Семья у селькупов (64536)

Посмотреть архив целиком

ВВЕДЕНИЕ


Эволюция семьи играет важную роль в процессе исторического развития любого народа. Исследования по истории семьи особенно актуальны у народов, достаточно долго сохранявших архаические формы социальной, в частности, семейной организации, к числу которых относятся и селькупы.

Селькупы – небольшая народность (3,6 тыс. чел. по данным переписи 1979 г.), дисперсно расселенная на территории Западной Сибири. Северные селькупы населяют бассейн Таза (Красноселькупский и частично Пуровский районы Ямало-Ненецкого автономного округа) и бассейн Турухана (Туруханский район Красноярского края). Южные (нарымские) селькупы проживают в пределах Томской области (побережье и бассейн Оби). Традиционные занятия селькупов - охота, рыболовство, оленеводство, собирательство (кедровый орех, ягоды и др.).

Рассмотрим основные формы семейных отношений (типы семьи, внутрисемейные отношения, отношения «семья – общество» у селькупов), а также исследуем причины и характер трансформации семьи у этого народа.


ГЛАВА I. АРХАИЧЕСКАЯ СЕМЕЙНАЯ ОБЩИНА – БРАТСКАЯ СЕМЬЯ


Братская семья


Согласно Исповедным росписям, с XIX в. cелькупская семья могла состоять из взрослых братьев с женами и детьми. Взрослые сыновья братьев, имевшие уже свои семьи, оставались в этой большой семье. Численность ее в отдельных случаях достигала 20 чел. и более, а в среднем составляла 16,3 чел. у северных селькупов и 11,1 чел. у нарымских. Семьи насчитывали от двух до четырех поколений.

Например, семья Н. Г. Кунина (см. Прил. 1).

Семьи такого типа могли состоять не только из родных, но, что очень важно, и из двоюродных братьев. В случае смерти одного из братьев в семье оставалась жить его жена с детьми. Если умирал старший брат, то главой семьи становилась его вдова. В ряде случаев племянник мог являться главой семьи, дядя тогда фигурировал в качестве одного из ее членов.

Таким образом, во-первых, для семьи рассматриваемого типа была характерна неопределенность ее главы. Причина такого положения крылась в невозможности выделить четко выраженного главу семьи.

Во-вторых, структуру семьи определял костяк из родственников мужчин, фигурировавших в документах как братья, дядья, сыновья, племянники.

Согласно документам, даже в середине 20-х гг. более 12% селькупских семей имели структуру, рассмотренную выше.

Помнят о существовании в прошлом таких семей многие из современных информаторов. М.Т. Кусамин (пос. Фарково), перечисляя состав семьи, в которой он вырос, сообщает: «Жили три брата. Один женатый с двумя детьми, второй холостой, отец с матерью и я».

«Мой отец Андреев, - рассказывает Р.А. Андреева, - родился в Церковенске. У отца было два брата… Когда я была маленькой, все три отцовых брата жили вместе. Братья отца были женаты ».

Для селькупов подобный состав семьи был совершенно естественным. При этом братья-хозяева могли быть не только родными, но и коллатеральными.


Хозяйство


Семья вела комплексное хозяйство, основанное на рыболовстве и охоте (оленеводство обеспечивало охотничий промысел в транспортном отношении). В зимнее время все члены семьи жили в одной большой землянке и в период охоты совершали совместные перекочевки от одной стоянки к другой (сам процесс охоты за пушным зверем носил индивидуальный характер). Поскольку в период летнего запорного лова рыбы «городили » сразу мелких речек и ручьев, большая семья могла временно разделяться на малые семьи братьев, каждая из которых обслуживала запор на одной из речек и в это время жила и питалась отдельно от других.

Старшее поколение трудоспособных мужчин («братья-хозяева») не только организовывало трудовые процессы, но являлось костяком семейно-трудового коллектива. Наиболее опытный, чаще всего старший, из братьев занимал в семье лидерствующее (но не господствующее) положение. Он же собирал добытую всеми пушнину, продавал ее, закупал необходимые товары и продукты, осуществляя, таким образом, деловые контакты семьи с внешним миром. При этом он трудился вместе со всеми. Независимо от характера труда (коллективного или индивидуального) потребление всех без исключения продуктов труда в семье было коллективным, что соответствовало совместному владению средствами производства, в частности оленями, а также местами промысла, которыми семья обладала по праву освоения и длительного пользования («Если семья живет долго на этом месте, то у них уже своя территория для охоты »).

Защита семьи и ее достояния являлась делом всех взрослых мужчин. Женщины сочетали заботу о членах своих малых семей с работой для большой семьи (заготовка рыбы на зиму, обработка шкур, выпечка хлеба и т.д.).


