, распо­лагает иное лицо — соучастник этого подозреваемого.

По делам о групповых преступлениях значим второй и третий из упомянутых выводов. Второй — если есть данные о намерении подозреваемого установить связь с реально существующим соучастником или соучастниками, еще не известными следователю. Эта информация чаще всего поступает из оперативных -источников. В таких случаях должна планироваться оперативно-тактическая операция с целью задержания соучастников. Если же такая информация стала известна после выхода на место, то она служит объяснением целей подозреваемого, которые ему по какой-то причине осуществить не удалось. Но когда следова­тель, имея в виду такую цель подозреваемого (а он ее должен иметь в виду во всех случаях), обнаруживает соответствующие попытки, то. естественно, ему необходимо принять меры к задержанию тех лиц, с которыми подозреваемый пытается установить связь, а затем проверить их причастность к преступлению.

Третий вывод из рассматриваемой ситуации дает основания предпо­лагать групповой характер совершенного преступления, но обычно не содержит указаний на конкретное лицо, обладающее достоверной ин­формацией, т. е. на соучастника (соучастников) подозреваемого.

В заключение следует сказать, что как второй, так и третий вывод не всегда верны, поскольку отрицательный результат этого следствен­ного действия может вытекать из самооговора лица, чьи показания про­веряются.

Использование возможностей обыска, как следственное действие может служить как средством установления группового характера со­вершенного посягательства, так и получения информации о существовании преступного сообщества, его составе, целях, распределении ролей между участниками, личности организатора и лидера и т. п. Перечислим объекты, искомые при обыске.

1. Орудия преступления информация, полученная в результате осмотра места происшествия и других следственных действий и оператив­но-розыскных мероприятий, ориентирует следователя на видовую при­надлежность этих объектов, либо даже на их признаки, позволяющие их индивидуализировать. Это может быть один объект, несколько одно­родных или разнородных объектов. Когда речь идет о нескольких объек­тах, можно полагать, что преступление совершила группа лиц, хотя и использование только одного орудия преступления эту версию не ис­ключает.

Как уже указывалось, особое внимание следует уделять поиску таких орудий, которые предполагают невозможность их использования одним человеком (аппараты для резки металла и т. п.). Необходимо также учитывать, что на орудиях преступления могут быть следы их ис­пользования разными лицами, например следы пальцев. Поэтому их изъя­тию должен предшествовать тщательный осмотр по правилам обраще­ния со следами, возможно с участием специалиста. Обнаруженные следы при необходимости копируются либо сохраняются вместе с орудием, на котором они находятся. Это относится и к транспортным средствам — орудиям преступления.

Обнаруженное при обыске то или иное технологическое оборудо­вание, полуфабрикаты, сырье и иные материалы, также служившие орудиями преступления (клише с изображением фальшивых денежных знаков, пунсоны для перебивки номеров на агрегатах похищаемых ав­томашин, заготовки поддельных документов, различные печати и штампы и т. п.), обязательно осматриваются опять-таки с целью обнаружения следов разных лиц, которые их использовали или применяли.

2. Предметы, изъятые из гражданского оборота — огнестрельное и холодное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, яды, наркотики и т.п. Помимо того, что сам факт их обнаружения может быть основани­ем для возбуждения уголовного дела против лица у которого они хранились, следователь должен иметь в виду, что эти предметы могли служить орудием преступления по иным расследуемым делам либо при совершении посягательств, еще не известных правоохранительным органам, причем тем же преступным сообществом, в которое предположи­тельно входит обыскиваемый.

3. Предметы, сохранившие на себе следы преступных действий, обнаружив такие объекты, следователь должен хотя бы ориентировоч­но решить следующие вопросы:

а) каково происхождение этих следов, на каких объектах обыска могут быть аналогичные следы;

б) если следы оставлены определенным орудием, то не является ли этим орудием предмет, обнаруженный при обыске; какой предмет сле­дует искать;

в) не являются ли следы, обнаруженные при обыске, признаками уничтожения объектов, сохранявших на себе следы преступления (сгоревшие одежда и обувь со следами крови и т. п.); имеются ли и какие признаки уничтожения таких объектов несколькими лицами, а не одним обыскиваемым.

Выясняя первый из указанных вопросов, следует учитывать, что

обнаруженные следы могут относиться не к расследуемому, а к иному

преступлению.

