Удивительный мир вепсов (64573)

Посмотреть архив целиком

1

Министерство образования Республики Карелия

Петрозаводское городское управление образования

Муниципальное образовательное учреждение

«Средняя общеобразовательная школа №1

с углубленным изучением предметов художественно-эстетического профиля»




Пятнадцатая городская научная конференция молодых исследователей

«Шаг в будущее города»



Реферат на тему:

«Удивительный мир вепсов»




выполнила:

ученица 9-а класса СОШ №1

Дружинина Екатерина Игоревна

научный руководитель:

Лунина Ольга Михайловна

Учитель географии СОШ №1




Петрозаводск,

2010




Оглавление:


Введение

1. Кто они вепсы

1.1 Генезис происхождения

1.2 Место проживания

1.3 Внешний облик

1.4 Языковые особенности

2. Обычаи и традиции

2.1 Традиционные хозяйственные занятия

2.2 Традиционная архитектура

2.3 Древние обряды

2.4 Знания современных школьников о вепсах

3. Религия и верования

4. Знаменитые вепсы

Заключение


Введение:


В повседневной жизни, на уроках, мы говорим об истории своей Родины, говорим о народах, которые заселяют нашу территорию и о тех, которые жили на ней с момента образования государства. Мы изучаем многонациональную Россию в целом, не углубляясь в её корни. Мы смотрим только на те народы, которые имеют письменность и большое количество людей, входящих в эту огромную семью, но не обращаем внимания на малочисленные исчезающие группы, которые всё же внесли не малый вклад в развитие нашего государства. Проживая на территории Карелии мы только слышим о тех национальностях, которые и по сей день живут среди нас, но только не многие пытаются возродить исчезающие народы. Например, если спросить любого человека: «Знаете ли вы кто такие вепсы?», всегда услышишь один и тот же ответ: « это народность, которая практически умерла». Самое обидное, что многие даже не хотят знать об особенностях культуры, традиционной деятельности, и самом интересном – обрядах и верованиях этой народности. Хотя многие, особенно те которые с давних времён проживают здесь, понимают, что и в них может протекать вепсская кровь, которая смешана с другими национальностями, а следовательно Вепсы – часть истории многих семей, не должны быть забытыми, иначе это будет ровняться попытке уничтожить своё прошлое. Также благодаря им и другим народам развивался и процветал наш край, поэтому забыть Вепсов, как группу, имеющую свой язык, деятельность и религию – значит уничтожить частицу из истории Республики Карелии и России.

Поэтому я посвящаю свой реферат вепсской народности, которая интересует меня прежде своим этногенетическим происхождением и всем остальным, отделяющим её от других национальностей. Потому что, я считаю это не правильным не пытаться каким-либо образом остановить процесс исчезания Вепсской народности.


1. Кто они вепсы?


Вепсы - небольшая народность, проживающая в сопредельных местностях Северо-Восточной части Ленинградской и на Северо-Западной окраине Вологодской областей, а также на Юго-Западной прибрежной полосе Онежского озера в пределах Республики Карелия, расселены несколькими группами чересполосно с русским населением. Чаще всего вепсы, подобно некоторым группам южных карел называют себя «лядиникад». Лишь среди южных карел изредка шугозерских и оятских вепсов преобладает этноним «бепся», «вепсь», под которым они издавна известны некоторым родственным народам (финнам-суоми, карелам, эстонцам). Русские до Октября официально называли вепсов Чудью, в быту - чухарями, кайванами, имеющим пренебрежительно-уничижительный оттенок.


1.1 Генезис происхождения


При изучении генезиса вепсского происхождения, возникают проблемы, потому как существует мало источников информации о ранних поселениях, которые жили на вепсской земле и также о их линиях связей с Вепсами. Зная о принадлежности вепсского языка к прибалтийско-финской ветви, можно определить, что протовепсские племена складывались позднее распада финно-угорской общности, и более того после отделения от основной группы пермских и Волго-финских племён. И следовательно те группы прибалтийско-финского населения, которые складывались в вепсскую общность, являются некими пришельцами на территории, ставшей их коренной областью.

Древнейшее население края принадлежало протолопарским, а позднее-лопарским племенам, с появлением вепсов оно подверглось ассимиляции. Тем не менее, можно предположить, что всё же первоначальный этногенез совпадает с общим формированием всех прибалтийско-финских народов, который проходил за пределами Межозерья, за Волховом, ближе к Прибалтике.

Наиболее раннее упоминание о Веси относится к 6 веку н.э. Готский писатель Иордан, при перечислении многих племён, подчинённых готскому королю Германриху указывает и племя Весь. Иордан заимствовал большую часть своей истории из сочинений Аблабия, а особенно Кассиодора Сенатора, занес в свои труды весь перечень народов, и всё, что ему было известно об этническом составе населения Севера тогдашней Европы. Он вписал эти племена, а именно Чудь, Биармия, Мордова, Мерей и Весь, в некой последовательности показывая на то, что они близки между собой и отражая факт о родстве финских народов. Из этого следует вывод, что вепсское этническое образование занимало серединное положение между восточнофинскими м западнофискими народами.

