Родоплеменная организация населения Саудовской Аравии (64724)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru















Реферат

Родоплеменная организация населения Саудовской Аравии


Причины формирования родоплеменной организации населения Саудовской Аравии представляются общими для всех государств Ближнего и Среднего Востока. Сложные природно-климатические условия, присутствие враждебно настроенного окружения привели к консолидации лиц, объединенных родственными отношениями, и послужили причиной образования ими самостоятельной организации, безопасность и неприкосновенность которой обеспечивалась взаимной защитой. Тем самым была закреплена исторически сложившаяся зависимость человека от группы лиц, принадлежность к которым позволяла ему выжить.

В дальнейшем развитие саудовской родоплеменной организации пошло по пути постепенной «утраты» родом статуса структуры, объединенной исключительно по принципу кровного родства. В его состав путем побратимства («ухува»), а также брачных союзов стали входить представители других семей. Определение рода свелось к группе людей, среди которых запрещена вражда и столкновения и которые связаны между собой обязательством оказания взаимопомощи и абсолютно лояльны общности в целом.

В составе окончательно сформировавшейся родоплеменной структуры Саудовской Аравии могут быть выделены следующие элементы:

семья («рахт», «Аль»);

род («фасиля», «ашира»);

коленно-племенная ветвь («фахз»);

племенное объединение (клан), состоящее из нескольких ветвей («батын»);

племя («кабиля»).

В настоящее время на территории Королевства Саудовская Аравия проживает более 80 племен. Север страны населяют племена аль-анайза, абда, шерарат, руаля; северо-восток – племя шаммар; области Неджда представлены племенами утейб, мутаир, сухуль; западные районы королевства входят в анклав, заселенный муахиб, бали, джухейна, харб; восточные – племенами бенихалед, бенихаджар, субаи, манасыр; на юге проживают аль-мурра и сейар. В указанных районах племена сохраняют права собственности на часть сельскохозяйственных угодий (как пастбищных, так и используемых в растениеводстве), владеют крупным поголовьем верблюдов и мелкого скота, контролируют отдельные источники воды.

Компактно проживающие в городах представители племен могут оказывать существенное влияние на деятельность ведущих хозяйственных субъектов. Так, по сведению ряда источников, представители двух племен Западной провинции КСА – муахиб и джухейна – осуществляют функции «негласного профсоюза» в Исламском порту Джидды.

Кочевой образ жизни саудовских племен (в настоящее время к кочевникам относится 5% населения королевства, т.е. около 1 млн. человек) (2) и их последующий переход к оседлости на территории ряда государств Ближнего Востока привел к возникновению кровнородственных связей между представителями саудовских племен и подданными ОАЭ, Бахрейна, Катара, Омана, Ирака, Иордании. Выходцы из таких родов осознают себя как члены единого сообщества, хотя образующие его семьи имеют разное подданство.

Саудовской племенной организации присуща иерархичность. Кочевые племена считают себя выше земледельческих. В свою очередь, среди первых к более «почтенным» относятся племена, имеющие более древнюю историю. К числу наиболее «благородных» относятся бедуинские племена, которым прежде была свойственна воинственность, в частности, аль-анайза, из которого происходит правящая семья Аль Сауд, и шаммар. Группу племен «низкого происхождения» представляют общности, возникшие путем объединения бывших рабов – выходцев из Эфиопии, Сомали и Судана.

Степень значимости племени или рода зачастую оказывает существенное влияние при назначении его представителей на важнейшие государственные посты. Прямые потомки Мухаммада бен Абдель ВаххабаАбдалла и Салех Аль Шейх занимают должности министра юстиции и министра по делам ислама и вакуфов. Али бен Ибрагим Нуэйми, выходец из рода, члены которого проживают в КСА, Кувейте, Катаре, ОАЭ (правитель эмирата Аджман) и на Бахрейне, является министром нефти и минеральных ресурсов Саудовской Аравии. Представители влиятельных семейств входят в состав Консультативного совета КСА, занимают ключевые посты в религиозных структурах королевства, как, например, потомок М. бен Абдель Ваххаба Верховный муфтий КСА шейх Абдель Азиз бен Абдалла Мухаммад Аль Шейх.

