Липецкий край – прародина великого поэта А.С. Пушкина (64410)

Посмотреть архив целиком

Липецкий край – прародина великого поэта А.С. Пушкина.


Пушкинская лира звучала – нежно, призывно, чарующе – на Руси святой. Псковские пущи, Михайловские перелески, подмосковные боры, болдинские рощи, тамбовские урочища, липецкие сосняки, сокольские дубравы, корабельные лесосеки под Добрым и Воронежем – одухотворялись Пушкинским, неповторимым. Иван Бунин, начиная свой путь, в «Подражании Пушкину», воспевая родину предков Пушкина, скажет:

Ты видишь – Я красы твоей не позабыл

И сердцем чист, твой мир благословляю…

Обетованному отеческому краю

Я приношу остаток гордых сил.

«Обетованный отеческий край» …Земля» отчичей и дедичей»… Михайловское, Захарово, Болдино, Кореневщино, Сокольск, Липецк, Елец…

Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой,

И назовёт меня всяк сущий в ней язык:

И гордый внук славян…

«Могучих предков правнук бедный».

Наша задача провести исследование глубокой связи А.С. Пушкина с Липецким краем, проживание предков великого поэта на Липецкой земле, и его проезд по территории края, и пребывание в некоторых населённых пунктах.

С детства для Пушкина были значимы принадлежность к славному в истории роду – легендарный родоначальник Радша – «Родов дряхлеющий обломок», служивший Святому Александру Невскому.

А.П. Ганнибал – прадед по матери А.С. Пушкина, сын эфиопского князя. Камердинер и секретарь Петра I, который увековечил Ганнибала в повести «Арап Петра Великого».

И был отец он Ганнибала,

Пред кем средь чесменских пучин

Громада кораблей всплывала,

И пал впервые Наварин…

В летописях встречаются имена древнего рода Пушкиных, обустраивавших и оборонявших Тамбовско-Липецкий край, где селились посадские люди, потому что сторона была благодатная: хлеба, рыба и всякая живность.

Почти полвека ближайшие предки А.С. Пушкина – от прадеда Фёдора Петровича, до матери Надежды Осиповны Ганнибал, жизнями, судьбами своими связаны с Липецким краем. На слуху названия старинных селений: Капитанщино, Сокольское, Кореневщино, которые имеют прямое отношение к старинному дворянскому пушкинскому роду.

В документах 1782 года значится «деревня Плавица, Пушкино то ж», – владение Салтыковых, расположенная на реке Плавице. Название связано с фамилией дворянского рода Пушкиных. Но село скоро вышло из владений этой фамилии.

В начале XVIII века основано Капитанщино, имевшее другое название: деревня Семёновка. В 1746 году прапрадед Пушкина, Алексей Фёдорович, выйдя в отставку в чине капитана, и в знак уважения своего воинского звания назвал село Капитанщино.

Следует отметить, огромный интерес, в целях исследования, села Кореневщино, откуда берет начало один из старинных корней пушкинского рода. Исторические свидетельства констатируют, что село основано в XVII веке рязанским дворянином Кореневым. Называлось оно также Покровским, по названию Покровской церкви.

Фёдор Петрович Пушкин, прапрадед поэта, был женат на дочери Ивана Михайловича Коренёва Ксении. Они были людьми прижимистыми и из года в год прибирали к рукам соседние земли при сёлах Богородицкое, Кузьминка, Филатовка. Хозяйственная жилка перешла к их единственному сыну Алексею Фёдоровичу.

В Кореневщино жили и прадед Пушкина Алексей Фёдорович Пушкин, с прабабкой Сарой Юрьевной, дочерью коломенского помещика, нижегородского вице-губернатора, любимца Петра Великого.

На протяжении нескольких поколений дворянские семьи неоднократно роднились. Так и у Пушкиных. У бабушки поэта Марии Алексеевны и её зятя Сергея Львовича – деды Александр Петрович и Фёдор Петрович Пушкины были родными братьями.

Доброе и Коренищево – родные места для Марии Алексеевны Пушкиной, бабушки А.С. Пушкина. Каковы же они, родные места Марьи Алексеевны, о которых она рассказывала своему любимому внуку.

Село Доброе – центр Добровского района, на правом берегу реки Воронеж. Село названо по урочищу Доброе Городище, где когда-то было укреплённое селение ещё до монголо-татарского нашествия. Название означало доброе, хорошее место для поселения на тенистых и туманных берегах, с озёрами на заливных лугах.

Судьба распорядилась так, что родные места Марии Алексеевны буквально «запортретировал» талантливый «лирик в прозе» Александр Иванович Левитов. Левитовские поэтические свидетельства приобретают при этом особый смысл… «Степная дорога днём», «Степная дорога ночью», «Сельские тревоги», «Типы и сцены сельской ярмарки»….