Наиболее полные сведения о местообитании Веси мы узнаем из летописи» Повесть временных лет», автором которой является монах Печерского монастыря Нестор. На первых же страницах летописи он сообщает об это народности: «В Афетове же части седять Русь, Чудь и вси языци: Меря, Мурома, Весь, Мордова, Заволочская, Чудь, Пермь, Печера, Ямь, Угра, Литва, Зимегола, Корсь, Летьгола, Любь.» При изучении всех перечисленных народностей можно заметить, что все они относятся в волжским этническим группам. Отсюда следует вопрос, почему же Весь упомянута в числе этих этнических групп, когда она относится к серединному положению между восточнофинскими и западнофинскими народностями? При изучении других источников информации, а именно « Повесть временных лет», «Троицкая летопись» М.Д. Приселкова и « Полное собрание русских летописей» находятся сообщения, благодаря которым можно локализовать Весь на Белом озере: « на Белеозере седять Вепсь.» и более того оказывается, что эта народность не только проживает на этой местности, но и является здесь первонасельницей: «А перьвии насельници в Новгороде – Словене, в Полотьски - Кривичи, в Ростове – Меря, в Белозере - Весь…». Тем не менее, летописи не ограничивают местоположение Веси только на Белом озере и предпочтительно заметить, что эта народность жила здесь уже к моменту появления славян, потому как только они могли увековечить их в летописи. Упоминание о Веси на Белом озере - это лишь фиксация одной её части, местной группировки, ответвления указанного народа. Веси постирались намного обширнее и не ограничивались узким кругом обитания на Белозерье, они протягивались в западном, северном и восточном направлениях, и этому находятся доказательства. В сообщении о принятии Русью христианства при Владимире Святославиче, говорится о крещении не только русских, но и других народов: «Владимир крестил и Мерску и Кривическу Весь, рекше Белозерскую», поэтому допускается мысль о существовании подгрупп веской группы. Белозерская же группа была волжской группой, которую новгородцы вписывали в один ряд с другими местными народами и упомянута Весь после Мери. Основная группа Веси обитала западнее Белого озера и поэтому часто записывалось под псевдонимом « Чудь», который включал в себя значительное количество этнических образований - Водь, эстские племена, Весь. После, Весь была довольно заметной политической силой в эпоху образования единого древнерусского государства, в доказательство этому в « повести временных лет» от 882 года указывается, что Весь принимала участие в походе Олега на Смоленск, Любечи и далее на Киев: « Поиде Олег, поим воя многих, Варяги, Чудь, Мерю , Весь ,Кривичи…».Поэтому об этом народе было известно и западно-европейским летописцам, которые, надо заметить, уделяли больше внимания географическим и этническим особенностям восточнобалтийских районов русского государства.

Так, например, в « Датской истории» Саксона Грамматика 1220 года, а больше в «Дееписании гамбургских епископов» («Описание северных островов») Адама Бременского 1070 года упомянуто о том, что Висы (Весь) отличаются некоторыми особенностями внешнего облика, этноса и быта: «…они от рождения седовласы, а стране их чрезвычайно много собак, которые защищают её от нападений», хотя он догадывался наверное, что они от рождения седовласы, это неправда, но уровень этнографических знаний в средневековой Европе, особенно об отдаленных странах был очень низкий, поэтому писатели той эпохи часто писали несуразные вещи.

Наиболее раннее упоминание в арабских источниках о Вису встречается в сочинении Ахмеда ибн Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922г. Выражает свой интерес к этому народу, он пишет о географических особенностях этой местности, о развитии торговли. Уже после опубликования книги Ахмеда, сообщения о Вису становятся обычным явлением, и эта народность становится известной. Следует заметить сначала, кажется, что Весь и Вису разные народности, однако история находит веские доказательства тому, что русская Весь, восточная Вису и западноевропейская Вису - одно и тоже племя.

Теперь, доказав о существовании Веси, можно провести генетические нити к вепсам, однако сделать это не так то просто. В середине прошлого века А.И. Шёгреном были открыты для науки Вепсы, в самоназвании которых можно было увидеть генетические связи с древним этнонимом Весь. Можно заметить, что вепся и бепся по закону гармонии гласных были передней огласовки, т.е. с конечным гласным «А» и это вполне закономерно с точки зрения вепсского языка, следовательно, вышеуказанные этнонимы истинно вепсского происхождения. Эти названия позже устоялись в русской летописи. Следует указать на то, что древний пласт вепсского языка исключительно близок ко всем прибалтийско-финским языкам и наиболее схожен с южнокарельским диалектом и это доказывает, что вепсы были ближайшими соседями прибалтийско-финских племён. Отсюда следует, что древняя весь начала мигрировать на восток на рубеже 1-ых, 2-ых Тысячелетий путь, которой пролегал южнее Ладожского озера и по рекам Свири и Ояти.

В дальнейшей этнической истории веси наблюдается тесная связь со славянами и этому находится доказательство. Дело всё в том, что расселение Веси при распаде древнерусского государства входит в состав территориальных владений Новгорода, только при перечислении населённых пунктов, в письменных источниках новгородских помещиков, видно их расселение по рекам Свири, Ояти и Белозарья, причём эти названия упоминаются вперемешку с вепсской топонимикой (свидетельство о неком смешании вепсского этноса с русским и подтверждение о том, что в дальнейшем вепсский язык частично изменит свою первичную окраску). Это письменное фиксирование зон проживания Веси-Вепсов располагается внутри намеченного пути вепсской народности, которая уже встречается нам на территории Прионежья. Яркий пример этому аргументу – Шелтозеро, как раз в тот момент, которое находилось под влиянием Рождественского Остречинского погоста, в вотчине новгородского монастыря. Здесь можно увидеть уже их свидетельство о не только их реальном свободоязычном существовании, но и о масштабе их расселения: «В Шелтозерской местности находится 14 поселений и каждое из них содержит ряд деревень. В целом можно сказать, что проживание вепсов на территории Шелтозера было не из лёгких: природные катаклизмы, смута, разбойничьи нападения, простой дворов в деревне, труд на металлургических предприятиях мануфактурного типа. Высокие налоги со стороны помещиков, рекрутирование целых ватаг плотников и каменных мастеров на строительство Петрозаводска и Петербурга – всё это ужесточало и обременяло жизнь вепсов. Самое, что есть обидное, вепсов попытались забыть, не помня о том, что Вепсы сыграли огромную роль в формировании этнического состава населения в северных районах.

Всё же 27 июля 1846 года под руководством академика П. И. Кеппена, а точнее проводимое на территории Олонецкой губернии ОлГор правлением, состоялась первая достоверная перепись финно-угорского населения «Сведения о проживающих в Петрозаводском уезде инородцах с показанием их вероисповедания.»