Кланово-семейный характер является отличительной чертой организации бизнеса в ряде секторов саудовской экономики. По данным на 2000 г., сорок предпринимателей – представителей шестнадцати семейств контролировали треть наиболее значительных акционерных обществ Саудовской Аравии. Их интересы сосредоточены прежде всего в банковской и строительной областях, в меньшей степени – в секторе услуг и сельскохозяйственном производстве. Среди крупнейших в КСА семейных финансовых кланов можно выделить Аль Рашид, некогда бывших соперниками династии Аль Сауд в борьбе за власть, представители которого – братья Саад, Салах и Абдель Му'ни – входят в состав советов директоров Национального арабского банка и Банка «Джазира», Аль Иса (Мухаммед Аль Иса занимает пост главы Национальной строительной компании и компании «Саудовские отели», его племянник Абдалла – гендиректор корпорации «Арабские строительные заводы»), семьи бен Ладен (наряду со строительной промышленной группой семерым братьям принадлежат инвестиционная и нефтеперерабатывающая компании), Аль Касби («Саудовские нефтеперерабатывающие заводы»), Аль Худейфи («Рияд-банк», «Саудовская промышленная компания»), Мелхем («Саудовско-британский банк»), Аль Тамими (сеть супермаркетов с одноименным названием) и ряд других.

В современной Саудовской Аравии племенная иерархия продолжает играть весомую роль во внутрисоциальных взаимоотношениях. Браки между представителями племен, относящихся к разным группам, практически невозможны. Выходцам из «неблагородных» племен значительно сложнее сделать успешную служебную карьеру, занять влиятельное место в обществе. В силу этого обстоятельства они вынуждены искать покровительство как у администрации, так и у «почтенных» племен, что приводит к возникновению племенных союзов.

Род и племя возглавляются шейхом, пользующимся правом верховенства в административных, социальных и политических делах общины. Шейх разбирает имущественные тяжбы соплеменников, от имени рода ведет переговоры с представителями других родов и племен, председательствует на собрании наиболее видных членов племени. Правовой базой при исполнении им властных полномочий служит Коран, обычаи и традиции. Формально шейх должен избираться на общем собрании членов рода или племени, однако фактически его титул и соответствующие должностные функции передаются по наследству (старшему сыну).

Но процесс централизации в Саудовской Аравии, реализация законов об административно-территориальном делении страны, укрепление государственной власти на местах в значительной степени ограничили полномочия шейхов. В настоящее время их функции носят не административно-политический, а рекомендательно-совещательный характер. Шейхи действуют в качестве посредников между племенами и правительственными структурами, используя для этого встречи («диванийи») с ведущими представителями семейства Аль Сауд, включая короля Фахда и наследного принца Абдаллу.

Правящая семья уделяет значительное внимание поддержанию отношений с племенной верхушкой, в том числе путем предоставления ей крупных государственных субсидий, чаще всего на безвозмездной основе. Влиятельные шейхи крупных племен, прежде всего из центральной части Аравии – Неджда – представляют одну из основных опор династии Аль Сауд. При их непосредственном участии формируется Национальная гвардия, почти половину общего состава которой (20 тысяч из 56 тысяч человек) составляют добровольцы из различных бедуинских племен. В августе 2000 г. племенные шейхи юго-западной саудовской провинции Аль-Ахса продемонстрировали поддержку внутриполитического курса руководства страны, вручив в ходе «диванийи» с министром обороны принцем Султаном коллективное послание, осуждающее развернутую рядом международных правозащитных организаций кампанию по обвинению Саудовской Аравии в нарушении прав человека.

Как уже отмечалось, входящие в саудовские племена семьи и кланы значительно отличаются по степени своего влияния. В свою очередь, в их составе существует собственная иерархия. Наиболее ярким примером в этом смысле служит правящая семья Аль Сауд (племя аль-анайза), представляющая одну из основ политической системы королевства. Теократический характер власти монарха – главы семьи – создает условия для законодательного оформления комплекса аргументов, легитимизирующих право ее представителей оказывать определяющее воздействие на развитие государственного механизма Саудовской Аравии, ее внешнюю и внутреннюю политику. Дополнительно к этому имеется свод предметов, оберегающих власть от упреков со стороны религиозных деятелей, о чем будет сказано ниже.

Официальная статистика не публикует точных данных о численности дома Аль Сауд. По разным оценкам, его мужская часть насчитывает от 7 тыс. до 20 тысяч человек. Отношения в семействе регулируются в соответствии со сложившейся внутренней иерархией, определяющей политический вес и степень участия отдельных членов фамилии в управлении страной. Основу семьи Аль Сауд, которой принадлежит ведущая роль в решении государственных вопросов, представляют около 40 принцев, входящих в состав Совета министров КСА и Совета королевской семьи. Как правило, они принадлежат к первому поколению правящей династии, являясь сыновьями короля – основателя Саудовской Аравии Абдель Азиза бен Сауда (самому молодому из них – вице-губернатору Эр-Рияда принцу Саттаму – 59 лет). Исключение в этом смысле составляют представляющие «второе поколение» сыновья короля Фахда принцы Мухаммад (губернатор Восточной провинции) и Абдель Азиз (государственный министр).