Отражение формы семейных отношений в селькупском фольклоре


Среди произведений селькупского фольклора часто встречаются легенды и сказки, героями которых являются браться. В сказке «Кенгерсаля » идет речь о живущих вместе трех братьях, причем подчеркивается особый характер отношений между ними. Двое братьев, рассердившись на третьего, говорят ему: «Ты плохого нам желаешь. Убить тебя мало. Но брата своего как мы можем убить? Откочуем отсюда, а тебя одного здесь под деревом оставим. Живи один, как знаешь». Это свидетельствует не только о естественности совместного проживания братьев, но и о том, что добровольный уход брата из семьи даже и не мыслился, а изгнание из нее являлось высшее мерой наказания.


Жилища и кладбища


О существовании в прошлом значительных групп людей, которые вели общее хозяйство, свидетельствует и характер старых жилищ и кладбищ. В ареалах расселения селькупов в разное время были обнаружены остатки землянок довольно крупных размеров. К их числу относятся, в частности, остатки трехкамерных жилищ, найденные А.П. Дульзоном в Асиновском районе Томской области.

Однако сам по себе характер жилищ мало того, что сказал бы о структуре проживавших в них семей, если бы не особенности захоронений прежних обитателей этих жилищ. Выяснилось, что у селькупов бытовала традиция, согласно которой покойника хоронили рядом с ранее умершими братом или дядей.


Магические воззрения


Реликты особых отношений, объединявших братьев, дядьев и племянников, проявлялась (в позднее время) в некоторых обычаях и религиозных воззрениях селькупов. Так, в любом случае исключалась нанесение вреда (реальными или магическими действиями) брату, племяннику, дяде. Рассказывая, например, о поиске вещей, пропавших во время отсутствия хозяина, М.Н. Кусамин говорит: «Я прихожу и, спрошу его, который висел, шайтан: «Кто уворовал? » Бросаю его… и спрашиваю (при подбрасывании называлось имя подозреваемого). Если вверх лицом, значит, верно. Я спрашиваю: «Брат или другой человек?» Если брат, я ничего не сделаю. Брата нельзя уничтожить».


Дяди и племянники


Дядя являлся покровителем по отношению к племяннику. В случае женитьбы селькупа функции свата выполнял брат его отца. Он же принимал участие в составлении калыма. Если брат умер, то детей его брат кормить должен как своих.

В свою очередь, племянники (и племянницы) должны были заботиться о своих престарелых и нетрудоспособных дядьях. Общественное мнение осуждало негативные проявления по отношению к дядьям столь же безоговорочно, как и дурное отношение детей к родителям.


Наследственное право


Специфика внутрисемейных отношений отразилась и в зафиксированных деталях наследственного права. По поводу порядка наследования у селькупов Н. Костровым в первой половине XIX в. было зафиксировано следующее: «Скот, олени и собаки, а равно рыболовные и звериные снасти поступают к детям покойного под управлением старшего брата». Это свидетельство указывает на сочетание в наследственном праве селькупов двух тенденций: с одной стороны, наследниками являются дети покойного, с другой «управляет» наследством его брат.

В устной традиции селькупов до настоящего времени сохранилось представление о естественности наследования как по прямой, так и по коллатеральной (побочной) линии. Так, говоря о наследственности владении охотничьими угодьями, информаторы отмечают: «Это как родовые места. От сына к сыну и брату идет. По роду передают».


Выводы по главе


Итак, по материалам XIX - начала XX в. у селькупов выявляется специфическая форма семейной организации. Это семья, во главе которой стояла группа мужчин, родных и коллатеральных братьев. Они совместно владели средствами производства и имуществом, ведали организацией производственных процессов и в то же время на равных участвовали в труде. Потребление всех продуктов труда в семье было коллективным. Наследование осуществлялось совместно следующим поколением мужчин (сыновьями и племянниками мужчин старшего поколения), фактическим субъектом наследования являлась в их лице сама братская семья. Равному положению сыновей и племянников при наследовании соответствовали их одинаковые обязанности по отношению к старшему поколению - отцам и дядьям.

Данная форма семейной организации отражает тот этап в развитии общества, когда ведущая роль мужчины в семье сочеталась со значительным влиянием материнско–родового права в родстве и наследовании - ближайшими родственниками считались мужчины-братья.

Братская семья в XIX и особенно в начале XX в. являлась у селькупов уже исчезающей формой семейной общины. Закономерен, однако, вопрос: с чем объективно связана именно такая структура больших производственных коллективов? Дело в том, что структура братской семьи не предусматривает раздела (выдела). Исключением является случай, когда ее численность начинает значительно превышать величину, оптимальную с точки зрения хозяйственной деятельности. Смерть любого из членов семьи не нарушает стабильности ее структуры в целом. Поэтому именно братские семьи преобладали у селькупов в тот период, когда фактор стабильности семейно - трудового коллектива играл решающую роль, реально гарантируя существование индивида.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.