Теперь можно лишь продолжить то, что начали делать П.И. Кеппен и А.М. Шёгрен, а именно постепенно возрождать вепсскую народность до тех пор, пока о Вепсах не станут говорить, как об особенном мире, который не исчезает, но который человек сам закапывает в землю.


1.2 Место проживания


По современным источникам известно следующие места нахождения Вепсов: более всего обособлены от остальных северные (Шелтозерские и Прионежские) вепсы, которые заселяют узкую прибрежную полоску в юго-западном Прионежье, с юга на север от сёл. Гимрека (30 км от истока реки Свири) до села Шокша (в 60 км южнее Петрозаводска). Наиболее крупные пункты: Шокша, Шелтозеро и Рыбрека.

Значительно большое количество деревень находится в верхнем и среднем течении реки Ояти, совпадая с границами бывшего Винницкого района Ленинградской области. Наиболее крупные пункты: Винницы, Озёра, Ладва, Ярославичи, Надпорожье.

Восточнее, вдоль границы Ленинградской и Вологодской областей, по северному и восточному склонам Вепсской возвышенности, с севера на юг определяют наиболее крупное поселение Шимозеро, но большинство людей переселились в селения южного Прионежья (Ошту, Мегру, Вознесенье) и города Посвирья (Лодейное поле, Подпорожье).

В верхнем течении реки Иворды (приток Мегры) локализуется небольшое скопление деревень, обычно которые называют Белозерским (70 км от Белого озера). Наиболее крупное поселение – Подала.

В районе истоков реки Лидии (приток Чагодиши), по южным склонам вепсской возвышенности выделяют населённый пункт – Сидорово (Ефимовские вепсы).

В районе истоков рек Капши и Паши выделяют пункты с чисто вепсским населением – Корвала, Нойдала (шугозерская группа вепсов).


1.3 Внешний облик


Вепсы принадлежат большой европеоидной расе, в которой подразделяются на восточнобалтийский антропологический тип беломоро-балтийской расы, с примесью уральской, в свидетельство этому у вепсов выделяют небольшой монголоидный налёт. Вепсы имеют небольшой рост, средний размер головы и лица, немного уплощенного, округлую мозговую коробку, низкое среднее по ширине лицо, низкий лоб, расширенную нижнюю челюсть, выступающие скулы, пониженное переносье при хорошо выступающем носе, с вогнутыми спинками, небольшой приподнятый кончик и основание носа, а также им свойственны небольшой рост бровей и бороды. Вепсам характерны светлые прямые волосы, светлые, немного зауженные с небольшой складкой верхнего века глаза.

По антропологическим свойствам можно выявить, что наиболее тесно общались между собой Прионежские и Белозерские вепсы. Ещё больше о этой народности можно узнать, изучая материальную и духовную культуру этноса, а именно их внешнюю особенность – одежду. Однако о самом древнем одеянии Веси известно не так уж много, например первые упоминания об особенностях обличения веси, относящиеся к 10-13 веку, можно найти только в археологическом свете и в письменном виде из рассказов иностранцев, приплывавших на землю Веси для торговых и научных целей, но, как правило, они уделяли внимание в большей степени на ткани и украшения.

Так, например, в сообщении Абу Хамида ал-Гарнати говорится о том, что для изготовления зимней одежды Вису (Весь) использовали мех домашних и диких животных: «А на некоторых из них бывают шубы из превосходных шкурок бобров, мех этих бобров повернут наружу…».

В основном для изготовления одежды Вепсы использовали лен, коноплю и овечью шкуру. Материал изготавливали в домашних условиях на ткатском станке и использовали только два способа плетения: полотняное и саржевое. Пояса, тесьму, ленты плели на вилочке или же ткали на дощечке.

Во время изучения курганных могильников А.М. Леневским были сделаны некоторые выводы о древневепсской одежде: «Верхняя одежда мужчин и женщин шилась из сукна, обычно бурого цвета. Но бывали сукна и красноватого тона, возможно, это результат окраски сукна из белой шерсти. Женщины опоясывались плетёными поясками… Применялось также белое, очень тонкое полотно». Из упоминания об известном торговом пути «из Варяг в Греки» было известно, что некоторая Весь использует шелк, этому есть подтверждение из изучения могильников, в которых исследователи находили лоскуты сиреневого шёлка с золотой вышивкой.

Теперь становится известно, что среди женщин средневековой Веси и вплоть до 19 века господствовал поясной комплекс одежды, этому находится доказательство из раскопок могильника Гайгово на Ояти. Обнаруженные фрагменты шерстяных тканей были расположены ниже пояса и представляли собой частицы поясной одежды. Наряду с этим также была распространена накидка – плащ, это доказывают найденные в могильниках многочисленные парные фибулы, металлические застежки, выступающие в роли укрепления и украшения.

Украшения вепсянки носили на груди, поясе и руках, которые были как местного так и иноземного происхождения. Из истории известно, что мода, начиная с средневековья, очень быстро менялась. Так, например, в 10 веке обязательным элементом женского облика были железные, бронзовые или стеклянные гривны из Финляндии и Прибалтики, бусы из сердоликовых, стеклянных и пастовых глазчатых бусин, массивнее бронзовые браслеты и парные фибулы, украшенные подвесками-уточками, бубенчиками и ножами в ножнах. Уже в 11 веке увеличивалось число украшений, выполняющих утилитарные функции: копоушки, или по-другому уховертки, кресала для высекания огня, ключи-амулеты. Особое положение занимали шумящие подвески в виде птиц и животных, отгоняющих злых духов. В 12 веке под влиянием славян в Веси приходит новое украшение для головы – бронзовые и серебряные височные кольца. В 13 веке многочисленные украшения сменяются шумящими изделиями конической формы: привески, браслеты, бусы с припаянными кружочками и височные кольца. В целом, по мнению исследователей, женщины средневековья использовали меньше украшений, чем прежде.