Влияние членов королевской фамилии определяется прежде всего принадлежностью к конкретному семейному клану, члены которого связаны друг с другом отношениями близкого родства (чаще всего это родные братья и дядья по матери). В своей деятельности принцы вынуждены ограничиваться рамками положения, занимаемого их кланом. При этом они широко используют внутриклановую солидарность и оказывают взаимную поддержку в получении государственных постов и упрочении своего положения во властных структурах.

Наиболее значимым кланом семейства Аль Сауд является Судейри. Его привилегии были расширены в годы царствования короля Фейсала (1965–75 гг.), когда занимавший в то время пост министра образования король Фахд смог, воспользовавшись поддержкой шейхов ряда племен, в первую очередь аль-анайза, добиться назначения своих братьев – принцев Абдель Рахмана и Сальмана – на посты заместителя министра обороны и губернатора Эр-Рияда. В настоящее время «ядро» клана составляют семь сыновей короля Абдель Азиза от Хессы бинт Ахмад ас-Судейри: король Фахд, второй заместитель Председателя Совета министров, министр обороны принц Султан, его первый заместитель принц Абдель Рахман, министр внутренних дел принц Наиф, его заместитель принц Ахмад, губернатор Эр-Рияда принц Сальман и экс-министр обороны принц Турки. Члены данной ветви королевской семьи занимают посты губернаторов шести из четырнадцати саудовских провинций (Джизан, Табук, Джоуф, Амладж, Уаджх и Аль-Гат), а также «второй столицы» королевства г. Джидды. Служащее опорой клана «второе поколение» принцев представлено главным образом сыновьями «семерки Судейри». К этой группе относятся принцы Мухаммад бен Фахд (губернатор Восточной провинции, на территории которой располагается большая часть углеводородных запасов КСА), и Абдель Азиз бен Фахд(государственный министр, член Королевского совета). В нее также входят принцы Бандар бен Султан, посол КСА в Вашингтоне, Халед бен Султан, заместитель министра обороны по вопросам вооружений, возглавлявший военный контингент арабских и исламских государств в ходе операции «Буря в пустыне», вице-губернатор Восточной провинции принц Сауд бен Наиф, заместитель министра внутренних дел по вопросам безопасности принц Мухаммад бен Наиф, первый заместитель министра по делам нефти и минеральных ресурсов принц Абдель Азиз бен Сальман.

Занимаемые представителями клана Судейри государственные посты позволяют им контролировать основные источники власти в королевстве: нефть и силовые структуры.

Определенным противовесом влиянию Судейри в правящем семействе и государстве служит клан Сунайян в составе восьми братьев – сыновей короля Фейсала. Наиболее видные из них – министр иностранных дел принц Сауд, бывший начальник Службы общей разведки, в настоящее время – посол в Лондоне принц Турки, губернатор провинции Асир принц Халед, входящие в состав командования вооруженных сил принцы Халед и Бандар. По некоторым свидетельствам, клан Сунайян патронирует наследный принц Абдалла, являющийся по матери представителем менее влиятельного, чем Судейри, клана Шаммар.

К числу наиболее крупных кланов, занимающих промежуточное положение между Судейри и тандемом «Сунайян – Шаммар», относится клан Джелави, выходцы их которого – принцы Сауд бен Абдалла и Абдель Мохсен занимали пост губернатора Западной провинции Саудовской Аравии. В настоящее время джелавиты фактически сохраняют монополию на руководство более мелкими территориально-административными единицами, входящими в ее состав.

Органом, поддерживающим «равновесие» дома Аль Сауд, является Совет королевской семьи, наделенный широкими полномочиями. Его основная задача сводится к урегулированию разногласий между членами семейства, а также к недопущению чрезмерного усиления отдельных ветвей правящей фамилии в ущерб интересам других кланов. С этой целью Совет рассматривает все назначения представителей династии на государственные посты, и выносимое им решение носит окончательный характер. В 1962 г., во многом благодаря Совету, наследному принцу Фейсалу удалось создать противовес влиянию клана Судейри в вооруженных силах, сформировав параллельную силовую структуру – Национальную гвардию. В 1975 г. Совет королевской семьи изменил очередность престолонаследия, и вместо брата короля Фейсала принца Мухаммада, обвиненного в «поведении, противоречащем нормам ислама», королем стал принц Халед. После его смерти в 1982 г. король Фахд не смог повлиять на решение семейного Совета и назначить наследником престола своего единокровного брата, нынешнего министра обороны принца Султана.

