История машинного перевода (6902-1)

Посмотреть архив целиком

История машинного перевода

Е. Н. Филинов

Впервые мысль о возможности машинного перевода высказал Чарльз Бэббидж (1791-1871), разработавший в 1836-1848 гг. проект цифровой аналитической машины - механического прототипа электронных цифровых вычислительных машин, появившихся через 100 лет. Идея Ч. Бэббиджа состояла в том, что память объемом 1000 50-разрядных десятичных чисел (по 50 зубчатых колес в каждом регистре) можно использовать для хранения словарей. Ч. Бэббидж привел эту идею в качестве обоснования для запроса у английского правительства средств, необходимых для физического воплощения аналитической машины, которую ему так и не удалось построить (см. Апокин и др. Чарльз Бэббидж. М., Наука, 1981).

Фактически история машинного перевода начинается с "Джорджтаунского эксперимента". В январе 1954 г. состоялась первая публичная демонстрация машинного перевода с русского языка на английский, осуществленного на машине ИБМ-701. Сообщение об этом событии было опубликовано в журнале Computers and Automation, 1954, № 2. А реферат этого сообщения, сделанный Д. Ю. Пановым, появился в РЖ ВИНИТИ "Математика", 1954, № 10: "Перевод с одного языка на другой при помощи машины: отчет о первом успешном испытании".

Это сообщение явилось толчком для начала работ по машинному переводу в СССР. Д. Ю. Панов, бывший тогда директором ВИНИТИ (в то время Института научной информации - ИНИ) привлек к работам по машинному переводу И. К. Бельскую, которая затем возглавила группу машинного перевода в ИТМ и ВТ АН СССР. Первый опыт перевода с английского языка на русский с помощью машины БЭСМ был получен уже к концу 1955 г. Программы для БЭСМ составляли Н. П. Трифонов и Л. Н. Королев, кандидатская диссертация которого была посвящена методам построения словарей для машинного перевода.

Другое направление работ возникло в Отделении прикладной математики Математического института АН СССР (ныне ИПМ им. М. В. Келдыша РАН) по инициативе А. А. Ляпунова. К работам по машинному переводу математических текстов с французского языка на русский он привлек О. С. Кулагину, аспирантку МИАН, своих учениц Т. Д. Вентцель и Н. Н. Рикко. С конца 1955 г. в этих работах принимала участие Т. Н. Молошная, которая затем приступила к самостоятельной работе над алгоритмом англо-русского перевода. А. А. Ляпунов и О. С. Кулагина свои представления об использовании вычислительных машин для перевода с одного языка на другой опубликовали в журнале "Природа",1955, № 8. Первые программы машинного перевода, разработанные этим коллективом, были реализованы на машине "Стрела".

Первое поколение систем машинного перевода базировалось на алгоритмах последовательного перевода "слово за словом", "фраза за фразой". Возможности таких систем определялись доступными размерами словарей, прямо зависящими от объема памяти компьютера. Перевод текста осуществлялся отдельными предложениями, смысловые связи между ними никак не учитывались. Такие системы называют системами прямого перевода. На смену им со временем пришли системы последующих поколений, в которых перевод от языка к языку осуществлялся на уровне синтаксических структур. В алгоритмах перевода использовался набор операций, позволяющий путем анализа переводимого предложения построить его синтаксическую структуру по правилам грамматики языка входного предложения (так же, как учат детей языку в средней школе), а затем преобразовать ее в синтаксическую структуру выходного предложения и синтезировать выходное предложение, подставляя нужные слова из словаря. Такие системы называются Т-системами (Т - от английского слова "transfer - преобразование").

Наиболее совершенным считается подход к построению систем машинного перевода на основе получения некоторого, независимого от языков, смыслового представления входного предложения путем его семантического анализа. Затем производится синтез выходного предложения по полученному смысловому представлению. Такие системы называют И-системами (И - от слова "интерлингва"). Считается, что следующие поколения систем машинного перевода будут относиться к классу И-систем.

Как большой ученый, которому свойственно видеть всю проблему в целом, А. А. Ляпунов с самого начала работ по машинному переводу говорил о переводе путем извлечения смысла переводимого текста и его представления на другом языке. Однако такая постановка проблемы перевода оказалась в то время преждевременной. Более того, она не решена в общем виде мировой информатикой и в настоящее время, несмотря на усилия, предпринимавшиеся Международной федерацией IFIP - мировым сообществом ученых в области обработки информации. Однако многие частные результаты, связанные с семантическим анализом текстов, были получены и опубликованы в трудах IFIP.