У мужчин главным элементом был кожаный пояс, украшенный железными или медными пряжками, концы которого оформлялись кольцом и пряжкой. На поясе, именно с правой стороны, носили ножы. Ворот мужских рубах закрепляли с помощью застёжек со спирально скрученными концами.

С течением времени, а именно в конце18 века на вепсский костюм оказала влияние русская национальность и городская близость, и поэтому в основном костюмы сохранили только свою повозрастную окраску, украшения и головные уборы. Теперь можно рассмотреть каждый костюм по отдельности.

Начиная с конца 18 века в основу традиционного мужского костюма вепсов входила рубаха, которая шилась из домотканого холста. Рубаха имела туникообразный покрой и не требовала особых усилий в изготовлении: полотнище ткани перегибалось через плечи, на перегибе делалось отверстие для головы, к основе ткани пришивались прямые рукава, под них подкладывали ластовицы (четырехугольные вставки под мышками). Такая рубаха имела на груди прямой или косой разрез и воротник- стойку, обычно красилась в красный или синий цвет, также была из пестряди в сине-белую клетку. Туникообразные рубахи мужчины носили навыпуск, подпоясывая плетеным, вязаным или кожаным поясом. А во время работы сверху на них одевали балахоны, сшитые из белого грубого холста. На свадебные церемонии женихам венчальные рубахи шили и вышивали невесты, а у южных вепсов - их крестные матери. Эту одежду украшали богатым орнаментом, который вышивали красными хлопчатобумажными нитями по подолу, вороту и рукавам, а под рукава вшивали кумачовые ластовицы.

Мужской поясной одеждой вепсов были нижние и верхние домотканые штаны белого цвета, с узким шагом на талии, которые затягивались шнурком, продернутым в верхней кромке. Но самыми красивыми у вепсов были венчальные штаны, которые по покрою не отличались от будничных, они также шились из белого тонкого сукна, но только по низу украшались широкой орнаментальной полосой, вышитой красными нитями или разноцветными ленточками и бахромой.

Со второй половины XIX века начинается обильное влияние города на внешний облик вепсов. Например, в мужской поясной одежде, при пошиве верхних штанов используются ткани фабричного производства темного или серого цвета. А уже в начале XX века появляется новый вид верхних штанов - узкие суконные брюки с разрезом и застежкой на пуговицах спереди. Традиционный праздничный костюм перевоплощается в парный и тройной комплект, одевающийся с рубахой-косовороткой из ситца или кумача.

Верхняя мужская одежда вепсов представлена несколькими видами. Летним был кафтан, сшитый из серого или темного сукна или полусукна. Кафтан имел халатообразный покрой, а спина, полы и рукава были прямыми. Этот вид одежды шился без воротника и пуговиц, однако некоторые имели по одной пуговице, которая находилась у шеи. Зимним видом одежды была шуба и тулуп. Шуба шилась прямой, из овечьих шкур, и никогда сверху не покрывалась сукном.

Овчинный тулуп наоборот делался с воротником, а сверху крылся черной или синей материей.

Такой тулуп подпоясывался красным кушаком с кистями на концах. Следует отметить, что вепсы подвязывали запах правой полой на левую.

С течением времени зимняя верхняя одежда мужчин пополняется полушубком с отрезной спинкой и пришитым к ней сборчатым низом.

Головным убором в зимнее время года были заячьи или овчинные ушанки.

В более тёплое время года вепсы носили шапки с плюшевыми конусообразными ободками, а также покупные фуражки c козырьком. Свадебная фуражка жениха отличалась особыми украшениями: нашитой поверх тульи «звездой» из разноцветных лент или тряпочек, а также прикрепленной к околышу лентой с бантами и пуговицами. Хочется отметить, что мужчины вепсы стригли волосы «кружком»и делали они это обломком косы. Не смотря на всё более сильное влияние русских народностей на вепсов, мужчины сохранили своеобразный этнический колорит - шейный платок.

Основой женской одежды был сарафанный комплекс, в который входили: рубаха, душегрейка, шугай, передник, сарафан, заимствованный от русских. Основным типом был сарафан, сшитый из 4-5 полотнищ домотканого холста, собранных на обшивке, с узкими длинными лямками и небольшим разрезом на груди. К его подолу пришивалась оборка. Будничный сарафан имел окраску синего цвета, а праздничный шился из ярких покупных тканей - ситца, шелка, кашемира, гаруса. Женской рабочей одеждой были летники из белого грубого холста, очень напоминающие мужские балахоны.

Сарафан одевался на рубаху, которая состояла из двух частей: станушки - нижней части, сшитой из четырех полотнищ домотканого грубого белого холста, и рукавов, изготовленных из фабричных тканей (ситца, кумача, ластика). Рукава кроились широкими, пришивались к вороту, а у локтя собирались в мелкую сборку. Под рукава подшивались ластовицы квадратной или ромбовидной формы.

Ворот спереди застегивался на одну пуговицу, делался круглым или четырехугольным, со сборками и обшивался бейкой. В зависимости от возраста женщины подол рубахи украшался определенным геометрическим орнаментом. Праздничные рубахи отличались особенной вышивкой, поэтому женщины одевая их более двух, стремились показать орнаментальное полотно, убирая подол сарафана. Однако наряду с сарафанным комплексом у вепсянок были распространены и льняные юбки, украшенные растительными узорами, которые одевались поверх вышитых рубах. Также юбки шились из домашнего полотна. Они были прямого кроя и имели две длинных завязки, которые дважды обвив талию, завязывались спереди. Следует упомянуть, что у женщин этой народности был свой особенный вид одеяльной юбки.

Неотъемлемой частью одежды также была душегрейка - особый тип жилета, который одевался поверх рубахи и сарафана, в холодное время её заменял шугай, который застегивался посередине.

Поверх сарафана на талии повязывался передник, цвет которого зависел от возраста женщины.