Властные позиции семейства Аль Сауд обеспечиваются за счет заполнения его представителями руководящих должностей в важнейших управленческих и предпринимательских структурах. Усилению династийного фактора способствует сохраняющийся контроль семьи за силовыми и финансовыми ведомствами. Несмотря на подспудное недовольство в саудовском обществе по поводу количества представленных в правительственных органах членов королевской фамилии и очевидную необходимость соответствия ведущих лиц государственного руководства в первую очередь профессиональным требованиям, такое положение продолжает сохраняться, представляя потенциальную проблему для династии.

Фактором, косвенным образом подрывающим единство правящего семейства, является второе поколение Аль Сауд – так называемые молодые принцы. Представители этой группы возглавляют среднее звено в ряде ключевых ведомств, занимают значительные должности в губернаторствах провинций, вооруженных силах, Национальной гвардии, спецслужбах, ведут успешную предпринимательскую деятельность. Получившие высшее светское образование на Западе «молодые принцы» в целом не выступают за «ревизию» позиций Саудов в королевстве. Однако часто они не удовлетворены двойственным курсом руководства страны, направленным на сохранение исламских традиций в качестве основы существования саудовского государства и на одновременное осуществление модернизации, а также незначительной степенью своего участия в государственных делах. Неформальный лидер «молодых принцев» – Валид бен Таляль, ведущий представитель делового мира Ближнего Востока, входящий в «первую десятку» обладателей крупнейших личных состояний.

Принимая во внимание критику династии Аль Сауд сторонниками либерализации, король Фахд санкционировал принятие в 1992 г. Основ системы власти в КСА – документа, существенно повлиявшего на расстановку сил в правящей семье. Документ изменил традиционный порядок передачи власти в стране от старшего к младшему сыну короля Абдель Азиза бен Сауда, включив в число возможных престолонаследников представителей второго поколения Саудов – внуков Абдель Азиза. Кроме того, несколько лет назад ряд принцев из второго поколения королевской фамилии был приближен к наследному принцу Абдалле, сформировав значительную часть его ближайшего окружения. Это до некоторой степени сгладило назревавший конфликт «отцов и детей».

Проводимая семьей Аль Сауд политика умеренного обновления, сочетающаяся с сохранением ценностей ислама, вызывает неприятие части религиозных кругов страны, что создает почву для роста оппозиционных настроений. Учитывая это, лидерами семейства разработана система аргументов, опровергающих обвинения в «нарушении исламских канонов». Основные положения данной системы сводятся к следующим утверждениям:

члены семьи Аль Сауд являются лидерами мусульман, служителями святых мусульманских мест;

благодаря династии королевство стало процветающим государством;

против правителя можно выступать лишь в том случае, если он отошел от норм шариата.

В настоящее время позиции семьи Аль Сауд продолжают обеспечиваться преимущественным назначением его членов на наиболее важные посты в системе государственного управления с обязательным соблюдением принципа межкланового равновесия. Взаимосвязь представителей королевской фамилии являет пример взаимоотношений, типичных для саудовского общества в целом: группе «технократов» – сторонников дальнейших политико-социальных преобразований, состоящей, как правило, из лиц со светским, приобретенным на Западе образованием, противостоят традиционалисты, стремящиеся к укреплению религиозных основ власти. Монарх вынужден придерживаться нейтральной позиции, сглаживая существующую между этими группировками напряженность.

Масштабные изменения социальных условий жизни населения Саудовской Аравии, формирование новой политико-экономической структуры страны способствовали значительному ослаблению саудовской родоплеменной системы. Процесс модернизации стал катализатором ее начавшегося распада. Вместе с тем очевидно, что осознание саудовцами своей родоплеменной и семейной принадлежности продолжает сохраняться и часто превалирует над их самоидентификацией в качестве подданных короля. Причиной этого является складывавшийся длительное время комплекс экономических и общественных предпосылок, наличие которого делает маловероятной возможность изменения данной тенденции в ближайшем будущем.


Список литературы

родоплеменная саудовская аравия

  1. Монархии Персидского залива. – М., 2009

  2. История Ближнего Востока. – М., 1999

Размещено на http://www.allbest.ru

3


Случайные файлы

Файл
58283.rtf
180767.rtf
64052.rtf
99489.rtf
2465.rtf