Первый опыт создания программ машинного перевода показал, что необходимо решать эти задачи постепенно и по частям.

Слишком много трудностей и неясностей было в том, как нужно формализовать и строить алгоритмы для работы с текстами, какие словари надо вводить в машину, какие лингвистические закономерности следует использовать при машинном переводе и каковы вообще эти закономерности.

Выяснилось, что традиционная лингвистика не располагает ни фактическим материалом, ни идеями и представлениями, нужными для построения систем машинного перевода, которые использовали бы смысл переводимого текста.

Традиционная лингвистика не могла дать исходные представления не только в части семантики, но и в части синтаксиса. Ни для одного языка в то время не существовало перечней синтаксических конструкций, не были изучены условия их сочетаемости и взаимозаменяемости, не были разработаны правила построения крупных единиц синтаксической структуры из более мелких. В сущности ни на один вопрос, поставленный в связи с построением систем машинного перевода, традиционная лингвистика в 50-х годах не могла дать ответа.

Потребность в создании теоретических основ машинного перевода привела к формированию нового направления в лингвистике, называемого структурной, прикладной, математической лингвистикой. Формирование этого направления в СССР относится ко второй половине 50-х годов. Ведущую роль в нем сыграли математики А. А. Ляпунов, В. А. Успенский, (ученик А. Н. Колмогорова), О. С. Кулагина, лингвисты В. Ю. Розенцвейг, П. С. Кузнецов, А. А. Реформатский, И. А. Мельчук, В. В. Иванов.

6 мая 1960 г. было принято Постановление Президиума АН СССР "О развитии структурных и математических методов исследования языка", во исполнение которого были созданы подразделения по структурной лингвистике в Институте языкознания, Институте русского языка АН СССР. В Постановлении Президиума АН СССР отмечалось, что "недостаточное развитие теоретических исследований в области структурных и математических методов в лингвистических учреждениях тормозит практически важные работы по теории и практике машинного перевода, построению информационных языков и информационных машин, логической семантике и другим приложениям языкознания, разрабатываемым в настоящее время в ряде технических и математических научно-исследовательских институтов". С 1960 г. началась подготовка кадров в области автоматической переработки текстов на филологическом факультете МГУ, в Ленинградском и Новосибирском университетах, МГПИИЯ. Под математической лингвистикой понималось изучение языка как абстрактной знаковой системы с целью построения теоретической основы машинного перевода и создания конкретных алгоритмов перевода. В таком понимании математическая лингвистика составляла часть семиотики - общей теории знаковых систем.

Задача аксиоматизации лингвистики была выдвинута одним из виднейших лингвистов московской школы П. С. Кузнецовым как задача формализации грамматики, восходящая к идеям выдающегося русского языковеда Ф. Ф. Фортунатова (1848-1914).

Исследованию формальной теории грамматик, была посвящена диссертация О. С. Кулагиной, выполненная под руководством А. А. Ляпунова.

Заметим, что в те же годы формальная теория грамматик развивалась в США в трудах Н. Хомского, ставших классическими для области искусственных языков, в частности языков программирования.

Двадцатилетие (1956-1976) один из основателей направления математик В. А. Успенский в своих воспоминаниях назвал "серебряным веком" структурной, прикладной и математической лингвистики в СССР (видимо, по аналогии с "серебряным веком" русской поэзии).

В 70-х годах разработку основ технологии машинного перевода продолжила группа специалистов в ВИНИТИ под руководством профессора Г. Г. Белоногова. В результате в 1993 г. была создана промышленная версия системы RETRANS фразеологического машинного перевода с русского языка на английский и обратно, которая применялась в министерствах обороны, путей сообщения, науки и технологий, а также во ВНТИЦ.

Практическое применение принципов смыслового анализа текстов потребовалось при создании систем машинного перевода с иероглифических языков (китайского, японского и др.). Вопросы создания таких систем были разработаны в диссертации В. М. Зелко в 80-х годах.

Первые коммерческие продукты машинного перевода, нашедшие практическое использование, появились в середине 80-х годов. Они были реализованы на персональных компьютерах и являлись системами прямого перевода, возможности которых базировались на огромных (по сравнению с первыми системами) словарях, а не на умении анализировать и синтезировать тексты.

Современные коммерческие продукты машинного перевода предлагают отечественные фирмы:


Случайные файлы

Файл
1095.doc
26967-1.rtf
17922-1.rtf
ref-19407.doc
93878.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.