В зимнее время года вепсянки носили шубы и полушубки из овчиной шкуры, а по праздникам они одевали короткие заячьи шубы, снаружи обшитые штофом и украшенные многочисленными узорами.

Свадебный наряд девушек складывался из тех же элементов одежды, но передник и кофта, украшенная бантом, были жёлтого или красного цвета. Голова невесты была украшена венком. В повседневной жизни девушки носили широкие пёстрые ленты, которые были вплетены в косу и обвивались вокруг головы, а сверху закрывались платком. Замужние женщины волосы убирали в две косы, сверху покрывали повойником, чепчекообразным головным убором.

Из украшений в основном использовали золотые кольца, серьги и яркие бусы.

Известным является и то, что молодые девушки использовали природные косметические средства такие как сметана и молоко.

В зимнее время года вепсы носили валенки, в остальные сезоны плелись лапти двух видов: сапоги с низкими бортами и ступни в виде башмаков с высокими бортами, в более позднее время использовались сапоги и башмаки из кожи.


1.4 Языковые особенности


Вепсский язык принадлежит к прибалтийско-финской ветви финно-угорской языковой семьи. В целом звуковой состав вепсского языка сближается с русским и находит родство с карельским, особенно его южными диалектами - людиковским и ливиковским, однако имеются некоторые фонетические особенности, а именно наличие гласных переднего ряда, ударения, падающего только на первый слог, отсутствие родовых окончаний и предлогов, своеобразие произношения звуков «г» и «х», «з» и «с». Всё же сильных отличий в морфологии от прочих прибалтийско-финских языков не наблюдается - сказывается тем, что период образования вепсской общности совпадает с периодом расселения по территории прибалтийско-финских племён, но в ходе исторического развития язык вепсов приобретает лексическое дополнение к собственным языковым явлениям, таким как начальная форма глагола.

В вепсском языке выделяют три диалекта: Северный, специфичный прионежским и шелтозерским вепсам. Южный, относящийся к ефимовсим вепсам. Средний, на котором говорят все остальные вепсы, подразделяют на два диалекта - восточный и западный. В целом различия диалектов несущественны, они проявляются лишь в некоторых фонетических и морфологических особенностях, но это не мешает вепсам свободно без недопониманий общаться между собой. Не менее важна информация о том, что вепсский язык бесписьменный, поэтому в общественных местах эти люди предпочитают общаться на русском.

Вепсский язык одно время пытались внедрять в общеобразовательные местные школы, поэтому для облегчения образовательного процесса и правильного произношения учителям, в 1913 году был издан «Русско-чудской словарь с некоторыми грамматическими указаниями», автором которого является П.К. Успенский.

Этот первый и единственный словарь вепсского языка с использованием русского алфавита включает в себя три раздела.

Первая честь делится на 25 тем, в которые включены 320 слов. Вторая посвящена наиболее употребляемым частям речи и их особенностям. Третья содержит три рассказа и два стихотворения.

Я считаю, что именно отсутствие письменности доводит вепсскую народность до того, что она перестаёт существовать, потому что нечто не может изменить тех записей, которые сделаны, например, на наскальных рисунках, а следовательно те первые истинные сведения, которые мы видим и которые где-то увековечены сохранятся и навсегда они уже для других будут существовать и свидетельство этому будет изображение и изложение в письменной форме, а не в устной, которое передавая из поколения в поколение можно переделать, добавить что-то своё, присоединить события и в результате изменить действующие лица, факты и главную мысль, значимую для потомков.


2. Обычаи и традиции


2.1 Традиционные хозяйственные занятия


Места проживания Вепсов вынуждали приспосабливаться их к любым неудобствам, осваивать новые виды деятельности наиболее пригодные для жизнеспособности населения. Поэтому у народов севера существовали комплексные типы хозяйств, которые всегда сопровождались теми или иными обычаями, направленные на сохранение и улучшение получаемого результата. Рассматривая виды деятельности этого народа, можно увидеть какие традиции существовали у них.

Основными направлениями хозяйственной деятельности Вепсов были земледелие и животноводство.

В первом и втором веках применялось пахотное земледелие, которое требовало физических усилий и большое количество работников. Начиная с пятнадцатого века н. э. использовали паровой тип земледелия, то есть одно или два поля находились в рыхлом и чистом состоянии для увеличения плодородия, а большая часть пашни засеивалась зерновыми культурами. Это тип осуществлялся при помощи сохи. В дальнейшем развитии промысла вепсы перешли к подсечному типу – вырубали и выжигали леса, а затем, создавали условия, которые защищали почву от размытия.

В 19 веке Вепсы стали использовать подсечно – огневой тип земледелия, в котором использовали все основные орудия труда: серпы, мотыги, железные топоры, сохи, вновь пришедшие бороны – суковатки и в качестве тяговой силы – лошадей. Подсечно – огневой тип проходил в нескольких стадиях:

Первая заключалась в вырубке участка леса, наиболее пригодного для посева на нём зерновых и овощных культур. Вторая предусматривала равномерное распределение срубленных пород на грунте и длилась один год. Третья проходила в виде сжигания высохшего леса. Четвёртая – в виде вспашки участка с помощью сохи. Пятая заключалась в рыхлении земли с помощью борон – суковаток, сеянии и заволакивании семян.

По традиции все посевные работы начинались в день святого Николы и длились вплоть до десяти недель по обратному отсчету от начала посева. Уже с Ильина дня начинались собирательные работы с яровых культур, которые мололи с помощью цепов, а потом сушка и молотьба стали проходить в ригах. Полученный урожай хранили в амбарах.

Роль животноводства была не менее велика, потому как на выращенную скотину жили не только большие вепсские семьи, но и остальные поселения, покупающие мясо этих домашних животных, в основном это были: коровы, быки, лошади, козы, овцы и свиньи, а из птиц – курицы и петухи.

Обычно годовой цикл ухода за скотом делился на стойловый и пастбищный.