4. Деньги и ценности, ценные бумаги, банковские документы на

третьих лиц, среди которых могут оказаться соучастники обыскиваемо­го. Немаловажны адреса банковских учреждений, где находятся вклады обыскиваемого: не исключено, что они были внесены его соучастника­ми, проживающими поблизости от этих филиалов. На деньгах и ценны бумагах могут быть различные пометки, инициалы и др., свидетель­ствующие об их принадлежности известным или не известным следова­телю лицам.

5. Различные документы. Среди них могут быть и относящиеся к

первым трем названным категориям, и иные документы, служащие, как сказано в законе, "средствами к обнаружению преступления, ус­тановлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных дневниковые записи, письма, записные книжка "теневая" бухгалтерия, фотоснимки, магнитофонные и видеозаписи и др. Номера телефонов могут быть записаны на обоях, на видеокассетах на салфетках и других предметах повседневного пользования.

Все документы, которые содержат или могут содержать информа­цию о соучастниках обыскиваемого, изымаются для последующего тща­тельного изучения. Именно в таких документах могут содержаться дым­ные о преступном сообществе и его членах, в том числе о главарях, об иных, помимо расследуемого, преступлениях и др.




1. А.Д. Клипачев // Организованная преступность-4. М., 1999г. с.11.


6. Скрывающийся преступник. Это может быть соучастник обыски­ваемого, но может быть и лицо, разыскиваемое за иное преступление не связанное с обыскиваемым — знакомый, родственник постороннее лицо, скрываемое за какое-либо вознаграждение или по просьбе дру­гих лиц.

Проведение одновременных обысков у нескольких подозреваемых

или связанных с ними лиц требует особо тщательной подготовки. Поми­мо сбора необходимой информации о местах обыска и самих обыскивае­мых, комплектуется должное количество оперативных групп, оговари­ваются формы и средства оперативной связи между группами с целью своевременного обмена значимой информацией. Если предполагается за держание обыскиваемых, заранее следует предусмотреть, как оно бу­дет осуществляться, какие меры должны быть приняты, чтобы исклю­чить общения задержанных между собой, и где они будут размещены

Производство одновременно обысков у нескольких лиц обычно при­ставляет собой элемент тактической операции, включающий в себя, по­мимо обысков, задержания, допросы, очные ставки, другие следствен­ные действия и оперативно-розыскные мероприятия. Для успешного проведения операции обычно создается своеобразный штаб и разрабатывается детальный план операции.

На предварительном допросе опознающего, в памяти которого запечатлел­ся облик нескольких участников преступления, должны быть детально зафиксированы индивидуальные признаки каждого из них. Чтобы избе­жать смешения этих признаков, допрос должен быть максимально дета­лизирован, а показания предельно уточнены постановкой контрольных и уточняющих вопросов. Очевидно, известная вероятность такого сме­шения все-таки может сохраниться, и поэтому при опознании следова­тель должен ориентироваться на те признаки личности опознаваемого, принадлежность которых ему, судя по показаниям опознающего, наи­более вероятна.

Предъявление для опознания личности в рассматриваемом нами аспекте существенных особенностей не имеет. Представляет интерес лишь тот случай, когда опознающим является подозреваемый или обвиняе­мый, а опознаваемым — другой участник преступного сообщества. Если опознающий на допросе дал правдивые показания и высказал намере­ние опознать предъявляемое лицо, с которым он ранее непосредствен­ных связей не имел и которое он может опознать лишь по внешним признакам (в противном случае предъявление для опознания лишается смысла), то, как правило, опознанный будет категорически отрицать достоверность этого следственного действия. Изменить позицию его мо­жет побудить лишь последующий допрос и очная ставка с опознающим его лицом.

Если предполагаемый опознающий на допросе заявляет о том, что не помнит того, кого ему хотят предъявить, а следователь убежден в том, что он может, но не желает опознавать, то в некоторых случаях предъявление для опознания все-таки следует провести. Цель такого действия будет заключаться в том, чтобы получить свидетельство лож­ных показаний опознающего, одной из причин которых может быть его соучастие с предъявляемым для опознания лицом. Иногда в такой ситу­ации может произойти так называемое "обратное" опознание: если опоз­наваемый, который до этого отрицал свою причастность к расследуемо­му событию, вдруг решает изменить свою позицию — это очень редко, но случалось в практике, — то он может заявить опознающему, что тот лжет и что он, опознаваемый, хорошо его знает, что они знакомы и т. п. Под влиянием этого может изменить свои показания и опознающий. Во­обще же при предъявлении для опознания всегда существует риск, что опознающий, дающий правдивые показания, по тем или иным причи­нам может изменить их на ложные, и это необходимо учитывать следо­вателю,

С данной точки зрения представляется предпочтительным осуще­ствлять опознание по фотоизображениям, во время которого опознаю­щий чувствует себя более раскованно.