Весна, окрестности Кореневщино, Доброго, типичные местечки Подстепья…»Всё выше и выше поднималось солнце – и с этим вместе роскошнее и роскошнее делался весенний сельский день: он весь был наполнен тёплыми, ярко-цветными красками, которые медленно и плавно лились с неба, дышавшего какой-то задумчивой и страстной жизненностью. Нежно звеневшие звуки несмолкаемо раздавались в расцвеченном солнечными лучами дневном свете и будили, таким образом, сельскую жизнь, заморенную гневной зимою. Эти вёсны воспеты и гением Пушкиным:

Улыбкой ясною природа

Сквозь сон встречает утро года;

Синее блещут небеса…

Отец возил Машу в село Доброе. Это был древний русский город-крепость, который заложил царствовавший на Руси Михаил Фёдорович. Городок, окружённый деревянной стеной, имел шесть башен с пушками. Воронеж был тогда судоходным, по реке свободно проходили суда.

Какие сказки слышала в детстве Маша Пушкина? Какие были и былины очаровывали её? «Что за прелесть эти сказки, каждая есть поэма», – скажет потом возмужавший мастер художественного слова.

А песенно-былинное сказание о вещем Олеге, а размышление Руслана на развилке сказочных дорог – всё это воспетые им сказания его «мамушкм».

Любил юный Пушкин «разбойничью тему». Кто знает, может быть, Марья Алексеевна познакомила внука с добровско-кореневщинскими былями о благородных мятежах. И отсюда поёт пушкинский Стёпка «меланхоличную старую песню», песню, которую пели и под Кореневщино, и под Лебедянью, и под Ельцом.

Не шуми, мати зелёная дубравушка,

Не мешай мне, молодцу, думу думати, –

В 1773 году офицер морской артиллерии Осип Абрамович Ганнибал, третий сын Арапа Петра Великого, баловень петербургских салонов, только что получивший чин майора, по казённой надобности оказался в Липецких краях. На самом деле это было его бегство в глушь от долгов и скандала.

В селе Покровском, куда он приехал «засвидетельствовать своё почтение» богатому помещику Алексею Федоровичу Пушкину, считая его родственником, его сестра была замужем за Андреем Павловичем Пушкиным, только из другой ветки огромного рода Пушкиных, о чём Ганнибал, видимо, не знал, он познакомился с Марьей Фёдоровной Пушкиной, красоты редкостной. Он обвенчался с Марией Алексеевной Пушкиной в Вознесенской соборной церкви в слободе Липецкие воды. Найдены документы о браке М.А. Ганнибал с Осипом Абрамовичем.

«Сей брак несчастлив, - писал Пушкин, - ревность жены и непостоянство мужа были причиной недовольства и ссор, которые кончились разводом». Осип Абрамович оставил жене кучу долгов. «Будучи так нагло покинута с малолетней дочерью, принуждена была ехать в деревню к родителю моему, который, увидев меня в таком бедственном состоянии» с горя «получил паралич», от которой болезни и скончался».

Мария Алексеевна добилась справедливости: второй брак Осипа Абрамовича, был признан незаконным, на него было возложено церковное покаяние – семилетняя епитимия.

Все эти годы Мария Алексеевна с дочерью Надеждой жила в Кореневщине и в самом Липецке.

В сентябре 1796 года Надежда Осиповна выходит замуж за офицера лейб-гвардии Измалковского полка Сергея Львовича Пушкина, который принадлежал к старинному, но обедневшему, дворянскому роду.

В браке Сергея Львовича и Надежды Осиповны слилось потомство одного лица – Петра Петровича Пушкина (1644 – 1692), то есть прямого предка поэта по двум линиям – по отцовской и по материнской линии. Родство отца и матери поэта восходило к четвёртому поколению.

Старуха Ганнибал, так её называли, была умна, рассудительна, умела вести дом, и внуки были фактически на её попечении.

«Мамушка» Мария Алексеевна и няня Арина Родионовна были для Александра Пушкина самыми близкими людьми, и первыми учителями живого русского языка.

Марья Алексеевна любила Александра больше других детей: «Не знаю, что из него выйдет…, то его не расшевелишь, не прогонишь играть с детьми, то вдруг, так развернётся, что ничем его не уймёшь.

Как сильно любил Пушкин свою бабушку – много свидетельств. В его памяти навсегда остался «антик», «прабабушкин чепец», что носила Марья Алексеевна, да «прелесть таинственных ночей», когда слушал он её сказки «о чудесах, о подвигах Бовы».

«Люблю от бабушки московской

Я слушать толки о родне,

Об отдалённой старине.

Могучих предков правнук бедный.

Люблю встречать их имена

В двух-трёх строках Карамзина».

Во многих стихах Александра Сергеевича бабушка предстаёт женщиной умной и по своему времени образованной. Это она, своими рассказами о семейных преданиях, пробудила интерес у будущего поэта к старине, к родной природе, к родословной.

Впоследствии А.С. Пушкин приезжал в Кореневщино, Капитанщину; на пути следования на Кавказ поэт проезжал вблизи вотчинных земель своих предков.

Великий подвижник музейного дела и первый исследователь пушкинских документов в Липецком архиве до революции и в 20-30-е годы бывал в Кореневщине, Капитанщине и других бывших владениях Пушкиных, где и записал предания о прежних хозяевах, в том числе и о посещении А.С. Пушкиным этих мест. Свидетельства эти, разумеется, имели гипотетический характер:


Случайные файлы

Файл
104319.rtf
145320.rtf
163087.rtf
90030.rtf
75685-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.