Стойловый начинался с покрова и длился до Егорьева дня, примерно 8 месяцев. Этот цикл требовал больших запасов сена, поэтому сенокосный сезон начинался с Петрова дня.

Все работы проводились с помощью косы – горбуши, а в последующие века, косы – «литовки».

Пастбищный цикл представлялся двумя видами выпаса, это зависело от вида скота и от наличия пастуха. Например, козы, телята, овцы паслись одни на огороженном участке.

У вепсов существовало много примет, запретов и обрядов для процветания животноводства, потому как их жизнь в основном зависела от него. Так, например, они верили, что между пастухом и «хозяином леса» - духом существовали взаимные обязательства: хозяин леса не трогал стадо, если пастух давал ему в жертву одну или две коровы или же кого-либо другого, в зависимости от вида скота. Также для пастуха существовал целый ряд запретов, к примеру: запрещалось ломать в лесу ветки, есть ягоды и грибы, убивать птиц и животных. Для хозяек тоже существовало много запретов, которые испокон веков соблюдались, для того чтобы был большой удой: запрещалось мыть наружное дно горшков, в которые доили молоко, наливать молоко на ложку и т. д.

В качестве подсобных занятий у вепсов было развито рыболовство, охота, собирательство, а также домашние и отхожие промыслы.

В случае неурожая или падения количества выращенного скота крестьяне занимались рыболовством.

Особенно этот вид хорошо был развит у жителей Прионежья, потому как в Онежском озере водилось наибольшее количество разновидностей рыб: лось, форель, сиг, стерлядь, ряпушка, но иногда жителям у реки Лидь попадалась редкая рыба – угорь.

Основными рыболовными снастями у всех вепсов были: невод, плавные и ставные сети, мережи, состоящие из двух плетеных обручей из прутьев, морды, которые плелись целиком из прутьев, а иногда крупную рыбу ловили острогом – шестом с наконечником из трёх или пяти зубьев.

Охота всегда была некой опорой в жизни вепсов. Начиная со средневековья, хорошо был развит пушной промысел, который в основном ориентировался на диких животных, главным из которых был речной бобр. Вплоть до 20 века основными объектами охоты были: заяц, белка, куница, лиса, выдра, волк, медведь, лось и др. Среди птиц наиболее пользовались спросом: куропатки, тетерева, глухари, рябчики, утки и др. Орудия охоты зависели от вида ловли зверя: пассивная, при которой пользовались всевозможными ловушками, капканами, специально вырытыми ямами, или активная, при которой охотник, обычно с собакой, отслеживал добычу и убивал её с помощью рогатин, кремневых и шомпольных ружей. Птиц ловили, используя петли силки, сачки, а также при помощи чучел и ловушек, поставленных вокруг центра с приманкой остроконечных кольев(2-3 м высотой).

По обычаям раз в год проводились облавы - охотники выбирали берлогу, тщательно исследовали местность вокруг, в марте месяце приводили группу охотников и будили голодного медведя, а после убивали его из ружья. Среди шимозерских вепсов существовал обычай в одну копейку.

Ремёсла и отхожие промыслы существовали в качестве дополнительной работы. Кустарные промыслы делились на домашние, проходящие в пределах семьи или деревни, и отхожие, за пределами деревни. По среднему течению Ояти был распространён гончарный промысел. В Тукшозере преобладало бондарное ремесло. Среди шимозерских, оятских, исаевских вепсов был распространён катовальный, также по берегам рек Свири, Ояти, Капши и Паши производили заготовки и сплавы леса. Прионежские вепсы славились печным мастерством, а жители Шокши и Рыбреки известны были даже во Франции своим умением отесывать малиновый кварцит.


2.2 Традиционная архитектура


Вепсская изба обычно строилась на высоком подклёте - нижнем этаже избы, в котором размещался погреб. Стены делались из брёвен лиственничных пород. Особенностью вепсских домов являлась т – образная планировка, то есть под одну крышу в одну линию с жилой частью строился крытый двухэтажный двор. Более богатые вепсы могли позволить себе строить дом с широкими окнами, которые были немного вдавлены вглубь стены и обрамлены ступенчатыми наличниками. Снизу наличник имел зубчатый полукруг, а сверху украшался двумя повёрнутыми друг к другу завитками с фигуркой женщины между ними, форма которой могла быть самой различной. Фасад избы всегда был повернут в сторону дороги и стоял ровно вряд с фасадами других изб, поэтому вепсы всегда стремились его украсить. Например, под коньком крыши располагали резной балкончик, а скаты кровли обрамляли причелинами, откуда и пошло название этих дощечек, в которых вырезали три ряда геометрических символов, обозначающих воздух, дождь и землю, и которые обычно заканчивались резными солнышками.

Внутреннее помещение избы делилось на две части. Перегородкой которых был двухсторонний шкаф-буфет, в котором хранилась вся чайная посуда и другие бытовые предметы. Шкаф находился на одной линии с русской печью, которая служила не только для обогрева помещения и обозначения центра избы. На печи спали, грелись, сушили одежду, вся домашняя различная утварь хранилась за печью, с ней был связан целый ряд верований. У вепсов было поверье, что домовой - "пертьижанд" - живет только под печью.

По диагонали от печи находился "святой угол" - "юмалчог", в который ставили иконы, а в нижней части хранили нитки, иголки, пуговицы, флакончики со святой водой, узелки с солью. Для других мелких предметов, в том числе для хранения деревянной и глиняной посуды, использовался специальный шкаф-посудник. Стол располагался у стены фасада, по так называемой финской планировке. Помещение освещалось керосиновой лампой, подвешенной над столом. Обязательной частью вепсской избы была детская люлька из досок или лубка. В женской половине, где находились кровать, диван и сундук, часто у окна устанавливали ткацкий станок.