Информация о преступлении, - совершенном организованной груп­пой, может быть получена и при опознании предметов (вещей). Здесь рассмотрим следующие ситуации.

1.Потерпевшему предъявляются для опознания вещи, изъятые у подозреваемого. Он опознает лишь часть этих вещей как свои. Другую

часть вещей опознает второй потерпевший, бывший жертвой преступ­ления, совершенного в то же время, что и первое, но в ином месте, Результаты этих следственных действий позволяют сделать вывод, что поскольку похищенное имущество находилось у одного лица, то оба преступления могли быть совершены одной и той же группой.

2.Потерпевший опознает только часть вещей как свои, в отношении же некоторых остальных дает показания об их владельце, который не был известен следователю. Полученная информация позволяет выявить еще одно или несколько преступлений, в том числе совершенных груп­пой, в которую входил подозреваемый.

3.Лицо, не причастное к преступлению, опознает среди предметов обнаруженных на месте происшествия или у подозреваемого, предме­ты, принадлежащие иным лицам. В заключение следует упомянуть о той информации, которая мо­жет быть получена с применением технических средств ее фиксации в процессе оперативно-розыскных мероприятий. Из записи телефонных переговоров можно узнать о составе преступного сообщества, замыш­ляемых или совершаемых, преступлениях и роли в них каждого пре­ступника, сроках и местах встреч и т. п.

Результаты негласной фото-, кино- и видеосъемки позволяют полу­чить данные не только об обстоятельствах встреч соучастников, под­твердить наличие связей между ними, но и реально зафиксировать динамику преступного посягательства, действия каждого участника группы, а при задержании получить важные вещественные доказательства преступной

совместной деятельности. Установленная ныне законом до­пустимость всех этих объектов в качестве средств доказывания по де­лам о групповых преступлениях существенно облегчила этот процесс и расширила его

возможности.



























4. А.П. Резван, М.В. Субботина. Криминалистическая методика расследования отдельных видов преступлений:Учебное пособие в двух частях.-М.: НМЦ ГУК МВД России, 2002г.-232с.


Заключение.


Проделанная работа позволила сделать следующие выводы

Борьба с организованной преступностью должна носить международный характер, нужны единые или хотя бы сходные законы, регламентирующие борьбу с организованной преступностью.

Меры борьбы с организованной преступностью должны постоянно совершенствоваться и носить характер, упреждающий развитие организованной преступности.

Необходимо взаимоувязывать борьбу с организованной преступностью и борьбу с коррупцией, преступностью в правоохранительных органах, в сферах власти и управления.

В настоящее время следователи и криминалисты не имеют достаточного опыта в расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами, так же с учётом того, что преступность не стеснена ни финансовым, ни пространственным потенциалом, полагаем возможным внести следующие предложения:

  1. Создание единой базы сотрудничества розничных ведомств и предприятий.


  1. Выявление преступных формирований для разоблачения и пресечения преступной деятельности организованных преступных группировок.


  1. Выявление, разоблачение и пресечение проникновения организованных преступных групп во властные структуры и коррупционных связей.




  1. Подрыв финансово-материальной базы организованных формирований, дифференциация подхода к рядовым участникам этих формирований.

5. Надёжное обеспечение защиты свидетелей, потерпевших, работников правоохранительных органов и судов от преступных посягательств на них со стороны членов организованных преступных групп.

6. Должным образом обеспеченная информационно-статистическая работа, создание эффективной системы учета преступлений совершаемых организованными преступными группами, статистической отчетности и разработка порядка аналитической деятельности органов осуществляющих борьбу с организованными преступными группами.

В настоящее время ещё не приняты закон «О борьбе с организованной преступностью» и закон «О коррупции» поэтому я предлагаю принять эти законы.












Библиографический список.


Нормативные акты.

1. Конституция РФ от 12.12.1993г//РГ.-1993 №237 25 дек. Ст. 23.( в нов. ред. от 1996г.).

2. Уголовно Процессуальный Кодекс РФ от1960г. М.(в нов. ред. от 02.06.2002г.)

  1. Уголовный кодекс от 16.07.1997г(в новой ред. от11.03.2003г).

  2. Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995г.// Российская газета 1995г. от 18.09.95г.

  3. Закон РФ «О федеральных органах налоговой полиции» от 24.06.93г.//ВВС. 1993г. №29 ст.1114; СЗ РФ. 1995г.№51 ст.4973

  4. Положение о совместных следственно оперативных группах «О пресечении и расследовании деятельности организованных преступных групп».Приложение к приказу Ген прокуратуры , МВД,ФСБ,ДНП России от 22 мая 1995 г.

  5. Состояние законности в РФ в 1999-2002гг. Плановая тема НИР НИИ при Генеральной прокуратуре РФ на 2002г.

  6. Постановление «Об усилении борьбы с организованной преступностью» 23 декабря 1999г. // Российская газета от 1999г.


Научная литература.

  1. Н. П. Яблоков. Криминалистика: Учебник для вузов-М.: Издательство БЕК 1995г.-701с.

  2. А.Г. Филиппов, А.Ф. Волынский. Криминалистика: Учебник-М.: Издательство «Спарк», 1995г-543с.

  3. А.Г. Филиппов. Криминалистика: Учебник-М.: Юриспруденция 2000г.-352с.


  1. Т.В. Аверьянова, Р. С. Белкин, Ю.Г. Корухов, Е.Р. Россинская. Криминалистика: Учебник для вузов / Под редакцией заслуженного деятеля науки РФ, профессора Р.С. Белкина.-М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М),2001г.-990с.

  2. А.П. Резван, М.В. Субботина. Криминалистическая методика расследования отдельных видов преступлений: Учебное пособие в двух частях.-М.: НМЦ ГУК МВД России, 2002г.-232с.

  3. О.Я. Баев. Тактика следственных действий.Воронеж,1995г.

  4. В.А. Васильев. Совершенствование борьбы с организованной преступностью и наркобизнесом. М., 1999г. с.5.

  5. А.Мухин. Организованная преступность в РФ. М.: СПИК-Центр,2000г. С.40-45, 48-52.

  6. С.В. Ванюшкин. Организованная преступность в реформируемой России и направления борьбы с ней. Дисс. … канд.юрид.наук. М., 2001г. с.10, 47-50.

  7. А.Д. Клипачев // Организованная преступность-4. М., 1999г. с.11.

  8. И.Ф. Герасимов. Л.Я. Драпкин. Криминалистика. Учебник для вузов-М.: Высшая школа, 1998г. с.528.

  9. В.А. Образцов. Криминалистика –М.: Юрист 1995г.с.592.

  10. И.Н. Якимов. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике.М.:1999г.С.307.







Приложение 1.



Основные признаки, характеризующие организованную преступную группу.





Наличие иерархической структуры с чётким распределением ролей.


Стремление к отмыванию «денег», добытых преступным путём.

Характер объекта преступного посягательства.


Наличие у преступников, коррумпированных связей.

Высокая подготовленность ОПГ к преступлениям.


Эпизодическое взаимодействие между лидерами.






Наличие у преступников межрегиональных и международных связей.






Приложение 2.


Задачи расследования преступлений совершаемых ОПГ.




Установление всех обстоятельств, способствующих криминалу.


Установление всех соучастников преступления.



Установление способов совершения и сокрытия преступлений.


Индивидуализирование роли и вины каждого из соучастников преступления.


Установление причиненного материального ущерба.




Выявление всех эпизодов преступной деятельности


















Приложение 3.


Методические требования, обеспечивающие эффективность расследования преступлений, совершаемых ОПГ.


Установление базовой направленности ОПГ.


Налаживание взаимодействия между службами.


Наступательные расследования, предупреждения противодействия со стороны преступников.


Использование оперативных возможностей служб.


Использование типовых следственных ситуаций, характерных для расследования преступления.


Широкое применение тактических операций с целью решения задач расследования.


Учет при планировании расследований особенностей деятельности ОПГ.


Использование соперничества между отдельными ОПГ и внутри группировок.



Использование в расследовании средств криминалистической и специальной техники.