Весь фасад здания и внутреннюю планировку избы можно соотнести хорошо известному дому – музею в Шелтозеро. Именно поэтому шелтозерский музей, построенный в 19 веке купцом Мелькиным, представляется той ценностью, которую нужно беречь, потому что он полностью даёт наглядное представление о истории и культуре вепсов.


2.3 Древние обряды


Свадебная обрядность.

По обычаям свадьба проводилась зимой в период от крещения до масленицы. До свадьбы совершалось сватовство. Если оно заканчивалось отказом, то девушка со двора в передний угол избы бросала три полена. Если же оно заканчивалось согласием, то родители невесты ездили смотреть дом и хозяйство жениха. Следующим этапом свадебной обрядности было порученье, которое заключалось в причитании невесты, во время которого подруга девушки водила её под руку, в конце этого события девушка дарила своему возлюбленному шейный платок. Перед свадьбой молодые получали благословение родителей. В то время как жених и невеста ехали в церковь и находились в ней, все время должна была гореть свеча, которая защищала от дурного глаза. Накануне свадьбы избу невесты украшали лентами, после проходили девичник и мальчишник, а затем с утра, в день свадьбы мылись в бане. В день венчания в доме жениха собирались гости, обедали, съедали рыбник и ехали выкупать невесту, после ехали на венчание, после которого проходил обряд изменения девушки в женщину, затем ехали в дом к жениху, где гости встречали новобрачных с хлебом и солью и далее гуляния продолжались.

В целом свадебный обряд был схож с русским, однако имелись некоторые различия, например своеобразное расчесывание волос невесты, обязательное съедание рыбника и наиболее существенное – магические действия, которых существовало намного больше, чем в русских свадьбах.

Похоронно-поминальная обрядность заключалась в двух типах. Первый заключался в оплакивании покойного. Он сопровождался причитаниями женщин, которые высказывали печаль по поводу его смерти. Второй заключался в «весели» умершего, то есть пели весёлые песни и танцевали, чтобы развеселить покойника.

Каждый тип похорон состоял из трёх этапов. Первый - подготовка покойника к его похоронам: покойника одевали в погребальную одежду, которая зависела от его возраста, клали на скамейку, стоящую вдоль стены, головой в красный угол, а ногами к порогу. Над головой вешали полотенце – мост из одной жизни в другую, а около головы ставили стакан с чистой водой - очищение от земных грехов. Второй этап начинался после трёх суток, покойника хоронили в яме, вырытой накануне утром. Дно гроба устилали берёзовыми ветками, а сверху покрывали белой тканью. Покойному на шею надевали крест, а наголову - венец. В гроб клали вещи, которые соответствовали полу и возрасту покойного.

После, обойдя каждый дом, где любил появляться умерший – хоронили его в землю. Третий этап заключался в поминовении усопшего, который после устраивался на девятый, двенадцатый и сороковой день.

Рассматривая только два обряда из всех существующих, можно прейти к выводу, что, не смотря на сильное воздействие со стороны русских, вепсы всё же смогли сохранить свои обрядовые границы, даже при том условии, когда они были очень плохо видны, и отличить их было практически невозможно.


2.4 Знания современных школьников о вепсах


После проведения анкетирования в одиннадцатых классах я получила некоторые данные о знаниях современных школьников об этой народности. На вопрос « Знаете ли вы кто такие вепсы?» да, ответили-80% обучающихся. Из них некоторые просто ответили – да, а некоторые дали более полный ответ; я приведу один пример: «Вепсы, образованы от Веся, Бепся. Народ, проживающий на территории Карелии». На второй вопрос: «что знаете?» ответили всё те же ученики. «Вепсы почитали культ огня, считали, что водяные произошли от утопленников, известна теория о птицах. Верховные боги: Хозяин леса, Девы, населяющие поля. Вепсы являются православными христианами» - один из лучших ответов среди других работ. И, наконец, на третий вопрос: «Что хотели бы дополнительно знать о вепсах?» некоторые ответили очень небрежно, проявляя отсутствие какого-либо интереса к знанию об этой народности. Но всё же был ответ очень поразивший меня и которого я никак не ожидала: «Я хочу знать их традиционную кухню, и имели ли они правителей?»

В целом, если обобщить все ответы, то получится, что, в общем-то, мы знаем только поверхностные сведения о вепсах, но и это даже очень хороший результат. Я думаю, если некоторые ребята захотят знать что-то больше об этой народности, то они найду ту информацию, которая больше всего их интересует.


3. Религия и верования


В 10 веке Вепсы были крещены и приняли православие, поэтому и по сегодняшний день у них проявляется двоеверие. Всю силу, в которую верит этот народ условно можно разделить на 3 группы: духи природы, духи предков и злые духи. Вепсы из покон веков жили в гармонии со всем живым, поэтому главным их культом является природа.

1. Культ камней.

Жители Озёр рассказывали, что над лесом появился большой столб дыма, и на этом месте обнаружили большой камень с отпечатком головы в шлеме. Возле камня по-видимому, метеоритного происхождения, тогда же поставили часовню, куда приносили жертвы (деньги, масло, яйца, хлеб, полотенца).

2. Культ деревьев.

У всех финноязычных народов существовал и до сих пор наблюдается культ деревьев. Многие рощи на Северо-Западе считались священными, там совершались различные обряды и моления, также захоронения. Священными деревьями у вепсов считались ель, ольха, можжевельник.

Следов почитания деревьев тоже имеется достаточно. На первом месте стоял можжевельник. В некоторых деревнях дерево можжевельника росло на возвышенных местах, обычно на холме, в праздник Пасхи его украшали ленточками, которое после иногда ставили на могилку, и приносили к нему жертвы, также как и к камням. В праздник « день выгона скота» (весной) также украшали можжевельник и совершали приношения. Ветки можжевельника клали в доме над дверью для охраны от злых духов, под подушку новобрачным, в колыбель к новорожденному, в подойник для защиты скота.

Священными и почитаемыми деревьями были берёза и осина, в основном это было связано с обрядом погребения. Связана была с духами леса и рябина. Её использовали пастухи для кнутовища.

Кроме отдельных деревьев, почитались целые рощи. Христианские церкви и часовни строили в еловых и сосновых рощах, используя «святые места» языческих мольбищ. Ель считалась оберегом, поскольку у неё по народным объяснениям, молодые иголки на концах веток располагались в виде креста. Ель сажали рядом с домом, чтобы уберечь семью от разных бед. Также под ноги похоронной процессии бросали еловые ветки, чтобы душе умершего было легче уйти в мир иной. Сосна на краю деревни - всеобщая покровительница, ей приносили подарки. Особенно почитались деревья-долгожители, к ним обращались с просьбой о ниспослании благополучия, о здоровье для домашнего скота.

Но самым популярным среди духов-хозяев у вепсов был и остается «хозяин» леса (мецижанд). В представлении о лесном духе-хозяине отразилось двойственное отношение вепсов к лесу: с одной стороны, он был кормильцем крестьянина, с другой - таил всевозможные опасности. Чтобы не прогневить лесного духа, каждый вепсский крестьянин в прошлом знал магические обряды на случай встречи с ним в лесу, при ночёвке под деревьями, а также жертвенные обряды в начале и конце лесной промысловой деятельности. Так, закончив сбор «даров леса», следовало принести жертву в виде части грибов и ягод, которые оставляли на пне, у придорожного креста или на перекрестке дорог.

3. Культ огня.

Важное место в древних верованиях вепсов занимал культ огня. Это выражалось, прежде всего в различных запретах: нельзя было плевать в огонь, затаптывать его ногами и т. д.

Различные виды огня (костры, горящая лучина, свеча) и дым, которым приписывались очистительные, целительные, обережные или восстанавливающие свойства, широко использовались в вепсских ритуалах, проходили с особенными церемониями.

Для прекращения пожара духам – хозяевам огня (лямоин ижанд) бросали в огонь в качестве жертвы яйцо и обращались к ним с просьбой остановить разбушевавшуюся стихию. Культ огня у вепсов выражался также в почитании духа домашнего очага – пячинрахкой. О нём сохранились лишь фрагментарные сведения. Во время свадеб ему жертвовали горшок с кашей, который ставили на шесток печи.

4. Домашние духи.

В целом домашние духи были более благожелательными к людям, чем природные. У вепсов бытовали представления о мифологических существах, населяющих дом и хозяйственные постройки. Прежде всего, это был «хозяин избы» - пертинижанд, живший в ней с женой и детьми. Домовой был покровителем семьи. Вепсский домовой был главным в обрядах новоселья. У него просили разрешения поселиться в новом доме, его просили перейти вместе с людьми на новое местожительство и даже совершали ритуал: переносили в горшке с горящими углями или в лапте.

Животноводство оказало влияние на развитие у вепсов верований и ритуалов, связанных с духами хлева. Хозяин хлева назывался хлевник, Дух «хозяина риги» (ригенижанд). К домашним духам относился и «хозяин бани» (кёлбетижанд). Сохранились воспоминания о формах почитания этого духа. Перед мытьём в бане просили у него на это разрешения. По окончании банной процедуры полагалось поблагодарить хозяев.

Теперь видно, что наряду с христианскими обычаями, долгое время сохранялись те поверия, которые были приняты, может быть, ещё у веси, вепсы их чтили и оберегали, от новопринытых православных традиций, это хорошо прослеживается в двоеверии.


4. Знаменитые вепсы


Всем известный святой Александр Свирский после пострига прожил семь лет в пещере на уединённом острове, теперь там находится Александро-Свирский скит Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. После по благословению игумена ушел на Святое озеро неподалеку от реки Свирь, где 25 лет жил в уединении и так постепенно начала образовываться Свирская обитель. В наши дни на святое место приезжают люди из всех городов, чтобы помолиться и приложиться к святым мощам преподобного Александра Свирского.

Вся известная нам династия Пименовых являлась потомственными архитекторами, благотворителями и общественными деятелями, которые оставили свой след, на тропе, по которой продвигается развитие нашей Карелии. На деньги, вложенные М.П. Пименовым, была построена церковь в селе Шокша, а позднее был, воздвигнут Преображенский собор в Ионно - Яшезерском монастыре.


Заключение


Те цели, которые стояли передо мной, я достигла. Потому что те вопросы, которые волновали меня, я смогла разобрать. Углубляясь и всё больше изучая вепсскую народность мне, становилось интереснее, потому что я начинала находить ответ на тот вопрос, почему же вепсы исчезают, почему же их забываем мы. А ведь это действительно удивительный мир, который полон приданий, обычаев, традиций, основание которых сохранилось, не смотря на очень сильное влияние со стороны русского населения. Из истории мы помним и те времена, когда шло насильное навязывание русской веры, обычаев и традиций, другим национальностям, проживающим на территории нашего государства. И поэтому представляя себе, насколько сильными и преданными своим традициям и обычаям были вепсы, у которых была даже своя архитектурная особенность, благодаря которой можно выделить их избы и храмы из числа других, приходишь в удивление и задаёшь себе вопрос, действительно ли это малочисленная народность, которая исчезает с лица земли? Именно поэтому нашим долгом является сохранить вепсскую народность, не оставить её одну и помочь сохранить все уникальные сооружения, которых осталось и так уж очень мало. И самое главное сохранить их устный язык, потому что если он перестанет существовать, потеряются весь фольклор и часть вепсской и карельской истории.


Список литературы


1. В.В. Пименов: Очерк этнической истории и генезиса культуры. Москва-Ленинград, 1965г.

2. Сборник научных трудов: Вепсы: история, культура и межэтнические контакты. Петрозаводск 1999г.

http://www. Vepsles.spb.ru

http://www. Vepsia.ru


Случайные файлы

Файл
136483.rtf
24068.rtf
80634.rtf
24869.rtf
143451.rtf